17 млн рублей за сгоревший бурьян требуют чиновники с семьи нищего белгородца

ОБЩЕСТВО14 комментариев
17 млн рублей за сгоревший бурьян требуют чиновники с семьи нищего белгородца

Чтобы заплатить этот штраф семья Липатова должна работать примерно 170 лет.

Если вы считаете, что поджечь траву перед пашней – это отличная идея, то белгородец Андрей Липатов, неудачно спаливший около трех гектаров чужой земли, с вами будет категорически не согласен. И дело не в том, что от его рук пострадали люди, дома или деревья – огонь их даже не тронул – а в том, что возможный штраф за сгоревший бурьян ему вряд ли удастся выплатить даже за всю жизнь.

Более 17-ти миллионов рублей обязало Андрея Липатова выплатить Региональное управление экологического и охотничьего надзора. При этом на сбор средств чиновники дали поджигателю травы всего лишь пять дней. Эта баснословная сумма, по подсчетам службы надзора, сложилась из учета урона всей экологической системе.

«Мы берем норматив стоимости почвенных беспозвоночных, умножаем его на площадь земельного участка и на указанный показатель, учитывающий инфляцию», - объяснил телеканалу vesti.ru консультант отдела учета и анализа объектов животного мира Евгений Негин.

При этом не ясно, то ли показатель инфляции настолько высок, то ли стоимость почвенных беспозвоночных (то есть червей, кузнечиков, стрекоз и бабочек). На это в региональном департаменте воспроизводства окружающей среды изданию Belpressa заявили, что сумма иска действительно обусловлена уроном, нанесенным окружающей среде. «[Пожары] уничтожают природные сообщества и наносят вред уникальным белгородским черноземам», - заявили в департаменте.

С такой точкой зрения не согласна супруга фермера. «Это брошенное поле, оно уже много лет не пашется, я еще маленькой была, к бабушке ездила, и его видела. Здесь лет 25 никто ничего не сажал», – рассказала Татьяна Липатова.

В свою очередь Андрей объясняет свой поступок тем, что пошел на поджог ради собственной же безопасности. Так как на Белгородчине пал травы стал печальной традицией, огонь от соседей уже не единожды подходил к его дому. И в таком случае, решил фермер, лучшая защита – это нападение. Он знал, что разводить костры и жечь стерню на огороде запрещено, но все же решился на это. Когда огонь загорелся, сильный боковой ветер разнес искры по траве, и остановить его в одиночку Андрей не смог.

«Все происходило очень быстро, - вспоминает он. - Ветер подхватил огонь и погнал в сторону соседнего дома. Там никто не живет, за ним просто присматривают. Я сбросил с себя бушлат и им начал отсекать огонь от чужого дома. Тут жена звонит: забери детей! Какое там, кричу ей, я тут горю!».

К счастью, фермеру вовремя на помощь пришел его родственник, который также позвал соседей из «Мираторга», приехавших тушить пожар на тракторе. В итоге никто не пострадал, лишь сгорело заброшенное колхозное поле.

«Не спорю, я виноват, – заявляет фермер. – Но участком этим никто не пользовался, никакого обожженного зверья я после пожара не видел, даже мыши. Почему же я должен платить такую большую сумму? На мой взгляд, это не справедливо».

Между тем, белогородец не должен ставить крест на жизни своей семьи из-за этого неприятного казуса. По мнению юриста Бориса Литовченко, размер компенсации в таком случае назначается не надзорным ведомством, а именно судом. И российская Фемида обязательно примет в расчет, что Андрей сознался, сам ликвидировал пожар, и более того – развел его не специально.

«В нашей стране судебные процессы, связанные с причинением вреда окружающей среде, – это часть повседневной судебной практики. Резонансными являются дела, связанные с крупными нарушениями в экологической сфере, допустим когда какое‑то крупное предприятие совершило несанкционированный сброс стоков в реку. Периодически суды рассматривают и экологические нарушения со стороны рядовых граждан, - заявил в комментарии местному изданию Борис Литовченко. - На практике суд может уменьшить размер возмещения вреда, причинённого окружающей среде, с учётом имущественного положения нарушителя, кроме случаев, когда вред причинён действиями, совершёнными умышленно».

Тем временем, если же суд встанет на сторону надзорного ведомства, как сообщает vesti.ru, чтобы заплатить этот штраф семья Липатовых должна будет работать примерно 170 лет. Ведь живут Липатовы более чем скромно: зарплата у Андрея 13 тысяч, у Татьяны – 14, еще и и работа временная.

Ранее «Блокнот» сообщал о том, как Следственный комитет потребовал от МВД обеспечить явку 43 тысяч зрителей запрещенного экстремистского канала на YouTube. На это требование в правоохранительных органах ответили логично: «не представилось возможным».

Фото, видео: соцсети.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 14 раз