Неприятные итоги работы петербургского Законодательного Собрания

ПОЛИТИКАПрокомментируйте новость
Неприятные итоги работы петербургского Законодательного Собрания

Выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга пройдут в этом году в единый день голосования, 19 сентября.

Выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга пройдут в этом году в единый день голосования, 19 сентября. Эксперты говорят о том, что это будет напряженная и весьма конкурентная кампания. И материалов на тему и хода электоральных процессов и кандидатов, которые претендуют на места в ЗАКСе огромное количество. Однако, стоит напомнить, что к нынешней работе Петербургского парламента накопилась масса претензий. И многим избирателям хотелось бы, чтобы эти проблемы были решены и впредь не возникали в работе Законодательного Собрания уже нового созыва.

В прошлом году, например, крупный скандал в медиа разгорелся по поводу так называемых «депутатских поправок». Это была инициатива еще мэра Собчака, которая впоследствии дорабатывалась городскими парламентариями, и заключалась в том, чтобы 2% городского бюджета парламентарии могли тратить «по своему усмотрению». В теории предполагалось, что эти 2% пойдут на общегородские нужды, которых у Петербурга полно. Но на практике, оказалось, что эти деньги в буквальном смысле идут на «реализацию коррупционных схем» . В начале этого года, правда, Комитет финансов Петербурга издал устное распоряжение о заморозке циркуляции денег по «депутатским поправкам». Но до этого, по этим статьям творились поистине «великие дела».

Естественно, что одним из фигурантов этой истории стал спикер Законодательного Собрания, Вячеслав Макаров. Во-первых, как глава городского парламента, а во-вторых, как «главный распорядитель» средств, обозначенных в «поправках».

Понятно и то, что правоохранительные органы не обошли вниманием данную ситуацию, и в итоге под арест попал депутат Сергей Коваль, а ранее еще один парламентарий, Светлана Нестерова. Коваль, при этом, в ряде СМИ, назывался «кошельком» Макарова, то есть, фактически, тем человеком, через которого шли деньги, оформленные посредством «депутатских поправок».

Сработали «поправки» и в медицинской сфере. Здесь, оказалось, что в мае прошлого года Петербургское Законодательное Собрание приняло решение о выделении 440 миллионов рублей на закупку медицинской техники. Но в силу принципиальной непрозрачности распределения этих средств, проверить насколько конкурентны были тендеры и по каким принципам осуществлялись закупки, попросту невозможно.

При этом, в ходе журналистских расследований по поводу закупок медицинского оборудования, в том числе и аппаратов ИВЛ, выяснилось, что ряд родственников спикера Макарова занимают весьма значимые должности в контексте распределения денег. Например, первым заместителем главы Петроградского района является Марина Лыбанева, племянница Вячеслава Макрова. Здесь нужно отметить, что нынешний спикер ЗАКСа избирается именно по Петроградскому округу, а сам район в рамках «траншей на медоборудование» получил почти 10 миллионов рублей.

Еще один племянник спикера городского парламента, Евгений Кукушкин, по странному стечению обстоятельств работает главой отдела здравоохранения администрации и регулярно включается в комиссию по госзакупкам в качестве зампредседателя.

И еще одна племянница Макарова, Алена Кукушкина является начальником управления материально-технического обеспечения Аппарата Законодательного Собрания Петербурга. Именно её подпись стоит на всех документах о закупках на нужды городского парламента.

И которая, равно, как и называемый «протеже спикера» депутат Денис Четырбок, фигурировали в крайне сомнительной истории о закупке наградных часов для сотрудников

ФФГУП «Охрана» Росгвардии. Часы оптом были куплены на 20% дороже, чем если бы покупались на рынке и в розницу.

Если же возвращаться, собственно, к истории с медицинским оборудованием, то в декабре прошлого года появилась информация о возможных неконкурентных закупках аппаратов ИВЛ Петербургом по явно завышенным ценам . И, что характерно, по одной из версий, компания у которой закупали ИВЛ тесно связана всё с тем же господином Макаровым. В условиях коронавируса такие «схемы» выглядят не просто противозаконно (поскольку таковыми и являются), но и откровенно цинично.

Сфера градостроительства в Петербурге также вызывает вопросы. Здесь, одним из «главных героев» странных изменений в Генплане является депутат Сергей Никешин, который, к слову, планирует переизбраться и в новый состав городского парламента. Дело в том, что Никешин, кстати, являющийся депутатом уже 8-й срок подряд, то есть, начинал он ещё с Ленсовета в 1989 году, занимает должность председателя Комиссии парламента по городскому хозяйству, градостроительству и имущественным вопросам. И вот уже эта Комиссия проводит решения ЗАКСа по «процессу изменения функционального зонирования территорий города, включения и исключения земельных участков из состава ЗНОП, увеличения высотности зданий при застройке». Есть версия, что делается все это в интересах застройщиков и не безвозмездно.

Кстати, в истории с нечестной конкуренцией и давлении на ряд независимых застройщиков были заподозрены еще и оппозиционные депутаты Максим Резник, ныне находящийся под домашним арестом, и Борис Вишневский.

Ну и бюджет кампании для «своих» депутатов, как предполагают в ряде СМИ, господин Макаров тоже будет выделять из «кассы», которая была сформирована в рамках «эффективного распределения средств» по депутатским поправкам.

Вообще же, говоря про Генплан, исторические здания и прочую градостроительную политику, можно вспомнить массу историй. Например, про все те же Аракчеевские казармы, конфликт вокруг которых с перерывами тянется с 2013 года.

В целом, все это порождает уже не у СМИ, а у граждан массу претензий. Поскольку Петербургское законодательное собрание – это действительно «дорогое удовольствие». Это, например, зарплаты депутатов, которые с надбавками могут достигать 130 тысяч рублей. В питерском ЗАКСе сейчас 50 парламентариев. Если в среднем они получают по 100 000 рублей, то только зарплатный фонд Законодательного Собрания в месяц составляет 5 миллионов рублей. Или 60 миллионов в год.

А есть еще и траты на личных водителей, содержание аппарата из помощников и секретарей. Ну и, как показывает все вышеизложенное, всё очень неплохо с «освоением» определенных бюджетных средств на самые разные, но не всегда сугубо городские, нужды.

И при этом, в городе до сих пор не принят, например, закон об ужесточении персональной ответственности за неубранный мусор и за незаконные свалки. С Генпланом, да и в целом городской инфраструктурой все тоже очень «интересно». Как показывает практика, нет элементарного контроля застройки и наказания за отсутствие инфраструктуры в новых районах. С проектами озеленения тоже не то, чтобы все было хорошо. Да и культурное и архитектурное наследие Петербурга все больше становится поводом для политических и коррупционных скандалов, а не объектом корректной охраны и реставрации.

В общем, есть мнение, что новому составу городского Законодательного Собрания, неплохо бы озаботиться не столько тратами 2% бюджета через не прозрачные механизмы, а все же обратить внимание на реальные нужды города. И да, чтобы были понятны суммы, расходная часть бюджета Петербурга в 2021 году - 741,3 миллиарда рублей.

К слову, в этом контексте становится очевидно, почему такую популярность сейчас набирают те кандидаты в новый состав городского парламента, которые идут с «социальными» и «внепартийными» программами, направленными сугубо на улучшение качества жизни горожан.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 0 раз