Идея джихада потерпела поражение в Чечне

Актуальный вопрос4 комментария
Идея джихада потерпела поражение в Чечне

Молодежь Чеченской республики смогла противостоять раковым клеткам джихадизма.

Корреспондент «Блокнота» Роман Исаев побеседовал о терроризме, «Исламском государстве», мусульманах и Чечне с экспертом в области традиционного ислама, главным специалистом Министерства по национальной политике Чеченской Республики Джамбулатом Сардаловым.

- За последний год мир ужаснулся от количества и, главное, кровавого «качества» атак исламистов…

- Давайте сразу договоримся о терминах. Не исламистов, а хариджитов. К исламистам и исламу эти террористы никакого отношения не имеют. Хариджизм - это радикальное псевдорелигиозное течение, на основе искажений Ислама, создающее, фактически, свою идеологию. В переводе с арабского языка означает «выходящий (из религии - ислама)». Их часто путают с мусульманами - во-первых, радикалы сами именуют себя правоверными мусульманами, а во-вторых, потому что одеваются, следуя мусульманским традициям, и постоянно цитируют Коран.

- Получается, все боевики ИГИЛ, Аль-Каиды, Талибана – это хариджиты?

- Разумеется. Касаемо запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» мнение улемов (исламские ученые) разделились: одни считают их безбожниками, другие – заблудшими мусульманами, коих надо призывать к миру. Кстати, в Российской Федерации улемами было выдвинуто предложение, чтобы ИГ расшифровывалось не как «Исламское государство», а как «Иблисское государство». (Иблис – это самый главный черт в Исламе, аналог христианского Дьявола). Более того, 126 улемов подписали коллективное письмо в адрес так называемого халифа Абу Бакра аль-Багдади (лидер ИГИЛ), разоблачая его деятельность. Данное письмо следует считать фетвой (религиозным вердиктом) в их отношении.

- Написали улемы фетву – и что дальше? Какие последствия у того, что террористов назвали террористами?

- По следам той фетвы в прошлом году, как в странах Ближнего Востока, так и в РФ, проводились конференции общественно-политического и религиозного толка, на которые, кстати, приглашали и тех, кто склонен к радикализму.

- Для чего проводились эта конференции?

- Для того, чтобы координировать деятельность духовных лиц в информационной сфере с целью противодействия пропаганде радикалов. В частности, в Интернете созданы сотни групп, сообществ и личных аккаунтов для данной деятельности.

- Но Интернет ведь заполнен и другими группами. Те же ДАИШовцы пачками создают аккаунты и сообщества для вербовки сторонников.

- Да, проблема вербовки посредством социальных сетей всё еще актуальна. При этом надо отметить очень важную тенденцию - в исламской молодежной среде всё чаще и весьма заметно раздаются голоса против ИГ и его идеологии. Даже те, кто еще год назад грезил идеей джихада, понемногу начинают разочаровываться в этой террористической организации. Поэтому задача перед духовными лицами - вести диалог с теми, кто склонен к радикализму, но чьи радикальные идеи уже пошатнулись - их еще можно спасти для общества.

- Вы судите только по Чечне или по всему Северному Кавказу?

- В РФ проводится большая работа по противодействию идеологии экстремизма и радикализма. Особенно в Чечне, где принята отдельная Концепция духовно-нравственного воспитания. Уверяю, если бы не эта работа в ЧР, то многое еще пришлось бы сделать силовым структурам, чтобы обуздать ситуацию в республике и за её пределами. Изначально была сделана хирургическая операция по вырезанию боевиков из гор и лесов Чечни. Но одних только силовых методов недостаточно. Поэтому было необходимо именно духовное воспитание, пропаганда традиционного ислама в СМИ, в мечетях, в семье. Именно благодаря этим, уже более мягким методам, сейчас можно наблюдать спокойную, уравновешенную обстановку в Чеченской республике.

- Но ведь есть рядом Дагестан! А в Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии чуть не раз в неделю вводят режим КТО (контртеррористической операции, – прим. ред). Получается, что боевиков просто выдавили из Чечни в соседние республики?

- Не совсем так. Большую часть боевиков уничтожили физически. Но с ними по-другому было нельзя – только жестко. Дагестан... Нестабильность политической системы, клановость при формировании власти, разочарование молодежи в государственной политике и свойственный молодым неокрепшим умам максимализм, а вдобавок низкий уровень образования, как обычного, так и религиозного - всё это негативно сказывается на ситуации в соседней республике. С начала 90-х годов, надо признать, создался особый вид «религиозного хиппи» на Северном Кавказе, когда люди, не отягощенные тягой к наукам и труду, вдруг ударились в религию. При этом они пошли по пути наименьшего сопротивления, уделяя внимание не внутреннему духовному развитию, а только внешним атрибутам - бороды, камуфляж, армейские ботинки, автомат, а вместе с ними отрицание традиционных общественных ценностей, мораль превратилась в формальность, а законы гор соблюдаются только до тех пор, пока не вступают в противоречие с собственным «Я». Всё это не миновало и Дагестан, а время от времени всплески того самого «религиозного хиппи» проявляются и в КЧР, и КБР, и в Адыгее.

- В чем же отличие хариджидов, которые призывают к джихаду, и вырезанию «кафиров» (так в ИГ называют всех, кто не разделяет с ними религиозные взгляды, – прим. ред.), от настоящих мусульман?

- Радикалы отличаются от мусульман в первую очередь тем, что очень жестко трактуют основы религии - малейшее отклонение воспринимается ими как вероотступничество. Это дает им «моральное право» на наказание для «утративших веру». К примеру, совершение грехов возводится ими к категории неверия, опираясь на взятый формально смысл следующего хадиса: «Прелюбодей не совершает прелюбодеяния, будучи верующим, вор не ворует, будучи верующим, и не пьет опьяняющего, будучи верующим».

- Формально?

- Да. По мнению радикалов, совершая грех, человек лишается веры, а значит, он вероотступник, и с ним можно не церемониться.

- Это понятно, в чем еще искажения?

- Примером искажения религиозных законов является также склонность ИГИЛовцев к сожжению людей, массовые расстрелы и внесудебные казни. Они отрицают право правителя на власть, если он совершает малые грехи. Если в тропических лесах Латинской Америки бандами используются идеи Маркса, то на Ближнем Востоке – идеи равенства и мира под вывеской ислама. Только вот сами мусульмане бегут из этого «рая»!

- То есть самих мусульман не устраивают порядки, заведенные террористами?

- Конечно! Ведь хариджиты умело выстроили целую доктрину, в их понимании, «исламского порядка». По сути, взяв на пропагандистское вооружение абсолютно ритуальные символы и слоганы, радикалы осуществляют свой сатанинский план, основным принципом которого является постоянный джихад. И под джихадом они, конечно, понимают только вооруженный вид борьбы.

- Итогом которого должен стать Всемирный Халифат.

- Это их версия. Широко тиражируемая по всему миру. Но она не имеет ничего общего с принципами той религии, от имени которой они совершают бесчинства. Лидеры ИГ извращенно трактуют Коран, насаждая своим адептам идею, что достаточно избрать из среды террористов человека, дать ему присягу, и вперед - на строительство халифата! Это намеренное заблуждение, в которое вводят последователей лидеры Иблисского государства. Равно как и то, что террор, творимый ими, является общемусульманским.

- А он не является?

- Нет. К сожалению, мировые СМИ, в погоне за горячими новостями и заголовками, активно потворствуют радикалам, оказывая мусульманам «медвежью услугу». Они тем самым дают джихадистам попросту убойный аргумент в дискуссиях с мусульманами – «вот, почитай, я же говорил, они (кафиры) всех нас за людей не считают, все мы для них террористы и чем зря время тратить, лучше вести джихад и т.д». В Чечне это довольно рано поняли, поэтому лидеры духовенства обратились к президенту с просьбой поспособствовать искоренению в российских СМИ наименования «Исламское государство» в отношении ИГИЛ.

- А насколько искоренено всё это зло в Чечне? Может ли возродиться терроризм вновь?

- Вопрос сложный, но я всё же уверен -  религиозная ситуация 90-х и 00-х годов повториться в Чечне не может по ряду причин. Во-первых, молодежная среда более подкована в плане религиозного просвещения. Это уже не те юнцы, чье сознание методично обрабатывалось заезжими «спасителями душ». А во-вторых, идея джихада больше не популярна у молодежи. Сейчас в республике в почете спорт, здоровый образ жизни, крепкая семья – все те атрибуты здорового общества, которые попросту не впустят в себя раковые клетки джихадизма.

- Но всё может поменяться в одночасье?

- Нет, совсем не в одночасье. Только если системно и длительно ослабнет работа трех структур - духовенства, экономического блока и правоохранительных органов. Но я уверен, что этого не случится – никто в Чечне не хочет повторения тех страшных событий. И все понимают, что виной всему - одурманивание и одурачивание простых чеченцев заезжими хариджитами. Больше их на порог никто не пустит!

Комментировать
Эту новость прокомментировали 4 раз
Новое от пользователей
-->