Запретный плод: от российских детей спрячут взрослые книги

КУЛЬТУРА13 комментариев
Запретный плод: от российских детей спрячут взрослые книги

Минкульт РФ приказал библиотекам спрятать книги для взрослых в отдельных залах или закрывающихся шкафах, чтобы их не увидели несовершеннолетние читатели.

Российский Минкульт в очередной раз озаботился защитой неокрепших детских умов от информации, которую им не положено получать ввиду нежного возраста. В ведомстве вдруг осознали, что несовершеннолетние, посещая библиотеки, могут увидеть на полках «книжки для взрослых», заинтересоваться, взять их домой, прочесть и…

Чем это чревато, в приказе министерства не уточняется (кроме бюрократической формулировки о вреде здоровью и развитию), — но сотрудникам библиотек велено перенести издания, не предназначенные для детей и подростков, на такие полки, где юные читатели не смогут их увидеть. Фактически фонды взрослой и детской литературы придется «пространственно изолировать» друг от друга, как бытовую химию и продукты питания в магазинах «Пятерочка».

Кроме того, библиотекарям предписано при выдаче книг несовершеннолетним проверять возрастную маркировку каждой из них, и если школьник тянется к запретному плоду, предотвратить непоправимое. Даже не будучи специалистом, легко догадаться, что этот приказ навешивает на сотрудников библиотек нешуточные дополнительные обязанности и ответственность за их выполнение.

При этом повышения зарплат, судя по всему, с приростом нагрузки не предусмотрено. Для справки: в среднем сотрудники библиотечных учреждений в России получают около 10 тысяч рублей, в частных школах — от 12 до 15 тысяч рублей, в сельских библиотеках — около 9 тысяч рублей. Больше всего зарабатывают библиотекари на Камчатке (25114 рублей), в Москве (21114 рублей), Республике Саха-Якутия, Ненецком автономном округе и Ленобласти (20-21 тысячу рублей), а также в Крыму (18 тысяч рублей).

При этом оклады остаются неизменными на протяжении нескольких лет подряд, вопреки росту прожиточного минимума и инфляции. Требования же к библиотекарям предъявляются довольно жесткие: наличие специального или педагогического образования, повышение квалификации, познания в области литературы и литературоведения, эрудиция и широкий кругозор.

Помимо дополнительной неоплачиваемой нагрузки на библиотекарей, приказ Минкульта РФ имеет и другие негативные последствия. Первый замглавы думского комитета по образованию и науке Олег Смолин возмутился инициативой ведомства, посчитав ее бессмысленной и даже вредной. По его мнению, любые ограничения круга чтения детей отобьет у них любовь к художественному слову — а они и так в последние годы стремительно ее утрачивают, предпочитая копаться в гаджетах. Кроме того, получить доступ к «запрещенке» для любого подростка не составит никакого труда: он может скачать книгу в интернете, прочесть ее в мобильном приложении или онлайн.

Смолин подчеркнул, что «взрослые» издания — наименьшее зло по сравнению с той информацией, которую дети в принципе черпают из Сети: там можно «насмотреться такого, чего в книжках даже достаточно вольных не пишут». «Я думаю, что нам надо было бы заботиться о том, чтобы дети больше читали, а не о том, чтобы они меньше читали», — подытожил депутат.

Впрочем, он считает уместным запрет доступа несовершеннолетних к библиотечным книгам, текст которых содержит ненормативную лексику. Как реализовать его на практике, с учетом того, что нецензурщина входит в список критериев возрастной маркировки наряду со сценами насилия и секса, Смолин придумать не смог.

Известный российский писатель Дмитрий Быков, комментируя приказ Минкульта, наоборот, предположил, что запреты подтолкнут детей и подростков к чтению, поскольку молодежи в принципе свойственно стремиться к нарушению запретов. «Если он не сможет какую-либо книгу получить в библиотеке, он просто купит ее или скачает в интернете, но в любом случае прочтет. «Если книгу не выдают, значит это что-то стоящее», — подумает он», — рассудил литератор. По его словам, «если библиотеки запретят совсем, дети ринутся читать с утроенной энергией».

Не исключено, что новый запрет от Минкульта спровоцирует очередной пересмотр самой системы возрастной маркировки литературных произведений. В последний раз она подверглась изменению в конце 2019 года, когда был принят закон об упразднении промежуточных маркировок 0+, 6+, 12+, 16+. До этого то и дело возникали абсурдные ситуации — в Москве школьнику не продали «Собор Парижской богоматери» Виктора Гюго, «Мастер и Маргарита» в некоторых изданиях, напротив, промаркирована 12+, зато Библия, «Волшебник Изумрудного города» и «Ромео и Джульетта» — строго 16+. «Тихий Дон» Михаила Шолохова, входящий в школьную программу, был промаркирован 18+.

Несколько лет назад под уголовное преследование попали несколько энциклопедий по половому воспитанию. Общественная организация «Уральский родительский комитет» усмотрела в них признаки «порнографии».

Кроме того, нюансы возрастной маркировки с одинаковым успехом трактовались в ту и другую сторону, так что одни и те же произведения в выпуске разных издательств имели разные ограничения по возрасту читателя.

Редактор издательства «БХВ-Петербург» Екатерина Трубей так описывала различия между произведениями «для детей» и «для взрослых»:

"0+ значит, что в книге могут встретиться ненатуралистические описания насилия (за исключением сексуального) при условии торжества добра над злом. Лиса выгнала зайчика из избушки. Автор лису осуждает, зайца возвращает.

18+ означает следующее: Обкурившиеся лиса и зайчик занимались сексом. Наутро лиса крыла его матом, потом убила, труп расчленила, останки разбросала вокруг дома, их припорошило снегом, был же буран. Автору плевать".

Правительственное постановление о маркировке книжной продукции обязывает упаковывать издания для возрастной категории 18+ в пленку, чтобы несовершеннолетние покупатели не могли пролистать томик в магазине. На обложке должна присутствовать заметная надпись «Содержит нецензурную брань».

По регламенту это произведения, которые содержат натуралистическое описание болезней и катастроф, не осуждаемое употребление наркотиков и алкоголя, натуралистические сцены половых отношений, упоминание и описание нетрадиционных взаимоотношений, нецензурную брань и сцены, побуждающие к самоубийству.

Еще более суровые нормы (и штрафы) действуют в сфере кинопроката. Сотрудникам кинотеатров запрещено пускать детей и подростков на сеансы фильмов, маркировка которых не соответствует их возрасту. Для покупки билетов на просмотр картин с маркировкой 18+ необходимо предъявлять паспорт, как и для прохода в зрительный зал.

Согласно поправкам от 2015 года, наказание за нарушение этого требования карается для юридических лиц штрафом от 1 до 5 миллионов рублей (до этого — от 20 до 50 тысяч рублей) или приостановлением деятельности на срок до 90 суток. С того же года в России действует запрет на нецензурную лексику в телеэфире, из-за которого пришлось переозвучить подавляющее большинство фильмов, включая многие отечественные. Режиссер Никита Михалков ратовал за возвращение мата на экран, но Минкульт дал понять, что это исключено.

При этом ведомство отказалось запрещать демонстрацию сцен распития алкогольных напитков, как того требовал Центр разработки национальной алкогольной политики. Тогдашний замглавы министра культуры Владимир Аристархов призвал не доводить ситуацию до абсурда.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 13 раз