Общественный договор как форма управления для новых кандидатов в губернаторы от Кремля: на примере Архангельской области

ОБЩЕСТВОПрокомментируйте новость
Общественный договор как форма управления для новых кандидатов в губернаторы от Кремля: на примере Архангельской области

Дискуссию о том, прислушается ли Кремль к региональным группам влияния накануне выборов губернаторов, комментирует политолог.

Комментарий политолога Ильи Паймушкина

На очередном семинаре для вице-губернаторов по внутренней политике первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко подвел итоги выполнения KPI (ключевых показателей эффективности) внутриполитическими блоками регионов. Обсуждались на нем и результаты прошедших выборов, на которых ставились определенные задачи по количеству набранных голосов за кандидатов в губернаторы, партию «Единая Россия» в законодательные и представительные органы власти, а также явка избирателей. На мероприятии были приведены примеры удачных управленческих и выборных кейсов, которые использовались в кампаниях, прошедших 8 сентября этого года и рассказали о стратегических задачах на выборах 2020 года.

Возникшую вокруг это события дискуссию специально для «Блокнота» прокомментировал политолог Илья Паймушкин, руководитель агентства «Социальные коммуникации»:

«Недавно, в одной из публикаций, между ведущими политологами (Константин Калачев, Аббас Галлямов, Евгений Минченко, Дмитрий Журавлев, Дмитрий Фетисов) развернулась дискуссия о том, прислушается ли Кремль к региональным группам влияния в преддверии губернаторских выборов или, невзирая на специфику территорий, будет рекомендовать тех кандидатов, кого посчитает нужным.

В этой связи возникает вопрос, а что может (или должен) предложить кандидат Кремля жителям субъекта, в котором не приемлют варяга в принципе? Как выстроить работу в проблемном регионе, на кого опереться, какую форму взаимодействия с людьми выбрать, если градус недоверия к власти очень высок? Предлагаю более подробно рассмотреть вариант использования такого инструмента как общественный договор, который наверняка будет актуален для некоторых российских территорий в преддверии единого дня голосования 2020 года.

Умение договариваться – это необходимая основа любых общественных отношений. Чтобы комфортно сосуществовать, в один момент люди научились не применять принцип «дубинкой по голове и в пещеру», а  освоили схему «я тебе фрукт, ты мне вон тот красивый камень». Иными словами, необходимость договариваться возникла в человеческом обществе тогда, когда у людей появились личные интересы. Общественный договор на территории Архангельской области всегда был несколько иным. В период крепостного права поморы были свободными людьми. В их хозяйственную деятельность никто не вмешивался. Но и рубежи на севере страны были прикрыты крепкими русскими викингами.

В эпоху освоения Арктики, геологической разведки русского Севера и всесоюзной лесопилки, честные советские граждане получали преференции за жизнь в непосредственной близости к полярному кругу – льготами, квадратными метрами, путёвками к морю.  В эпоху стабильности, на ту самую стабильность и «северные» жители Архангельской области меняли лес, алмазы и свое трудовое время на оборонных предприятиях. И даже уровень социально-бытовой инфраструктуры, космический ценник на жилье и жизнь в транспортном тупике не тревожила жителей региона. Они соблюдали условия договора. Не мешали выборам, чтобы те проходили «как нужно», принимали назначенных губернаторов, трудились и ездили в Турцию.

Но договор, как мы помним, тесно связан с наличием личных интересов. Спокойные жители Севера сохраняли свой нейтралитет и индифферентную позицию ровно до того момента, пока государство не пересекло личные границы своих граждан. Условия соглашения стали казаться не очень выгодными уже в конце 2014 года, когда на общенациональном уровне случилась проблема и рубль, как в песенке Касты «упал ровно на рубль».

Следом государство закрыло туристические вылеты в Турцию и предложило россиянам Крым. Что для северян, ждущих отпуска как манны небесной, стало совсем печальной новостью. Рост цен на бензин и вот – десяток яиц  на прилавках архангельских магазинов смотрел на потребителя жирным ценником в 100 рублей, чиновники пожимали плечами и говорили – логистика…  Пенсионная реформа вбила очередной клин в договор между северянами и властью. Люди, которые уже потирали руки и думали, как в обозримом будущем продадут свою квартиру, соберут чемоданы и окопаются где-нибудь поюжнее, вдруг выяснили, что государство решило отложить их планы на будущее свои волевым «надо». Государство последовательно заглянуло в кошелек, в загранпаспорт, а потом отобрало пенсионное удостоверение, которое гражданин уже практически в руках держал. Недовольство росло. Региональная власть уже тогда доказала полную неспособность выдерживать государственную линию и сеять в массы правильную риторику. На карманном губернаторском ТВ выпускались сюжеты о том, как пожилым северянам не сидится дома на пенсии, как они осваивают новые профессии, и чуть ли не бороздят просторы вселенной.  Между тем оппоненты из партии с красными флагами, активно высказывались и общались с народом о том, какой будет жизнь после пенсионной реформы. Ни о чем не договорились, но заработали чуть больше мандатов в городской думе и областном собрании депутатов.

А тут и Шиес подоспел. У региональной власти не было места для маневров, это был последний рубеж в зоне личного комфорта северян. Строительный забор на железнодорожной станции в поморской тайге стал некой отметкой. Власть нарушила договор. Не повсеместно, разделив издержки на всех жителей страны, а локально, на своей территории, обрушив последствия на население Архангельской области. Мысль о вагонах с московским мусором, вероятно, сработала как триггер памяти поколений. Поморы встрепенулись и разом припомнили региональным чиновникам за все - за мусор, за дороги, за ЖКХ и низкое качество медицины.

Спокойные люди вдруг вышли на улицы по всей области. И сначала предложили поговорить, обсудить ситуацию и изменившиеся условия сосуществования. Однако, региональное правительство и губернатор от переговоров отказались, чем окончательно исчерпали кредит доверия.

Отсутствие дипломатических навыков в работе с населением для главы региона – большая проблема. Старое подобие договора окончательно себя исчерпало. Новых условий людям никто не предложил, что привело к тому, что за условный стол переговоров с человеком, к чьему имени вместо фамилии уже на автомате добавляют «мусорный», никто не собирался садиться. Тут, к слову речь идет не только об электорате, чье терпение иссякло, а гражданская позиция стала слишком активной и превысила максимально-допустимую концентрацию. Договороспособность главы региона взволновала региональные политические элиты и держателей активов и капиталов. Прогнозировать стабильное будущее и прибыли сложно, если под руководителем регионального органа исполнительной власти пошатывается креслице. Какие тут могут быть инвестиции и рабочие места…

Финальный аккорд в разрыве общественной связи между населением и властью в регионе – отмена «северных». Так называемая «регуляторная гильотина» вот-вот обрушится на шею Игоря Орлова. В сентябре 2019 года Дмитрий Медведев  поручил Минюсту РФ в срок до 15 ноября 2019 года подготовить проект постановления Правительства РФ о прекращении действия нескольких тысяч правовых актов СССР и РСФСР с 1 февраля 2020 года. Среди них нормативные документы, которые касаются централизованного установления обязательных для применения работодателями всех форм собственности районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате за работу в местностях с особыми климатическими условиями. Речь идет  о постановлении Совета Министров СССР от 10.11.1967г. №1032; от 09.01.1986г.; №53 Постановления Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 20.11.1967г. №512/П-28; от 04.09.1964г. №380/П-18; от 04.05.1971г. №174/13; и другие. В современном российском законодательстве не предусмотрены нормативные документы, которые бы  регламентировали районные коэффициенты. В Архангельской области  районный «северный» коэффициент – 1,7. 

Имея такое «Дано», возникает резонный вопрос: «А что дальше?»… Каким может быть выход и сложившейся ситуации?  На фоне таких перемен  в регионе необходим  новый лидер, который сможет выстроить отношения с населением заново, заключить новый общественный договор. Насущную необходимость такого договора  сейчас активно осуждают в Архангельской области. 

«Основой отношений между властью и населением может стать общественный договор. Есть интересы государственные, есть областные, есть интересы конкретных людей. Их и нужно прописать в договоре, чтобы общество следило за их неукоснительным исполнением. Договор общества и власти – спасение для Архангельской области», - считает бывший вице-губернатор Поморья  Юрий Шевелев.

В таких обстоятельствах, у руля региона должен оказаться человек, чей авторитет устроит как широкие народные массы, так и Кремль. В этом личный интерес граждан и государства, и в частности Президента, сходятся. Во главе проблемной области должен встать кто-то, кто сможет встроиться в реализацию федеральной повестки так, чтобы конструктивно погасить поднятую предшественником волну народного негодования. Для этого кандидат на губернаторский пост должен быть профессиональным и способным на некоторые авансы по новому общественному договору, чтобы получить кредит доверия населения, которое уже не готово договариваться в обмен на «цветные бусы» и обещания. Теперь оно требует гарантий.  Прежде всего, гарантий того, что проблемы будут решаться, а не создаваться на пустом месте под видом сомнительных инвестиций. Инвестиции Архангельской области нужны реальные, как в экономическом контексте, так и в кадровом», - считает политолог Илья Паймушкин, руководитель агентства «Социальные коммуникации».

Фото Сергея Кириенко - Дмитрий Азаров (Коммерсант). Текст: Илья Паймушкин

Комментировать
Эту новость прокомментировали 0 раз
Новое от пользователей