Возвращение Крыма в состав России изменило жизнь особых детей

Актуальный вопрос2 комментария
Возвращение Крыма в состав России изменило жизнь особых детей

Украинская власть финансировала такие учреждения по остаточному принципу, рассказала Светлана Лобачева - директор единственной школы в Симферополе, работающей с аутистами.

Широкую огласку получили рассказы звездных родителей, воспитывающих особых детей. Анна Нетребко, Лолита Милявская, Федор Бондарчук, Константин Меладзе, Эвелина Бледанс, Сильвестр Сталлоне… Особый ребенок может родиться в каждой семье.

Два года, как Крым вернулся в родную гавань. Позитивные изменения коснулись и семей с особыми детьми. Что удалось сохранить из советской системы работы с особенными детьми и какие вопросы еще предстоит решить Крыму уже вместе с Россией. Об этом мы побеседовали с директором симферопольской специальной (коррекционной) общеобразовательной школы для детей с ограниченными возможностями здоровья «Злагода» Светланой Лобачевой.

- Светлана Викторовна, сколько специальных школ в Симферополе?

- Три, каждая имеет свое направление. «Злагода» занимается детишками с задержкой психического развития, умственной отсталостью, в том числе детьми-аутистами, детьми с синдромом Дауна. Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа № 16 - это школа, где преодолевается задержка речевого развития. И учебно-реабилитационный центр «Надежда», который работает с детками с диагнозом ДЦП.

- Читали, что у Вашей школы большая история. Расскажите, как всё начиналось.

- Здание нашей школы постройки еще до 1917 года. В архиве не сохранилось никаких справок об истории постройки, все сведения мы собирали со слов старожилов. Первоначально в этом здании были открыты татарские классы – школа находится в старом городе, в татарском районе. Какие-то время в здании размещался библиотечный техникум. И в 1949 году были открыты первые два класса для умственно отсталых детей. Этот год мы и считаем годом рождения нашей школы. Я пришла работать в «Злагоду» в 1981 году. Помню еще, когда здесь было печное отопление. Во время уроков ходили кочегары и подкидывали дрова в топку. Не было канализации, воды, рушились стены. Специальные школы на Украине финансировались по остаточному принципу. К счастью, после возвращения Крыма в Россию в нашу школу пошли вложения.

- Сколько детей обучается сегодня в «Злагоде»? Какой у Вас коллектив?

- Изначально наша школа рассчитана на 360 детей. Контингент обучающихся школы стал намного сложнее. Кроме основного диагноза – умственная отсталость и задержка психического развития - дети страдают эпилепсией, ДЦП, синдромом Дауна, РДА (ранним детским аутизмом). Необходимо создавать классы «особый ребенок», в которых допускается обучение пяти детей со сложными диагнозами. Для этого нужны дополнительные помещения. Сейчас у нас обучаются 219 детей. Из них 110 – глубокие инвалиды. Еще 80 детишек находятся на надомном обучении. К счастью, у нас прекрасный коллектив, 64 педагога – воспитатели, учителя, логопеды, психологи, социальные педагоги. С большой радостью отмечу, что в нашей команде немало молодых специалистов (более 10%).

Нам катастрофически не хватает помещений, ведь требуются не только классы, но и игровые, тренажерный зал, релаксационные комнаты. В этом году мы будем вынуждены расформировать 6 класс и отправить ребят в обычные школы, иначе бы «Злагода» не смогла набрать «нулевку».

крым2

- Много говорится об инклюзивном обучении. Какова Ваша позиция по этому вопросу?

-  Я отношусь к этому процессу с осторожностью. Одно дело, когда у ребенка плохо со слухом, понижено зрение. Он довольно быстро адаптируется в коллективе. Другое дело, когда речь идет о ребенке с умственной отсталостью. Наше общество пока еще не готово принять этих ребят такими, какие они есть.

Сейчас в «Злагоде» учится замечательный мальчик Миша с синдромом Дауна. Он два года проучился (просидел) в общеобразовательной школе. Мама и директор школы были в восторге. Приятно же думать, что сумели освоить такую модную инклюзию. А в результате Миша стал агрессивным со сверстниками – просто из чувства самозащиты.

И отношение одноклассников – это только вершина айсберга. Следующий вопрос – учителя и воспитатели в детских садах и в общеобразовательных школах. Они банально не понимают, как общаться с такими детьми и тем более обучать их. А знаете ли вы, что количество детей с РДА сегодня растет в геометрической прогрессии? Уже сейчас нам понятно, что в следующем, 2016/17 учебном году, детей с таким диагнозом будет обучаться и социализироваться в школе больше 40.

- Могли бы Вы объяснить, какой он – ребенок-аутист?

- Назову вам сначала несколько имен. Альберт Эйнштейн, Дмитрий Иванович Менделеев, Билл Гейтс - все они официально являются аутистами. Да и Стив Джобс. Посмотрите, каких высот достигли эти люди и сколько всего сделали для своих стран и для человечества. Дети-аутисты – это ребята, которые по-другому воспринимают мир. Обычно они не разговаривают, не могут высказать, что хотят. Не потому, что они не могут, а потому, что боятся. Педагоги школы «Злагода» для каждого ребенка с РДА пишут индивидуальную программу. Единая система этим детям ни в коем случае не подходит. С таким ребенком можно в течение года только устанавливать контакт. А что тогда делать со школьной программой, что писать учителю в журналах? Вселяет надежду, что сейчас мы переходим на российские стандарты, будет больше пространства для маневра.

Не буду скрывать, но «Злагода» – единственная школа в Симферополе, которая не боится работать с аутистами. Наши специалисты в течение двух десятков лет оттачивали методики, искали наилучшие подходы через практические навыки. Понимаете, для родителей аутистов самое главное – социализировать ребенка. Чтобы он умел налить из чайника воды и отрезать кусок хлеба. Мы с огромным восторгом познакомились с опытом школы № 25 в Санкт-Петербурге. В ее базе имеются учебные макеты кухонь, спален, магазинов. Ребенок учится жить в нашем мире. Надеемся, что когда-нибудь и в Симферополе будет такая необходимая база.

- Каким образом еще можно было бы помочь в социализации Ваших учеников?

- Расскажу на примере. 4 марта в нашей школе открылась выставка крымской художницы Ольги Морозовой «Краски Тавриды». Она проходит в рамках мероприятий празднования второй годовщины воссоединения Крыма  с Россией, лозунг которой: «Мы строим мосты». В организации выставки нам помог депутат Государственной думы ФС РФ, председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Михайлович Миронов. Для нас очень ценно, что он искренне любит Крым и уделяет внимание вопросам развития особенных детей, готов поддерживать наши инициативы на законодательном уровне, наконец, сделал нашим детям такой подарок – знакомство с Ольгой Морозовой и ее творчеством. Ольга стала почетным гостем праздничного концерта, который наши ученики подготовили к 8 Марта. Нашим ребятам было очень приятно показывать свои номера гостье и получить поддержку, увидеть в ней пример для подражания. Ольга, несмотря на травму, доказала, что когда есть желание, возможности человека безграничны.

Еще один позитивный пример – это муниципальный фестиваль «Шаг навстречу». Ребята целый год готовят к нему номера и показывают их сверстникам в обычных школах. Подобные мероприятия включают особенных детей в общество и очень нам нужны.

- Какая жизнь сегодня ожидает выпускников «Злагоды»?

- Трудная. Система трудоустройства таких людей, созданная в СССР,  обеспечивала им рабочие места, давала жилье, реабилитационные программы. Люди жили, как все, женились, были счастливы. Сейчас после выпуска молодые люди вынуждены находиться дома под присмотром родителей. Более сохранные в интеллектуальном плане выпускники смогут продолжить обучение в училищах, но трудоустроиться - вряд ли. Старшеклассники овладевают профессией столяра и швеи, но найти работу по окончании школы ребенку с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья) практически невозможно.

Есть ли выход? Да. Мы могли бы и очень хотим открыть в «Злагоде» 10, 11, 12 классы, но наших помещений для этого уже недостаточно. Мечтаем, чтобы наша школа была связана с ВПУ, и мы создали бы классы профильного обучения – на уровне 1-2 курсов профессионального училища. Дети, не испытывая стресса, смогли бы приобрести профессию, устроиться на работу или пойти учиться дальше. Сами понимаете, для этого нужны и дополнительные помещения, и улучшение материально-технической базы (современные станки и швейные машины), и дополнительное финансирование.

- Какая еще дальнейшая помощь могла бы потребоваться семьям с такими детьми?

- Симферополю крайне необходимы специальные Центры, куда родители могли бы привести своего особого ребенка и оставить его на несколько часов для того, чтобы просто отдохнуть вдвоем. Не все родственники могут найти общий язык с таким ребенком, помочь молодой семье. Подобные центры уже есть в России, поэтому надеемся, что откроются они и в Крыму. Эта чисто человеческая поддержка очень помогла бы нашим мамам и папам растить и воспитывать особого ребенка.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 2 раз
Новое от пользователей