Карасев: Ситуация с Майданом оттянула российскую молодежь от оппозиции

Интервью20 комментариев
Карасев: Ситуация с Майданом оттянула российскую молодежь от оппозиции

Активист «Левого Фронта», задержанный на Первомае в Туле, рассказал о состоянии сегодняшних левых, о том, как повлиял на них Майдана, и подозревают ли его в связях с «Правым сектором».

За день до запрещенной акции координатор тульского отделения "Левого Фронта" Дмитрий Карасев, находящийся сейчас в полиции, дал интервью корреспонденту "Блокнота". Накануне практически запрещенного левого шествия «Первомай» дома у Карасева сотрудники ФСБ провели обыски. Мотивировали это поисками оружия и подозрениями в связях с «Правым сектором».

– В каком состоянии непарламентские левые силы?

В современной России крайнелевые представлены относительно слабо на политической арене. Перед нами лежит разлагающийся труп КПРФ, который заслоняет собой реально левые ростки и мешает развитию нормальной политики. В КПРФ есть нормальные рядовые активисты, но в целом партия не является революционной и левой.

Так что левые по факту менее популярны, чем правые, хотя у нас достаточно развита организационная база, за счет который мы можем еще долго существовать. У националистов есть привлекательная эстетика, историческая мифология. Хотя вся история России – она левая по сути. Восстания Разина, Пугачева, вечная борьба угнетенных против угнетателей. Левому движению вредит ностальгия по Советскому Союзу. Пока левые не прекратят оправдывать преступления Сталина и прочие родимые пятна СССР, левое движение будет в упадке. 

– Какие левые организации стоит воспринимать всерьез?

Я состою в организации «Левый Фронт». После разгрома в 2012-2013 году мы многое потеряли, но все-таки достаточно представлены в оппозиции, особенно в регионах. В Москве, безусловно, «Левый Фронт» имеет весьма слабые позиции. Еще есть «Объединенная коммунистическая партия», неоднородная структура с сильным правым креном. Стоит отметить «Национал-большевистскую Платформу», хотя у нее маловато активистов, но она очень известна в медийном пространстве за счет ярких протестных акций. Плюс профсоюз МПРА в Калуге, входящий в «Рабочую платформу».

В принципе, нормальных левых организаций в России нет. Номинально существует «Российское социалистическое движение», но о них давно ничего не слышно. «РОТ-Фронт» – «партия» дедушек и бабушек.

– «Левый Фронт», по данным некоторых СМИ, финансировался через Администрацию президента, когда там был Вячеслав Сурков. Я о скандале с фондом «Сколково» и депутатом Госдумы Ильей Пономаревым.

Смешные обвинения. Сам Пономарев особенно ничего не получал, все деньги уходили на организации конференций, а ему перепадали копейки. У «Левого фронта» никогда не было жирного финансирования. Имей мы деньги, о которых говорят (автор – речь о 700 тысячах долларов), наше движение выглядело бы намного ярче. Но наши активисты собирают на партию деньги по копейкам.

– Стагнация левого активизма связана с украинским Майданом и войной на Донбассе?

Ситуация с Майданом жестко оттянула российскую молодежь от оппозиции в принципе. Как от левых, так и от правых. Если раньше молодые пассионарии боролись против власти, то ныне у них появились новые объекты для борьбы. Это выгодно власти, из-за войны на Украине отложена социальная повестка, а картина раздолбанного Донбасса намекает – не делайте революций.

– Еще как повлиял Евромайдан на русских левых?

Я думаю, что адекватной части российских левых это дало понимание: в дни народного протеста надо находиться рядом с народом, а не устраивать критику и «антимайданы» и орать, что все проплачено. Есть неадекватная часть российских левых, они как кричали, что нельзя выходить на улицы вместе с либералами и националистами, так и кричат. История зависит от тех, кто ее вершит, а не обсуждает.

кар2

– «Левый Фронт» после запрета Верховной Радой коммунистической и национал-социалистической символики назвал Евромайдан фашистским переворотом.  

Да, совет координаторов «Левого Фронта» опубликовал такое заявление. Действительно, то, к чему привел Майдан, ничем хорошим назвать нельзя. Порошенко идет в сторону тоталитаризма своими запретами символики и так далее. Но Майдан не был, по-моему, фашистским переворотом. К фашизму Украину тащит правительство олигархов. В принципе любое крепкое государство - фашистское. В этом Украина быстрыми темпами бежит за Россией.

– Вот экс-лидер «Левого Фронта» с всероссийской известностью Сергей Удальцов - яростный сторонник самопровозглашенных ДНР и ЛНР.

Удальцов бросился активно поддерживать Новороссию единолично. «Левый Фронт» в августе прошлого года на съезде принял антивоенную резолюцию, осудив поддержку что Порошенко, что Путина, так и ДНР с ЛНР. По нашему мнению, не должно быть никаких войн кроме классовых. Публичные заявления Удальцова расходятся с коллегиальным мнением «Левого Фронта». Да, у нас есть некоторое количество сторонников Удальцова в партии, но в целом движение имеет иную точку зрения, чем он.

– И негласно, по-моему, ваши активисты боготворят «Правый сектор».

Это ложная информация. В «Левом Фронте» я не знаю ни одного человека, который симпатизировал бы «Правому сектору» (М. С. – некоторые левофронтовцы подписаны на «Правый сектор» «ВКонтакте»).

– Российские левые конфликтуют между собой из-за Украины?  

Есть противоречия между «продэнэровской» группировкой и антивоенной. Просто любое левое движение всегда должно критиковать другое левое движение. Иначе бы было какое-то одно левое движение, а не много. Это нормально.

– Как ты относишься к  нарастающей травле отечественными маргиналами-анархистами украинских левых? 

На днях анархисты из «Красно-черного блока» порвали с украинскими социал-революционнерами «Автономным Опиром» («Автономное Сопротивление») из-за того, что те поддерживают антитеррористическую операцию и являются украинскими националистами. Лично я отношусь позитивно к «Автономному Опиру», это фактически единственная левая сила для Украины, которая себя не замарала и что-то делает.

Мне, в принципе, не нравится их уход в сторону левого национализма, впрочем, небольшую долю национализма в левом движении я приветствую. ЧКБ я тоже симпатизирую, но их выпады в адрес «Автономного Опира» неуместны.

карасев

– Что ждут левые от приближающихся выборов в Госдуму в 2016 году?

Ситуация накалится, из-за экономического кризиса и санкций уровень жизни падает. Экономика держится благодаря нефтяной «подушке безопасности», а накопленные запасы денег от продажи сырья подходят к концу. Рабочее недовольство бурлит, как и рост антиправительственных настроений в обществе. Левое движение обязано сыграть на этом.

Вся зависит от готовности действовать в нужный час. Левые имеют сильный потенциал, но он не реализовывается из-за нехватки грамотных командиров. Если к выборам 2016/2017 гг. мы самоорганизуемся, то сыграем фундаментальную роль в прогнозируемых протестах.

– Лидеры левых утратили популярность, как Лимонов, или сидят, как Удальцов. Кто возглавит вас?

На смену старому поколению уже пришли люди, но пока не буду называть их имена.

– Как ты попал в «Левый Фронт»?

Я стал интересоваться левым движением уже давно, на волне протестов «За честные выборы» в 2011 и 2012 годах. Полтора года назад демобилизовался из Российской армии и создал с нуля неплохую, по-моему, ячейку «Левого Фронта» в Туле взамен старой, которая развалилась. Попутно участвую в жизни «Левого Фронта» в Москве. 

– Чем примечательна политическая жизнь в Туле?

Тула - отчетливо правый регион. Если в других городах «Русский марш» собирает всего по 50 человек, то у нас на него приходит стабильно 250-600 участников. Левым это не по зубам. Еще некоторые системные политики «крышуют» правых. Например, Максим Мищенко, который нынче в правительстве Тульской области, а раньше был депутатом Госдумы и тесно дружил с движением «Русский Образ», чей лидер Илья Горячев проходит по делу БОРН.

Пока «леваки» в Туле раздолблены, пытаюсь собрать их в единый кулак, чтобы переплюнуть правых. Есть идея 4 ноября в рамках противодействия «Русскому маршу» учинить левое или оппозиционное шествие с либералами, с ними, хотя я и левый, стараюсь не враждовать. В Туле активны сотрудники Центра противодействия экстремизму, без оппозиционной консолидации нас сомнут поодиночке.

– У тебя лично уже были проблемы с Центром «Э»?

Осенью прошлого года помогал одной группе «ВКонтакте» с оформлением, создал в паблике рубрику «Голос врага» и поставил туда песню скинхед-группы «Коловрат». Это выявили сотрудники ЦПЭ, вызвали и оформили административное правонарушение по статье 20.29 КоАП («Распространение экстремистских материалов»). И тут же «припахали» вторую административку за «публичную демонстрацию нацистской символики» по статье 20.3 КоАП. Я репостнул себе на стену какого-то нацика и высмеял его. В посте правого была свастика, за это меня и оштрафовали. Кстати, в этот день мы проводили в Москве пикет против отмены льгот участникам ликвидации Чернобыльской АЭС. Думаю, пытались так запугать, но не запугали.

– Вчера, 29 апреля, твоих родителей обыскали правоохранительные органы. Что искали и зачем?

У моей матери и бабушки в Тульской области искали оружие и взрывчатку, хотя, надо отметить, я живу в Москве. В рамках какого уголовного дела, непонятно. Обыскивали оперативники ФСБ, но вели себя они достаточно корректно. Возможно, обыск связан с моим недавним визитом на Украину. Кажется, подозревают в связях с украинскими радикалами. 

– С «Правым сектором», очевидно?

– Нет, с «Правым сектором» я даже близко не знаком. На Украину я ездил по личным, а не политическим делам, и уж точно не к Дмитрию Ярошу. 

Комментировать
Эту новость прокомментировали 20 раз