Судья может лишиться мантии в исключительных обстоятельствах

РЕГИОНЫ36 комментариев
Судья может лишиться мантии в исключительных обстоятельствах

Весной в «Российской газете» было опубликовано постановление Пленума Верховного суда России «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей».

В нем прописаны критерии для увольнения судей.

Понятно, что вопрос этот крайне деликатный. Тем не менее, мы попросили нашего постоянного эксперта Романа Савичева, возглавляющего одно из крупнейших в стране «Юридическое агентство «СРВ» (в рейтинге «Право.ru-300» занимает верхние позиции по целому ряду номинаций), рассказать о тех подходах, которых придерживается высшая инстанция. То, как работает Фемида, всегда интересно обывателям.

– Начну с того, что в основе работы судьи лежит чувство независимости. Только при этом условии может вершиться справедливое правосудие, – подчеркивает Роман Савичев. – Потому процедура наказания судей не может быть аналогичной правилам других профессий. Но вместе с тем, какие-то рамки необходимы, чтобы ни в коем случае не допустить вседозволенности.

savichev

Необходимость новых разъяснений и отмены предыдущего постановления «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности», принятого 31 мая 2007 года, назрела в связи с изменениями законодательства. И как можно прочитать в федеральной прессе, судейское сообщество в целом считает, что новый документ пополнился важными уточнениями, отвечает на многие вопросы, возникающие при рассмотрении дисциплинарных споров, и станет своего рода предостережением от совершения опрометчивых поступков.

Новое постановление пленума разъясняет, что подразумевается под «дисциплинарным проступком» судьи, каковы основания для наложения дисциплинарных взысканий и сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, а также расписаны возможности и процедура обжалования взыскания.

За совершение дисциплинарного проступка на судью может быть наложено взыскание в виде замечания, предупреждения или досрочного прекращения полномочий. Понятно, что замечание представляет собой реакцию на малозначительные огрехи, предупреждение выносится при более серьезных обстоятельствах: когда квалификационная коллегия решает, что ограничиться замечанием невозможно или если судья подвергался дисциплинарному взысканию меньше, чем за год до совершения нового проступка. Лишение мантии – это, конечно, крайний случай, когда налицо грубые нарушения.

В постановлении пленума Верховного суда России указано, что уволить судью можно только при исключительных обстоятельствах. Доказывать их исключительность – прерогатива квалификационной коллегии. Причем она должна учесть и проанализировать все моменты, включая характер проступка, личность самого судьи и даже обстоятельства его семейной жизни. Изначально предполагается, что статус судьи ставит человека в жесткие рамки – он должен образцово вести себя не только при исполнении служебных обязанностей, но и в нерабочее время. Соответственно, даже попадание в бытовые неурядицы может сыграть против судьи, ведь это бросает тень и на него, и на суд в целом. В частности, судей увольняли за фривольные фотографии в социальных сетях.

При этом, отдельно подчеркну, отмена того или иного судейского вердикта вышестоящей инстанцией не может стать поводом для наказания судьи или влиять на мнение квалификационной коллегии. Это совершенно рабочий момент: как правило, ошибки случаются из-за неверной оценки доказательств по делу или неправильного применения норм права. И в постановлении пленума говорится, что «судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта».

Ведь неверная, по мнению вышестоящей инстанции, трактовка тех или иных норм отнюдь не свидетельствует о недобросовестности судьи. Это только повод для него поработать над повышением профессиональной квалификации. К тому же, судейскому корпусу приходится нередко разбираться в жизненных ситуациях, по которым судебная практика еще не наработана, а значит – возможно разное толкование норм. Судья не должен ставить перед собой задачу угадать позицию вышестоящей инстанции, а не судить так, как считает нужным по совести и закону.

Как поясняет пленум, наказать судью за принятое решение можно только в том случае, если вступившим в законную силу приговором суда будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта.

Кстати, тема поведения судей звучит также в одном из обзоров судебной практики, опубликованных в этом году. Там на конкретном примере показано, что под запретом – внепроцессуальное общение судьи. Нарушение этого табу стоило должности некоему судье из Калмыкии. Он был уличен в неформальных контактах с подсудимым, обвинявшимся в растрате. Квалификационная коллегия судей поставила судье в вину, что он не взял самоотвод и не сообщил о регулярном общении с подсудимым, который в итоге был оправдан. Как объяснял сам судья, подсудимый был врачом, а судье и его престарелой матери понадобилась медицинская помощь. Такое поведение, говорится в обзоре, «свидетельствует о явном пренебрежении судьей Т. нормами Кодекса судейской этики, умаляет авторитет судебной власти в целом, формирует в обществе негативное отношение к судебной системе, вызывает сомнения в его объективности, беспристрастности и справедливости». К слову, позже приговор медику был отменен, и его осудили.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 36 раз