«Голубев, действуй»! Блогеры призывают губернатора разобраться в деле о смерти ребенка в батайской больнице

Здравоохранение13 комментариев
«Голубев, действуй»! Блогеры призывают губернатора разобраться в деле о смерти ребенка в батайской больнице

Ростовский Минздрав считает, что виновных в трагедии Юлии Лаптевой пока называть рано.

Батайчанка Юлия Лаптева две недели назад потеряла годовалого сына. У малыша было легкое недомогание, но родители испугались и отправились в центральную больницу города. Там через 12 часов у крохи остановилось сердце. Юлия до сих пор не знает ни точного диагноза, ни причины, по которой ее малыш, находясь под наблюдением врачей в медицинском учреждении за несколько часов буквально угас на глазах.

Свою историю мать рассказала редакции "Блокнот Ростов-на-Дону" в надежде, что обращение поможет справедливо наказать виновных в смерти младенца.

Юлия и ее муж долго мечтали о малыше. Старший сын едва пошел в детский сад, супруги хотели, чтобы между детьми была небольшая разница в возрасте. В июне 2019-го, чуть больше года назад, родился Данила. Мальчик был крепким, активным, ни разу серьезно не болел и не попадал в больницу. У ребенка была особенность - более длинная, чем положено, толстая кишка. Из-за этого он опорожнялся реже, чем дети его возраста, но малыша это не беспокоило и никак не отражалось на его состоянии.

С утра в воскресенье, 30 августа, ребенок был сонливым и вялым. Юлии он показался бледным. Родители начали переживать и решили вызвать скорую помощь.

- Медик из скорой осмотрел сыночка: животик, легкие были в норме. Но поскольку ребенок маленький, нам на всякий случай предложили поехать в больницу. Мы очень переживали за малыша и согласились, - рассказывает Юлия.

Ее и годовалого Данилу поместили в детское инфекционное отделение Центральной городской больницы Батайска.

— Нас лечил врач Юрий Леонидович Твеленев. Он едва глянул на ребенка и сразу сказал: «Он у вас белый как стена, нужна капельница». Нам поставили «натрия хлорид» и дали несколько пакетиков с лекарствами — медсестра сказала, их нужно развести водой и поить ребенка, — вспоминает Юлия.

Позже, когда кроху начало сильно рвать, выяснилось: при капельнице лекарства давать было нельзя.

- После первой капельницы принесли вторую. Я заметила, что у него буквально на глазах раздувается живот. Я боялась отойти от него, медсестра и врач не заходили. К трем часам дня его живот раздуло настолько сильно, что я испугалась и позвала врача. Он ответил, что это нормально. Тогда я сказала, что ребенок с самого утра не мочился, подгузник абсолютно сухой, несмотря на столько влитой жидкости. Врач ответил, что ходить в туалет ему просто «нечем», обещал клизму, но мы ее так и не дождались, — говорит Юлия.

Много позже, уже в реанимации, по словам матери, ребенку поставили катетер и газоотводную трубку - и шлаки стали выходить из организма.

После капельниц ребенку удалось опорожниться. Ему стало ощутимо легче. Все это время он узнавал маму, общался, реагировал на происходящее, хотя был слаб. По медкарте, по словам матери, к шести вечера состояние Данилы было вполне удовлетворительным.

— Вечером в шесть пришла медсестра и уколола антибиотик. Ему ни разу в жизни не давали антибиотики. И мне даже не сказали, что колят, не спросили о том, есть ли у нас аллергия и противопоказания! Потом уже мы посмотрели в медкарте: кололи «Амикацин» - 150 мг. При нарушении работы почек такому маленькому ребенку нельзя было колоть больше 75 мг. Это мы узнали из инструкции. Мы, обычные люди, почитали инструкцию! Почему этого не знали медики? — возмущается мать.

Юлия говорит, малышу стало плохо тут же: он посинел, начал задыхаться, резко поднялась температура. Ее смогли измерить только, когда муж Юлии привез собственный градусник. Женщина испугалась, позвала врача.

- Сначала от меня отмахивались: мол, это просто сильная интоксикация, что вы хотите. Но я умоляла: посмотрите на ребенка, ему очень плохо! - вспоминает Юлия.

Врач взглянул на Данилу и срочно направил его на ЭКГ.

— Пульс показал 187 ударов минуту. При мне врач сказал медсестре уколоть ребенку литическую смесь и «укол от сердца». Но этот укол не отражен сейчас нигде! А антибиотик записан после литической смеси, хотя кололи наоборот, сначала антибиотик, потом «литичку», — утверждает Юлия.

Малыша срочно направили в реанимацию.

- Не предложили ни лифт, ни помощь. Я просто бежала по коридорам с ребенком на руках. Потом его забрали, а передо мной захлопнули двери: мол, мне тут больше делать нечего. Мне позвонили мои родные, сказали, что привезли какой-то аппарат, который нам нужен, но его нет в реанимации - нет в реанимации ЦГБ города, понимаете! Сказали, что их не пускают. Я побежала к ним, забрала этот аппарат, отдала его медикам. На тот момент я уже была просто в истерическом состоянии, я не понимала, как мы за несколько часов дошли от недомогания до реанимации, - говорит Юлия.

Медики настаивали, что произошла сильная интоксикация из-за того, что ребенок наглотался «химии». Просили Юлию вспомнить лекарства, которые мог нечаянно проглотить ее сын. Но дома у женщины не было никаких сильных лекарств. Позже и эксперты предварительно объявили, что химии в организме погибшего малыша не нашли.

В реанимации крохе становилось все хуже и хуже. В 23:25 сердце ребенка остановилось, медики констатировали смерть.

— Мне сказали, что малыша принесли в реанимацию уже в состоянии оглушения. Но как же так, если до шести вечера с ним было в целом все в порядке?! Я много раз уже пожалела о том, что согласилась на госпитализацию… Никогда бы не подумала, что такое может произойти в больнице, где мы находились под наблюдением врачей! — говорит Юлия.

После случившегося женщина обратилась в прокуратуру и следственный комитет Батайска. Возбудили уголовное дело — в отношении неустановленных лиц. В администрации города также обещали разобраться.

И все же родители погибшего малыша переживают, что настоящих виновных не найдут и так и не накажут.

— Мы не хотели выносить нашего горе на люди. Но город у нас маленький. Ко мне стали подходить незнакомые люди и рассказывать, какие слухи обо мне ходят. И я решилась: пусть уж лучше все узнают правду от меня. После этого мне многие стали писать о том, что у них похожие истории, связанные с батайской ЦРБ. Надеюсь, теперь моя трагедия не останется незаметной, — говорит Юлия.

Министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская принесла соболезнования родителям, но попросила пока не делать выводы.

— Сейчас идет проверка, проводится судмедэкспертиза и аудит, которые и определят, есть вина медицинских работников в случившемся или нет, — сказала она изданию.

После того, как Юлия обратилась в редакцию «Блокнот Ростов», пост в Инстаграме издания собрал порядка 10 тысяч комментариев от пользователей со всего мира. Люди выражают соболезнования и негодуют из-за произошедшего.

Призыв восстановить справедливость звучит в большинстве комментариев.

— Не могу слушать без слез, — комментирует рассказ матери пользователь Надежда.

— Звук не включаю… Бедная мама, бедный малыш. Спасибо, что не замалчиваете это, — пишет Instagram-пользователь annamarriva.

— Ужаснее ничего не может быть, это точно. Я надеюсь, справедливость восторжествует, хотя в нашем гнилом социуме – это редкость. Сил родителям. Мягких облачков малышу, — поддерживает родителей другой пользователь.

Некоторые читатели отмечают, что в этой резонансной ситуации должен разобраться губернатор Ростовской области Василий Голубев. Так, например, пользователь с ником id_mary.na пишет:

— Голубев, действуй! Сейчас халатное отношение врачей кругом, проверено личным опытом. Соболезнования семье.

К сожалению, трагедия может случиться в любой больнице: такие случаи бывали и раньше, притом, не только в Ростовской области. Так, в ивановской больнице скончался восьмилетний мальчик, поступивший медучреждение с переломами рук. В результате ошибки врачей его сердце не перенесло анестезию.

В Рязанской области трагедия произошла, когда медсестра пыталась сбить температуру 6-летнему мальчику. Там ребенок умер после укола, сделанного профессиональным медработником.

На Камчатке произошел совершенно ужасный случай с маленьким ребенком, когда мать наоборот отказалась от госпитализации. При этом на дом приехал врач, осмотрел семимесячного младенца, после чего малыш скончался. Тогда причиной смерти стал менингит.

Бывают, к сожалению, в медицинской практике случаи, когда умирают дети вместе с родителями. Так, в 2014 году во время родов умерла мать Ирина Ковалева и ее неродившийся ребенок. По версии следствия, причиной смерти стала непереносимость препаратов, которые использовали медики.

Автор текста: Виктория Сапунова

Комментировать
Эту новость прокомментировали 13 раз