Демушкин: Национальное движение в тяжелом и разгромленном виде

Интервью14 комментариев
Демушкин: Национальное движение в тяжелом и разгромленном виде

«Блокнот» побеседовал с одним из самых ярких представителей национализма в России Дмитрием Демушкиным.

Глава движения «Русские», организатор «Русских маршей», один из предводителей националистического движения России рассказал «Блокноту» о подробностях прошедших обысков, а также о том, кто и почему, по его мнению, устраивает «гонения» на националистов в России.

- В чем суть уголовного дела, из-за которого недавно у Вас проходили обыски? И кто, на Ваш взгляд, является его реальным интересантом?

- Уголовное дело было заведено Следственным комитетом по ЮВАО Москвы из-за экстремистских кричалок на ежегодном мероприятии «Русский марш», которое состоялось 4 ноября прошлого года. И вот, по прошествии полугода следствие озаботилось кричалками. 
Каждый раз на РМ собираются тысячи участников из различных организаций, фанатских фирм и прочих субкультурных объединений, люди разные, есть и провокаторы, и радикалы, которые выкрикивают недопустимые лозунги, но большинство - это здоровые русские силы.
 Организаторы «Русских маршей» борются с экстремистскими проявлениями много лет с разным успехом, постоянно принимая обращения о недопустимости нарушения закона, просим ГУВД реагировать на такие действия на месте - делать предупреждения. Полиция с этой задачей не справляется, предпочитая не пресекать на месте, а просто не замечать.

Дело было возбуждено по прошествии большого времени после того, как группа депутатов с Кавказа сделала обращение в ГУВД с просьбой расследовать данный инцидент. Хотя ранее от нас поступало аналогичное предложение. Я встречался с руководителем полиции общественной безопасности СВАО Феликсом Суздалем и просил, чтобы ГУВД как-то отреагировало на ролики, выложенные в Интернете, которые использовали СМИ для дискредитации лидеров и самого марша и которые в дальнейшем и легли в основу уголовного дела.

На некоторых из них видно, как в конце колонны люди выкрикивают запрещенные лозунги, а рядом стоят сотрудники полиции и никак на это не реагируют. В полиции не заинтересовались этим вопросом. Мне сказали, что это было давно, сейчас уже не стоит в этом разбираться. Необходимо понимать, что все организаторы «Русского марша» проходят по делу свидетелями, однако это позволило сотрудникам ФСБ инициировать обыски, начать компанию по дискредитации организаторов «Русского марша» и оказывать на нас давление. Необходимости в проведении обысков не было, нас могли вызвать повесткой, никто бегать от следствия не собирался.

- Расскажите, пожалуйста, о том, что на самом деле произошло во время обыска в Вашем доме. И почему, на Ваш взгляд, НТВ решило заявить что Вы, имея «за плечами» более десятка обысков, «на время потеряли самообладание»?

- Это была спецоперация УЗКС ФСБ. Они воспользовались уголовным делом, чтобы провести у меня обыск. Целью операции была дискредитация и уничижение человеческого достоинства, именно моего, как лидера националистов. На мой взгляд, результат получился противоположным.

В постановлении на обыск значились всего три сотрудника полиции и один специалист. На самом же деле полицейских было 12 человек, включая бойцов ФСБ «Альфа», сотрудников ЗКС ФСБ, ЦПЭ МВД. Дело в том, что только по этому адресу у меня было семь обысков, а всего 14. И бывало намного жестче. Например, когда я задерживался по подозрению во взрыве мечети в Яхроме.

Зашли сотрудники совершенно спокойно, без какого-либо физического воздействия. После попросили пройти меня в комнату и уже здесь распластали на полу, наступили мне на руки, сотрудник УЗКС ФСБ вылил мне на штаны воду. Я сначала не понял, что журналист НТВ присутствует, так как лежал головой вниз. Он начал задавать мне вопросы: мои ФИО, на какие доходы я живу. Я нехотя отвечал, потом поднял голову и понял, что это обычный журналист. Начал протестовать, попытался встать, но тут же получил несколько легких ударов. После чего сотрудник НТВ, похихикав, ушел из моей квартиры.  Это при том, что полиция не пустила ко мне моих адвокатов, но пустила журналиста.

Журналист НТВ был участником противоправных действий, а потом, не моргнув глазом, выпустил репортажи, на которых я «теряю самообладание». Это мерзко. Сотрудникам ФСБ я высказал все, что о них думаю, что они носят форму офицеров, а в моих глазах они зассанцы. Я напишу заявление на сотрудника НТВ с требованием возбудить уголовное дело за незаконное проникновение в жилище.

 - Как Вы считаете, с чем связано уголовное преследование Александра Поткина (Белова)? Имеет ли его дело политический характер?

- Без сомнений, имеет. Поткин обвинен в экономических преступлениях, по которым не берут людей под стражу. Чтобы сделать это, была добавлена статья 282, которая сама по себе является политической. Но в данном случае она была возбуждена по уголовному делу в Казахстане, по статье 164 УК Республики Казахстан. Следствие каким-то образом переквалифицировало ее в статью 282 УК РФ и заключило Белова под стражу.

С 1 января статья 164 УК РК вообще была ликвидирована, то есть сейчас вообще не понятно, на каких основаниях Поткин под арестом. Следователь по его делу Будило внесен в «список Магнитского». На Белова и на меня оказывалось давление сотрудниками УЗКС ФСБ РФ, но ни я, ни он не пошли им навстречу. Я считаю, что все, происходящее сейчас, - расправа над нами.

- Почему, по Вашему мнению, организации, созданные Максимом Марцинкевичем, находятся под столь пристальным вниманием правоохранительных органов?

- Подвергается уничтожению вовсе не движение Марцинкевича, а все национальное организованное движение. Просто оно ликвидируется поэтапно, но на всех направлениях. При этом не важно, какую позицию вы занимаете по тем или иным вопросам. Когда власти изо дня в день повторяют заявление о том, что нацисты, фашисты и бандеровцы  - это одно и то же, и клеймят национализм на Украине, то, естественно, все первые лица и силовики воспринимают это как команду для уничтожения национализма в России. Было бы странно, что клеймят националистов со всех федеральных каналов в другом государстве, но при этом у нас есть то же самое.

Естественно, началась зачистка всевозможных объединений, в том числе и «Реструкт». Но тут следует понимать, что репрессиям подвергаются даже те, кто поддерживает политику Путина на Украине, и те, кто не поддерживает. Как Вы знаете, обыск прошел и у Владимира Тора. А он полностью поддерживает президента в его политике на Украине. Ваша любовь или нелюбовь к Путину здесь не имеет значения. Так как принято решение зачистить национализм.

- Как Вы относитесь к тому, что часть националистов воюет на стороне Украины, а часть - на стороне ДНР?

- Среди участников «Русского марша» всегда были люди, имеющие различные позиции по огромному количеству вопросов. Так что говорить, что произошел какой-то раскол именно по Украине, нельзя.

Например, противоречивые позиции были и по вопросу участия в акциях оппозиции. Кто-то ходил на Болотную площадь, а кто-то ее проклинал. Среди националистов огромное количество субкультур: футбольные фанаты, байкеры, казаки, православные, национал-патриоты, скинхеды, уличные гонщики. Конечно, по Украине произошло определенное разделение позиций. Большинство русских националистов не заняли никакой позиции в этой кампании.

Кто-то поддержал Новороссию, кто-то Нацгвардию. Однако в общей массе это небольшие сегменты – большинство националистов заняли нейтральную позицию по украинскому вопросу. Для некоторых странно ехать на Украину и строить «Русский мир», когда он не построен дома, а с другой стороны, странно поддерживать Нацгвардию на Украине. 

- Расскажите, какое было отношение у Ваших соратников к тому, что Вы начали посещать Чечню? Чем был мотивирован данный поступок?

- Я хотел увидеть, что же там происходит на самом деле, и может ли Чечня быть частью России или нет. Вдобавок к этому, русскому национализму были необходимы легализация и признание на политическом уровне. В России это сделать было практически невозможно.

Нас клеймили ксенофобией и убитыми дворниками. Хотя мы, конечно, как объединение никогда этим не занимались. Однако власти и СМИ сделали все, чтобы создать нам такой имидж. И куда бы мы не приходили, все заканчивалось фразой: «А, это вот те, кто нерусских убивает». Поездка на Кавказ сделала для русского национализма гораздо больше, чем что-либо из легальных мероприятий и акций.

Мы показали русский национализм, который работает с диаспорами, с различными республиками над проблемами русского народа. Ведь цель объединения «Русские» - это защита прав и интересов коренного населения России. Вне сомнения, на Кавказе, как и во всей России, огромное количество таких проблем существует.

Мы поднимали вопросы, касающиеся беженцев, противоправных действий и поведения выходцев с Кавказа в Москве, Петербурге, Пятигорске. Говорили о российских военнослужащих, которые воевали в Чеченской республике и участвовали в АТО. Обсуждался и до сих пор обсуждается огромный пласт вопросов. Конечно, в движении «Русские» реакция была неоднозначной  - были те, кто против любого диалога, есть те, кто это поддержал. В целом, объединение «Русские» ничего не потеряло в кадровом составе. Большинство признали пользу этой поездки.

- Наше издание располагает информацией о том, что на уровне руководства силовых ведомств было принято решение по пресечению проведения «Русских маршей». Так ли это? Что Вы об этом знаете?

- Да, это так. В прошлом году я участвовал в согласовании «Русского марша», и это были самые тяжелые переговоры за все время. Тогда было особенно жесткое противодействие в проведении марша. Нас просили отказаться от него в связи со сложной политической ситуацией на Украине. Мы долго согласовывали, ругались, но правительство Москвы категорически отказалось согласовывать «Русский марш».

И только после заявлений о том, что просто присоединимся в центре Москвы к акции «Единой России», по моей информации, обмена мнениями между правительством Москвы и администрацией президента, нам выписали согласование на окраину. При этом были запрещены концерт, митинг. Правительство Москвы самостоятельно определило цели и задачи мероприятия, маршрут и численность, фактически став организатором марша. И меня поставили перед фактом: либо я соглашаюсь с данным положением дел, либо получаю проблемы вплоть до возбуждения уголовного дела.

Заявку оформили на Владимира Тора, а мне навручали прокурорских предостережений. Происходит мощное противодействие, и мне сложно представить, как будут вестись переговоры дальше. Сотрудники ФСБ вообще напрямую заявляют, что в ближайшее время я буду арестован.

- Источник нашего издания сообщает о том, что Вам предлагали сделку, суть которой заключалась в том, что Вы должны были организовать отправку националистов воевать за Украину, с целью внедриться туда. Так ли это?

- Да, предлагали. Было предложение участвовать в украинской кампании на стороне Новороссии – формировать батальоны. После того, как мы отказались, были предложения принять участие на другой стороне - направлять туда добровольцев. Но в обоих случаях мы отказались. Ради чего нас хотели отправить воевать на стороне Украины, очевидно. Тем самым спецслужбы могли бы убить всех зайцев. Во-первых, они бы снабдили свои отряды агентурой, которая необходима в Нацгвардии. Во-вторых, все националисты, которые уезжали бы туда, были бы навсегда выброшены из политического поля.

Их можно внесудебно уничтожать, и даже если они выживут, то никогда не вернутся в Россию. И это идеальная возможность дискредитации лидеров националистического движения, показывая всем, что мы воюем против России. Для спецслужб это был бы идеальный расклад, но убедить отправлять туда кого-то они не смогли ни меня, ни Белова.

- Что, несмотря на многочисленные разногласия, объединяет людей на «Русском марше»?

- Отстаивание прав и интересов русского народа и коренного населения России. Мы объединяемся на мероприятиях, отстаивая вопросы, которые волнуют всех националистов.

Во-первых, это субъектность русского народа. У всех народов есть представители, например, у чеченцев, татар, создаются свои парламенты, советы при президенте, правительстве Москвы, ГУВД и так далее. От русского народа нет никаких представителей ни в одном общественном совете, которые заявляли бы себя как русские. Вторым вопросом является замещение населения мигрантами. Фактор этнической преступности и еще ряд вопросов, которые объединяют националистов.

- Какую перспективу, на Ваш взгляд, имеет националистическое движение в России? Наблюдаете ли Вы сплоченность среди националистов либо наоборот?

- Национальное движение будет иметь перспективу до тех пор, пока жив русский народ. Если оно исчезнет, то это будет означать, что исчез и русский народ. Всегда будут люди, которые будут отстаивать права русского народа. Сегодня движение в тяжелом и разгромленном виде, но, я думаю, все изменится в ближайшее время.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники и вы хотите привлечь к вашей проблеме внимание общественности – пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию».

Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в директ bloknot_russia. А так же whatsapp +79508687378

Подписывайтесь на наш канал в "Яндекс Дзен", на наш инстаграм @bloknot_russia, @bloknot_politika, @bloknot_trash и социальные сети Вконтакте, Одноклассники и Фейсбук.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 14 раз