8 Марта – как россияне превратили его в свой праздник

яГлавнаяПрокомментируйте новость
8 Марта – как россияне превратили его в свой праздник

Но сейчас - налицо продвижение тезиса о том, что не нужны в этот день ни цветы, ни подарки, ни ласковые нежные слова.

Состоявшееся отмечание Международного женского дня убеждает в том, что на наших глазах происходит, по сути, переосмысление и «перезагрузка» привычного праздника. Итак, мы имеем устоявшееся 8 Марта, праздник матерей, жен, любимых, вообще женщин. В этот день дарят цветы, подарки, говорят ласковые нежные слова.

Но теперь над этим нависло агрессивное отрицание исторически сложившегося 8 Марта. Если почитать соцсети, особенно «прогрессивный» Фейсбук, передовые СМИ, посмотреть социальную рекламу, распространяемую тем же Гуглом, то налицо продвижение тезиса о том, что не нужны в этот день ни цветы, ни подарки, ни ласковые нежные слова. Мол, это все фальшь, ложь, обман, маскировка мужского засилья, превращение женщины в объект притязаний и подчинения.

Нужен праздник женской самореализации, и следует говорить о возможности для женщины работать врачом, адвокатом, чиновником, политиком, чему, де, в России всячески препятствуют. И желательно побольше о сексуальном насилии и унижении, и поменьше - о любви и красоте. А еще лучше о последних вообще не говорить, ибо это унижение женщины, ее объективация, превращение в предмет мужских домогательств. 8 Марта в этой интерпретации - день женщины-работницы, женщины-карьеристки.

Клара Цеткин (в центре)

Истоки Международного женского дня – в Америке, но основное развитие праздник получил в Европе, усилиями Клары Цеткин и других немецких социалисток. В СССР, где к власти пришли радикальные соратники германских социалистов, с первых дней началось массированное навязывание ценностей, которые сегодня назвали бы «феминистическими».

Призывы «женщины, на трактор!» и им подобные звучали беспрерывно. Женщины осваивали традиционные мужские профессии – от снайперов до комбайнеров. На долгие годы Советский Союз стал страной обетованной для западных феминисток. Их поражало количество женщин среди врачей, судей, учителей. И даже то, что считалось у нас национальным позором – женщины в оранжевых спецовках, разбрасывающие лопатами асфальт или укладывающие шпалы – у них вызывало настоящий восторг как символ слома мужского господства.

Но одновременно, парадоксальным образом, Россия переварила 8 Марта, превратила его из дня вражды и разделения, красных косынок, дня Крупской, Арманд и Коллонтай в день любви и нежности и привыкла к нему. Так в древние времена христианизированные и исламизированные принимали новые религиозные праздники и сливали их со своими привычными исконными, наполняли их новым смыслом. В разрушительной стихии революционного переустройства мира вечные ценности материнства и женственности, красоты и любви победили, они «приватизировали» чужой праздник, сделали его своим, теплым и домашним, вопреки всем намерениям социалисток. Советское руководство махнуло на это рукой, и объявило в 1965 году его выходным днем – в одном потоке с переходом на пятидневную рабочую неделю и возвращением 9 Мая как выходного дня, в рамках брежневской гуманизации.

Однако сегодня активно пытаются вернуть былой смысл празднику, заново импортировать с Запада его содержание, расходящееся с нам привычным. При этом в России нет массового запроса на то, чтобы сделать женщин крановщицами (как у Бродского - «я не б.., а крановщица») и бульдозеристками, а есть запрос самих женщин быть любимыми, красивыми, привлекательными.

Но прогрессистская волна насаждает вполне сталинистскую парадигму женщины-трактористки. 8 Марта в ее интерпретации - это суровый асексуальный праздник женщины-работницы, женщины-карьеристки. Возможно, в США, где женщин долго не разрешали работать, это и актуально. Но в послесоветской России с ее историческим опытом 70 лет женского равенства при Советах, это вряд ли будет популярным и своевременным. Я не слышал, чтобы сегодня в РФ женщин не пускали работать в бизнесе, в судах, в медицине, в науке, в СМИ, не позволяли идти в политику. Все это давно пройденный этап. У меня, например, почти все редакторы за мою медийную карьеру были женщины, и также многие начальники, начиная с самой первой работы.

Так зачем агрессивно уничтожать то, что никак не мешает, а, напротив, способствует экономике через продажи цветов и подарков? Попытка «перепрошить» праздник, нарядить его в зарубежные одежды, кажется особенно нелепой на фоне того, что США, где он когда-то зародился, вовсе не спешат принимать его, и все попытки придать там 8 марта официальный статус, проваливаются.

Нам говорят, что 8 марта – неискренний праздник, что лицемерные мужчины-насильники сдерживают свои хищнические инстинкты и изображают из себя вегетарианцев, а 9 марта опять начинают терзать и унижать женщин. И потому не нужно дежурных слов о красоте, мол, это все ложь, а нужны законы о гендерном равенстве и строгие наказания за домогательства.

Но смысл любого праздника именно и заключается в традиции и повторяемости. Возьмем Рождество, Рамадан, Хануку. Разве, отметив их, люди потом весь год живут по религиозным заповедям? Не произносятся банальные фразы, одни и те же из года в год? Но никто же не предлагает их отменять.

Думается, что следует сохранять свою особость, не бежать слепо и глупо за иностранной модой. Когда-то большевики насадили 8 Марта, но затем народ «очеловечил» его, сделал добрым семейным праздником. Это стало нашей национальной особенностью, тем, что составляет уникальность той или иной цивилизации. Без привычного женского дня мир станет беднее.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 0 раз