На Урале женщина обвинила бывшего мужа в убийстве дочери, а затем забрала ее и скрылась

Обращение в редакцию5 комментариев
На Урале женщина обвинила бывшего мужа в убийстве дочери, а затем забрала ее и скрылась

Мужчина ходит под уголовным делом и безуспешно пытается выяснить что-либо о местонахождении малышки.

В Нижнем Тагиле супруги после развода не смогли поделить трехлетнюю дочку. Пока шел суд, малышка жила с папой и его новой семьей. Мама девочки ребенка не забирала, но писала заявления в полицию, обвиняя своего бывшего супруга в различных преступлениях. Суд, тем не менее, встал на сторону женщины и определил место жительства малышки вместе с ней. Родные отца решили обжаловать это решение, как вдруг узнали, что мать написала очередное заявление — на этот раз будто бы об убийстве ее дочери. И несмотря на то, что с девочкой все было хорошо, уголовное дело все же возбудили.

Георгий и Анастасия прожили вместе четыре года. За это время, в 2018-м, у пары родилась дочь, девочку назвали Полиной. Однажды, поздним вечером, супруги поссорились. Георгий уехал ночевать к маме, а затем с удивлением узнал, что Анастасия за это время написала на него заявление в полицию о том, что он будто бы угрожал ее убить. Мужчину подобный расклад напугал, он решил прекратить отношения. В 2019 году супруги развелись, и Георгий переехал обратно к родителям.

В семье все время были вынуждены доказывать, что с малышкой все хорошо.

— После развода Анастасия внезапно собралась и уехала вместе с Полиной в неизвестном направлении. Георгий искал их полтора месяца. Нашел дочь у дальних родственников Анастасии. У тех особенного желания присматривать за девочкой не было, они сказали: «Забирай дочь, и разбирайтесь со всем сами», — рассказывает новая супруга Георгия Анна.

Мужчина так и поступил. Он забрал Полину с прогулки. Предполагал, что Анастасия поедет за ними, захочет как-то изменить ситуацию. Женщина же стала писать многочисленные жалобы в правоохранительные органы (копии документов имеются в распоряжении редакции).

— Всего на меня написано больше 50 заявлений о вымышленных преступлениях, которые я не совершал. То я похитил ребенка, то я ее заразил ВИЧ. При этом я просто забрал Полину на время, пока суд определял, с кем она останется жить. Я не скрывал ее местонахождения, высылал фото и видео, давал общаться с сотрудниками правоохранительных органов и ее матерью при необходимости, — рассказывает Георгий.

Пока шел суд, семью Георгия тщательно проверяли: условия проживания, доходы, атмосферу. Полина пошла в частный детский сад. В характеристиках отмечалось, что большую часть жизни малышка живет с папой, у ребенка сформировалась привязанность к отцу, и если ее забрать, то это может негативно отразиться на ее психике. То, что видели эксперты по детско-родительским отношениям, к которым обратился суд, контрастировало с тем, что могла предложить мать.

— У Анастасии были проблемы с законом, она в целом вела себя неадекватно: могла материться прямо во время судебного заседания. Сама она из Украины, постоянной регистрации в России у нее не было, она грозилась забрать ребенка и уехать обратно на родину. Официального места работы у нее не было, она нигде не задерживалась надолго, все время переезжала, сказать, где она находится, было невозможно, — объясняет Георгий.

Отбирать ребенка у отца пришли с сотрудниками правоохранительных органов.

Как вспоминает новая супруга Георгия, однажды Анастасия со своими приятелями будто бы ворвалась к ним домой и набросилась с кулаками на маму Георгия, которая присматривала за Полиной. После этого у малышки долгое время было шоковое состояние.

— После этого Анастасия налетела на меня. Это было жестко, я даже лежала в больнице. Возбудили уголовное дело по статье о причинении тяжкого вреда здоровью. Суды идут до сих пор, Анастасии выдали подписку о невыезде, она должна находиться в городе Губкин Белгородской области, но она эту подписку постоянно нарушает, но все закрывают на это глаза, — рассказала Анна.

Неудивительно, что отец маленькой Полины и все его родственники ожидали, что суд примет решение в их пользу. Но суд встал на сторону матери и определил место жительства ребенка с ней. Тем не менее, отдавать девочку, которую в семье окружили вниманием и заботой, были не намерены. Георгий обжаловал решение, но оно осталось неизменным.

— В сентябре 2020 года я собирался отдать Полину матери, как и решил суд. Мы с Анастасией поговорили, решили, что дочь переночует у меня, потому что Анастасия на тот момент не могла взять ее к себе. Мы поехали с дочкой домой, а утром я узнал, что на меня написано очередное заявление о том, что я будто бы украл ребенка, — вспоминает Георгий.

Исполнительное производство, которое едва закрыли, возобновилось. Анастасия потребовала ограничить Георгия в родительских правах и дала согласие даже поместить ребенка в детский дом, чтобы изъять его у отца. Она написала на Георгия заявление в полицию по статье об убийстве. Дело возбудили.

— Сначала предполагалось, что Георгий будто бы силой удерживает человека. Но это абсурд, если речь идет о родителях и маленьких детях. Тогда появилось дело об убийстве. Нужно было, чтобы начал работать уголовный розыск, нашел ребенка и забрал, — вздыхает супруга Георгия.

Так все и произошло, Полину забрали. Отец переживает, что мать исполнит свои угрозы и увезет малышку на Украину.

«Блокнот» попробовал связаться непосредственно с самой Анастасией. Молодая мама ответила, что ее бывший супруг ограничен в родительских правах, а потому просто не имеет прав на дочь. Но подробно рассказывать свое видение ситуации не стала.

— Он ограничен в родительских правах. Не имеет прав на дочь. То, что они обо мне говорят, показывает только их с худшей стороны. У меня нет времени на такой бред, чтобы я думала о нем и его семье, я занимаюсь доченькой, — ответила корреспонденту «Блокнот» Анастасия.

Семья Георгия объясняет, что сейчас обжалует решении об ограничении прав. Где сейчас находится ребенок и как себя чувствует, они не знают. Анастасия ничего не говорит о своем местоположении, лишь скупо отвечает, что у малышки все хорошо. Следственный комитет Нижнего Тагила тем временем продолжает расследование.

— В следкоме Москвы ответили, что доказать, что ребенок жив, можно одним видео. Мы записали даже видеозвонок о том, что ребенок находится с отцом и бабушкой, у которой есть доверенность. При этом, когда я шла по улице со своей шестилетней дочерью, остановилась машина и следователи принудительно увезли меня в отдел полиции на «негласный допрос». Нас закрыли в комнате и 2,5 часа на меня кричали и угрожали, а ребенок был очень напуган и плакал. При этом мне даже не показали, на основании чего меня задержали, — возмущается Анна.

Семья Георгия записала открытое обращение к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину и намерена добиться у него личного приема. Они надеются, что когда в вышестоящей инстанции в ситуацию вникнут, то решение суда можно будет изменить и оставить трехлетнюю Полину с ними. Главное — чтобы не было поздно и девочку не увезли за пределы РФ.

Напомним, ранее «Блокнот» писал о другой паре, которая не смогла поделить своего маленького сына. Мама не хотела, чтобы малыш виделся с отцом, отец считал, что ребенку будет с ним лучше. Мальчик, проживший некоторое время с папой, не хотел отравляться к матери. Суд решил наоборот: чуть ли не силой дитя отправили к матери, которая обрезала все контакты с отцом ребенка и просто исчезла. В отношении мужчины же при этом, по заявлению матери ребенка, завели уголовное дело об убийстве и одновременно начали отбирать у него бизнес.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 5 раз