Роман Железнов: «Ни об одном из убитых БОРНом не скорблю»

Интервью10 комментариев
Роман Железнов:

Зухель, один из лидеров русских ультраправых, в отношении которого возбуждено дело по статье «Наемничество», рассказал о войне на Украине, работе с националистами в России и «сотрудничестве» с главарем группировки БОРН Горячевым.

Бывший член крайнеправой организации «Реструкт» Роман Железнов, известный как «Зухель», находится за пределами России. В июне прошлого года он попросил политическое убежище на Украине. До этого глава «Реструкта» Максим Марцинкевич, ныне находящийся в заключении по ряду громких дел, исключил Железнова из организации. Произошло это после того, как «Зухель» с группой единомышленников продемонстрировал флаг «Организации украинских националистов» на шествии 1 мая 2014 в Москве. Впоследствии СК РФ возбудил против Железнова уголовное дело по статье «Наемничество» УК РФ за публичную поддержку добровольческого полка украинской милиции «Азов», воюющего на Донбассе.

На Украине Железнов стал одним из координаторов движения «Misanthropic Division», адепты которого позиционируют себя как «белые расисты и национал-социалисты». Некоторые считают этот проект близким к российским ультраправым из группировки «Wotan Jugend». Русское отделение «мизантропов» взяло на себя ряд проукраинских акций, в частности, в декабре 2014 года в Новосибирске. Четыре их активиста находятся под следствием по обвинению в вандализме и экстремизме. Сайт «Misanthropic Division» заблокирован Роскомнадзором.

Еще «Зухель» признает, что предоставлял лидеру «Русского образа» Илье Горячеву информацию на антифашистов, впоследствии убитых «Боевой организацией русских националистов».

– Следственный комитет России обвиняет тебя в «наемничестве». Нет желания оспорить это в российском суде?

– Если только заочно. В Россию в обозримом будущем возвращаться не собираюсь: зимой я был заочно арестован Басманным судом Москвы. Своей поддержкой украинской стороны в войне я не преследую никаких корыстных целей, как это предполагает состав преступления, которое мне инкриминируют. Дело считаю сфабрикованным, преследование – политическим. Наблюдая, как судебная система становится инструментом расправы с оппозицией, я не тешу себя наивной надеждой на адекватность и справедливость процесса.

– Какие русские националистические силы поддерживают Украину и твою позицию?

– Если не брать в расчет откровенных маргиналов, то мало кто рискнул оказать публичную поддержку. Разве что среди национал-социалистов, которые почти синхронно озвучили свою солидарность с Майданом, практически нет симпатизирующих «вате». Хотя для солидарности, надо признать, уровень энтузиазма, который подняла та революция, нынче заметно спал. Все ждут чего-то, но сами не понимают – чего. Свою бездеятельность они мотивируют тем, что боятся фальшстарта. Многие публичные националисты боятся этой темы и всячески ее избегают,  или заявляют принципиальный нейтралитет, как, например, движение «Русские» Дмитрия Демушкина.

Меня поддерживают и словом, и делом очень многие люди, с большинством из которых я даже не был знаком, живя на Родине. Конечно, во избежание репрессий по отношению к ним, я не буду уточнять имен, лишь замечу, что в большинстве своем это молодежь радикальных взглядов, не состоящая в каких-либо партиях или организациях.

6-Z7VWR4FH4

–  Какой тип националистов за Новороссию?

– Самые разные круги: монархисты, национал-демократы, национал-большевики, некоторые персонажи из языческих тусовок. Из музыкантов: «Outlaw Heroes Standing», «Моя Дерзкая Правда», «Русский Стяг» (прим. автора. - одни из самых популярных групп на националистической сцене). На самом деле их не так много. А вот «правых» из фанатских движений банально купили.

– А создание в России сети движения «Антимайдан»? Некоторые националисты влились в него. Как оценишь потенциал проекта?

– Это стопроцентно искусственное образование, как: «Идущие вместе», «Наши», «Сеть» и прочие псевдопатриотические секты, что существуют ровно столько, сколько позволяет бюджет структур, их породивших.

– Ультраправое движение в кризисе из-за отсутствия единства по вопросу территориальной целостности Украины?

– Националистическое движение в России никогда не было единым, и разные его ветви всегда, с разной степенью интенсивности, конфликтовали. Сейчас одни других и вовсе не признают.

Если брать именно тех, кого принято называть «ультраправыми», то, в первую очередь, надо заметить, что в последний год были проведены масштабные полицейские зачистки нелояльных Кремлю националистов. Обыски у оргкомитета «Русского Марша», арест одного из лидеров «Русских» Александра Белова, куча уголовных дел и абсурдных запретов под предлогом борьбы с экстремизмом: фактически, борьба с инакомыслием. Нынче для властей националисты – первый враг, авангард «пятой колонны».

Самое интересное: они даже особо не дифференцируют – кто «за» и кто «против» (прим. автора - ДНР и ЛНР). Спецслужбы поэтапно нейтрализуют всех. Активизм, соответственно, тоже. Кризис очевиден.

–  Однако говорят, что из-за Донецкой войны националисты получили карт-бланш,  ведь  их тезисы нынче открыто звучат в государственных масс-медиа.

– Категорически не согласен. В националистической риторике всегда делался акцент на внутренние проблемы: вымирание коренного населения, агрессия мигрантов. Никто никогда не считал украинцев врагами. Шовинистический «Русский мир», за который они агитируют, не тождественен «Россия для русских».

– У тебя есть прогноз, кто будет «рулить» русскими ультраправыми после замораживания войны на востоке Украины?

– Нынче такой силы или человека нет. Все формации, которые существовали в 2014 году, сейчас либо окончательно потеряли свой статус и влияние, либо самораспустились, либо запрещены как «Реструкт» и «Атака».

– Допустим, Алексей Мильчаков, командир спецподразделения «Русич», по возвращению с фронта захочет контролировать «Русский Марш» в родном Петербурге. Или другие ветераны формирований ДНР и ЛНР?

– Касательно упомянутого Алексея: он таких целей никогда не озвучивал, что, впрочем, не исключает подобного сценария. Не каждый идейный вояка захочет участвовать в политических акциях.

– Тебя исключили из «Реструкта» незадолго до его самороспуска. Тебе ставят в вину давление правоохранительных органов на «Реструкт» из-за истории с флагом Организации украинских националистов Степана Бандеры на «Русском Первомае-2014».

– Пусть говорят, что хотят. Я был лоялен организации ровно настолько, насколько это соотносилось с моими собственными взглядами, принципами и амбициями. Эти «обвинители» - трусы и позеры, у них вообще никогда не было внятной политической позиции.

Касательно некоторых одиозных фигур, бывших публичными лицами «Реструкта», «в целях социального порицания» бравших аудиторию пошлым эпатажем - матом и экзекуциями с элементами копросадизма, строивших свой псевдоавторитет за счет лицемерного соглашательства и мелкой спекуляции - естественно я не ставил ни их, ни разномастных фетишистов, малолеток и конъюнктурщиков себе ровней. Им показалось удобным заочно возмущаться, попутно сваливая в кучу все ошибки избранной стратегии.

Решение поддержать украинских националистов от лица русских принималось без Марцинкевича и иже с ним. Все митинги были инициированы и проведены мной наперекор позиции Тесака о принципиальном неучастии - и «Русский Марш» 2012 года, и Первомай-2013 и 2014 годов. Максим всегда выступал против любых подобных мероприятий, а свой взгляд на поднятую тему войны на востоке Украины никогда не озвучивал. В организации я считался с мнением очень малого количества людей и никогда не позволял никому мною манипулировать.

–  Но ты предвидел последствия для «Реструкта», решив использовать черно-красный украинский флаг?

– Кроме меня, никто из руководства организации в той акции не участвовал, а рядовые члены шли без символики. «Реструкт» обеспечивал на Первомае безопасность и другие сугубо технические моменты – дисциплину, координацию, но свою колонну, как в 2012-м, не организовывал. Я вообще не вижу прямой связи между той акцией и разгромом, которого все ожидали рано или поздно.

–  После первого срока политическая карьера Марцинкевича набрала обороты, когда он начал критиковать «белоленточный протест». Твое мнение о череде новых уголовных дел против Тесака.

– Я ничему не удивляюсь, кроме очевидной абсурдности того, в чем именно его обвиняют (прим. автора - Тесаку инкриминируют статьи: разбой (162, ч.2), хулиганство (213, ч. 2) и умышленное уничтожение чужого имущества (167, ч.2) УК РФ, ранее Железнов предположил, что Марцинкевичу дадут 5-6 лет колонии). Повторю, для меня и всех остальных, в той или иной степени вовлеченных в дела, таковой исход был очевиден.

–  Высказывания Тесака против полка «Азов» и украинского политика Олега Ляшко следует трактовать как сигналы лояльности власти?

– Это взаимодополняющие мотивации. Конечно, очевидно, что Тесак не хочет усугублять свое и без того незавидное положение. Понятия не имею, чем было вызвано его шутовское «обязательство», совпавшее с возбуждением против меня дела, и что конкретно он имел в виду в тех строках. Если честно, мне это вообще не особо интересно.

– Считается, что ты один из лидеров русской неонацистской организации «Wotan Jugend». Что произошло с этой структурой?

– Не раз было озвучено, что лидеров у Молодежи Вотана, кроме Адольфа Гитлера, нет. Нет никакой иерархии. В первую очередь, это культурно-просветительский проект на основе творческого альянса музыкальных групп (прим. автора - также «Wotan Jugend» выступал координатором Национал-социалистического черного блока). Мои авторские материалы изредка публиковались на сетевых ресурсах сообщества, в определенных ситуациях я имел полномочия высказывать позицию националистов-«автономов» на публичных мероприятиях. Все.

В определенный момент деятельность «Wotan Jugend» стала предметом слишком пристального внимания силовых служб. И, во избежание провокаций, была официально приостановлена в символическую дату 22 декабря 2014, в день зимнего солнцестояния.

– «Национал-социалистический черный блок», скооперировавшийся с «Непримиримой колонной» на мартовском шествии памяти Немцова, связан с тобой?

– Никакого «НС-блока» с мая 2014 не организовывалось. «Непримиримая колонна» создавалась по инициативе иных людей. Со мной они не связаны, хотя мне, бесспорно, импонируют некоторые моменты их деятельности.

– На странице движения «Misanthropic Division» ВКонтакте ты значишься координатором проекта. Это попытка продолжить «Wotan Jugend»?

– Нет, это самостоятельный проект сходной тематики, появившийся параллельно и созданный другими людьми в октябре 2013 года (прим. автора - «мизантропы» – участники киевского и харьковского Майданов, а некоторые и подразделения «Азов»).

- Русский филиал «Misanthropic Division» – это украинское подполье в России, или попытка контролировать националистическое движение из-за рубежа?

– Ни то, ни другое. Это платформа солидарности пассионарных националистов и расистов по всему миру. «Misanthropic Division» не подконтролен цензуре, поэтому смог в сравнительно короткие сроки завоевать расположение целевой аудитории в более чем полутора десятках стран. Российская аудитория, конечно, в приоритете.

_2shu_krL1M

– В Новосибирске советские памятники разрисовали украинской символикой по согласованию с тобой?

– Я часто предлагаю своей аудитории разные тематические сценарии активизма. Кто-то ими вдохновляется. Вряд ли это можно назвать «согласованием».

Да, я могу решать вопрос о легитимности ячеек на территории России, координирую их при необходимости, но каждая действует фактически самостоятельно. Иногда просят консультации, а я в исключительных случаях обращаюсь к доверенным лицам с просьбой о том или ином конкретном действии, но чаще всего ставят меня в курс уже по результату. Стараюсь получать минимум личной информации, дабы в форс-мажорных обстоятельствах обладание ею не было использовано против соратников.

– Недавно ты признал, что снабжал подсудимого по делу БОРН Илью Горячева досье на убитых антифа. Ощущаешь себя причастным к действиям БОРН?

– В 2013-14 меня на сей счет не допрашивали ни разу, мой отъезд никакой связи с этим не имеет. Из всех фигурантов дела БОРН я был знаком лишь с Ильей Горячевым, но ни приятелем, ни тем более другом его никогда не считал.

Ни об одном из убитых, конечно, не скорблю, более того, считаю, что их смерть была неизбежной в реалиях того времени. Пособником не считаю хотя бы потому, что я не знал, что все выйдет именно так (прим. автора - речь о погибших впоследствии от рук националистов антифа Ильи Джапаридзе, Федоре Филатове, Иване Хуторском), но удовлетворен тем, что мой скромный труд оказался не напрасен.

– Звучит мрачно.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 10 раз