Адвокаты-пиарщики и адвокаты-защитники: дело Ефремова вскрыло разницу между юристами

ОБЩЕСТВО8 комментариев
Адвокаты-пиарщики и адвокаты-защитники: дело Ефремова вскрыло разницу между юристами

Многие отказались защищать скандального актера , но немало нашлось и тех, кто напротив чрезвычайно заинтересовался его делом.

Уголовное дело против знаменитого российского актера Михаила Ефремова стало прецедентом для адвокатского сообщества: впервые десятки адвокатов в солидарном порыве отказались защищать публичную персону. Как оказалось, далеко не каждый готов пойти на сделку с совестью несмотря на возможность развития в медийном пространстве и серьезный гонорар.

Одним из тех, кто публично заявил об отказе защищать артиста, стал адвокат Александр Добровинский, известный по судебным делам с участием VIP-персон. В комментариях СМИ он объяснил свое решение тем, что знает как выиграть процесс. «Есть виды дел, за которые я никогда не берусь по каким-то причинам, связанным с моими мироощущениями <…≥ Сегодня к ним прибавилось еще одно дело», — подчеркнул он в интервью телеканалу RTVi, после чего стало известно, что Добровинский будет представлять семью погибшего в ДТП Сергея Захарова. Это, по его мнению, будет пользой для общества и поможет людям вынести урок, что «вождение в нетрезвом виде может привести к большой трагедии».

Михаил Ефремов

Между тем, судя по публикациям в телеграм-каналах как коллег Добровинского, так и других медийных персон, многие скептично отнеслись к данной инициативе. «Пошли игры вокруг дела… С участием СМИ, скандальных адвокатов, прокуратуры. Горячо будет», — заметил общественный деятель Кирилл Шулика.

Представитель Агентства стратегических коммуникаций Иван Макаров, работавший над пиар-продвижением юристов, полагает, что погоня за хайпом для большинства адвокатов заканчивается плохо. «Юристы-скандалисты получают таких же клиентов-скандалистов, которые потом борются с адвокатом и со всем миром», — полагает Макаров — и с ним нельзя не согласиться.

Таких юристов и адвокатов на просторах социальных сетей, разворотах глянцевых журналов и телевидении становится все больше. Эти люди активно раздают интервью и пишут колонки, в которых рассказывают о неких клиентах, а также делятся секретами своего успеха — в то время, как найти хотя бы несколько процессов с участием «профессионалов» дается с большим трудом. 

Профессиональный юрист Сергей Почтарев подчеркивает, что пиар важен в работе адвоката и является частью стратегии защиты. Вместе с тем Постарев полагает, что пиар «не должен превращаться в самопиар» ради личных интересов и выгоды защитника. В качестве примера он упоминает практику, когда адвокаты обнародуют в прессе детали дела ради упоминаний собственного имени — и в результате наносят вред процессу. 

Один из известных примеров адвоката-пиарщика — Сергей Жорин, представлявший интересы певицы Лолиты, продюсера Бари Алибасова и многих других «звезд». Сразу после резонансного ДТП с участием Михаила Ефремова и не будучи в статусе адвоката артиста он стал раздавать комментарии, в которых рассказывал, какую тактику могут избрать защитники виновника аварии. 

Бари Алибасов

Еще один известный адвокат-пиарщик — Екатерина Духина, супруга одного из партнеров агентства «Прогресс», занимавшегося пиар-сопровождением опального акционера банка «Югра» Алексея Хотина. Духина — частый гость телепередач на федеральных каналах и частая героиня рубрики журнала GQ в рубрике «Успех». В Instagram у «адвоката с богатым внутренним миром» числятся 130 000 подписчиков: вероятно, благодаря этому она стала победителем премии «GQ Кодекс» в номинации «Постфактум» как самый активный юрист в соцмедиа.

Впервые в медийном пространстве Духина появилась в 2008 году, когда выступала адвокатом Федеральной таможенной службы РФ в споре с Bank of New York из-за $22,5 млрд: власти подозревали сотрудников иностранного банка в отмывании денежных средств российского происхождения. В течение последующих 10 лет юрист появлялась в деле IKEA против сельхозпредприятия «Химки» вокруг 20 гектаров земли в Подмосковье и упоминалась в СМИ в контексте скандала с российским подразделением Deutcshe Bank, когда его сотрудника Тима Уисвелла обвинили в причастности к проведению так называемых «зеркальных сделок» с ценными бумагами банка. Сумма «отмытых» таким образом денежных средств оценивалась в $6 млрд. От имени Уисвелла Духина раздавала комментарии в российских и зарубежных СМИ. Bloomberg писал, что Уисвеллу тогда не предъявили обвинение, но  с работы все-таки уволили. Духина добивалась его восстановления в должности, история закончилась тем, что в 2016 году производство по делу прекратилось из-за отказа клиента от исковых требований. 

Направление деятельности юриста резко сменилось после того, как ее приняли в члены Адвокатской палаты Москвы в 2017-м году — и тогда новоиспеченный адвокат занялась бракоразводными процессами. 

«Когда ко мне приходит пара за урегулированием своих брачных отношений при разводе, я стараюсь им помочь сделать это мирным путем, — рассказывала она Youtube-каналу Forbes Agenda. — Я вообще не очень люблю доводить дела до суда. когда речь идет о двух разумных людей — и тогда эти люди остаются друзьями и затем каждый из них приходит ко мне уже за помощью в своих бизнес-проектах… ну, или в других семейных. В случае, если кто-то с кем-то поссорился в результате оказания юридических услуг некачественного характера, это выходит в зону цифрового пространства». 

Однако статистика дел, которые ведет Духина, как и предыдущих случаях, выглядит скромной: за последние два года в кейсе адвоката насчитываются лишь два бракоразводных процесса: один из них касается раздела ипотечной квартиры, нажитой в браке, второй относится к банкиру Сергею Гришину и Анны Федосеевой. 

Учитывая, что речь идет о банальном разводе супругов, вокруг дела было огромное количество публикаций в СМИ. 

Возможно, агрессивное продвижение адвоката Духиной и постоянные атаки на противников ее клиентов в массмедиа объясняется тем, что муж медийного адвоката Анатолий Верещагин является управляющим партнером агентства PROGRESS. На PROGRESS говорится, что фирма занимается «антикризисными» PR-технологиями. И это правда: так, например, недавно Верещагин выступал представителем отправленного под домашний арест банкира Алексея Хотина, которого обвиняют в хищении 7,5 млрд рублей. 

Еще одним «антикризисным» кейсом Верещагина является громкий скандал компании IKEA с сельхозпредприятием «Химки». Компания PROGRESS занималась публичным сопровождением IKEA в данном конфликте, а жена Верещагина адвокат Духина представляла интересы этой же компании в судах.  

Еще один пример адвоката-пиарщика: Рубен Маркарьян, чье имя с рядом весомо звучащих титулов регулярно встречается в СМИ. Попытки отыскать статистику дел Маркарьяна приводят к очень скромным результатам: вел 13 дел, выиграв 7 из них, в трех случаях проиграл, исход еще трех дел неизвестен. В различных телевизионных шоу вроде «Суда присяжных» Маркарьяна можно увидеть гораздо чаще, чем в настоящем суде, а возможности попасть на страницы газет он не упускает никогда. Совсем недавно Маркарьян на своем портале «Закония» призывал вызывать полицию при виде каждого, кто может быть нарушителем режима карантинной самоизоляции.

«Не исключено, что полиция приедет, а «гуляки» уже разойдутся. Ничего страшного. Ответственность по статье УК 306 «Ложный донос» вам не грозит, поскольку речь, во-первых, идет о правонарушении, а не о преступлении. А во-вторых, у вас не было умысла», -- успокаивает он «доносчиков».  Призыв к и без того нервозным из-за карантина согражданам стучать на первых встречных на фоне волны необоснованных штрафов выглядит скорее попыткой обратить на себя внимание, чем борьбой за законность.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 8 раз