«В счастливых приемных семьях дети копируют даже внешность родителей»: рассказы сотрудников органов опеки

Актуальный вопрос2 комментария

Московские специалисты рассказали об удивительных случаях из своей практики.

Четверг, 10 ноября, является Всемирным днем сирот. Грустный день, хотя, как говорят в Минобрнауки, уже не такой, как несколько лет назад: количество сирот в стране за последние годы значительно сократилось. К концу 2015-го на учете в федеральном банке данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, находились сведения о 71,4 тыс. детей. Для примера: в 2014-м их было 87,6 тыс., а 2013 г. - 107 тыс.

Ежегодно тысячи молодых российских семей выражают желание забрать ребенка домой. Впрочем, сегодня для того, чтобы усыновить или оформить опеку, не надо даже быть семьей. Достаточно одной матери - мужчинам-одиночкам, как показывает практика, детей почти не дают. Лишь бы родительница была трудоустроена (с доходом не ниже прожиточного минимума), физически и психически здорова, а жилищные условия позволяли принять в свой дом малыша.

Собрав необходимые документы, кандидаты в усыновители обращаются в органы соцзащиты с заявлением, где указывают одну из трех форм: опека, усыновление либо приемный родитель; пол и возраст ребенка. Впрочем, что касается детей, основных пожеланий у современных родителей два - возраст ребенка (желательно до года) и состояние его здоровья.

Специалисты органов опеки отмечают удивительный факт: современные родители скорее усыновят здорового малыша неславянской внешности, чем больного - славянской.

 - Здоровых детей мало, - пояснила «Блокноту» бывшая сотрудница органа опеки города Москвы Ольга. - За ними люди встают в очередь. Берут их из регионов - на моей памяти было такое, что привозили из Крыма, из Ростовской области, из Краснодарского края... Мы сами говорим людям: хорошо, если у вас есть знакомые врачи в роддомах, которые позвонят, если у них окажется отказник без патологий.

Но здоровых отказников мало: чаще всего горе-мамаши отказываются от больных малышей, испугавшись ответственности или не желая за ними ухаживать. А ведь в любящей семье вероятность выздоровления гораздо выше, чем в детском доме...

В отделе, где работала Ольга, вспоминают удивительный случай, произошедший несколько лет назад. В одной из московских больниц в палату к мамочке, лежащей с маленькой дочкой, положили девятимесячную отказницу Аню. Девочка была тяжело больна: ДЦП и серьезные проблемы с почками. Мамочка, пожалев малышку, принялась ухаживать за ней и за месяц «соседства» прикипела настолько, что вскоре после выписки обратилась в органы опеки.

- Поначалу мы ее отговаривали, - рассказала собеседница агентства. - У нее двое своих детей, одна из них инвалид. И все вместе с бабушкой ютились в маленькой «двушке» с трехметровой кухней, и там не было места даже для инвалидного кресла, которое ребенку приобрело государство.

Приемную мать не остановило главное: ее предупредили, что из-за серьезного заболевания малышка может не встать на ноги. Забрав ребенка, женщина принялась заниматься с ней, делать первые шаги... Сейчас Анютке восемь лет, и она мало чем отличается от здоровых детей: учится в школе, занимается в разных кружках. И даже танцует.

Сейчас, спустя несколько лет, семье дали новую просторную квартиру под Москвой. И у счастливых мамы с папой родилась еще одна, четвертая, дочь.

Не все родители, к сожалению, относятся к детям с такой ответственностью и любовью. Некоторые заставляют малыша дважды переживать трагедию, случившуюся в его жизни. И наносят удар по его и без того хрупкому здоровью.

В одном из московских детских домов подрастал мальчик Гриша, трехлетний ангелок с белокурыми волосами и доверчивыми синими глазами. Мальчик покорил сердце молодой бездетной школьной учительницы начальных классов. Женщина казалась приличной: интеллигентная, воспитанная, имеющая большой опыт работы с детьми. Она навещала Гришу около года, всячески баловала - приносила сладости и игрушки, гуляла с ним. Малыш быстро привык, стал ждать ее вечерами и при встрече называть мамой.

Перед Новым годом состоялся суд, учительнице позволили усыновить ребенка. Москвичка сменила Грише имя, но домой забирать не спешила: накануне праздника заболела, и врачи рекомендовали ей сначала выздороветь. 3 января она все-таки приехала за сыном. А 9-го... вернула его в детский дом. Заявила, что они не «сошлись характерами»: оказавшись в незнакомой квартире, испуганный ребенок перестал называть ее мамой!

 - От перенесенного стресса у Гриши обострилась астма, хотя диагноз сняли за два месяца до усыновления, - рассказала Ольга. - Ребенка пришлось долгое время лечить, восстанавливать документы.

Несмотря на то, что легкомысленная учительница пробыла «мамой» меньше недели, суд обязал ее выплачивать алименты больному ребенку до его 18-летия. И, поскольку женщина была лишена родительских прав «по вине усыновителя», взять приемного ребенка в семью ей уже не позволят. Судьба Гриши, к счастью, сложилась удачно: красивого мальчика заметила европейская семья и увезла за границу. Там ребенок обрел свой дом и новых маму с папой.

Для того чтобы уменьшить риск возврата детей, сотрудники детских домов и органов опеки призывают усыновителей не спешить. Дают им минимум месяц на общение с ребенком, чтобы лучше узнать его характер, психологические особенности. Не скрывают ни диагнозов, ни информации о родителях, прося принять все во внимание и здраво оценить свои способности заботиться о нем и нести ответственность.

- Бывало такое, что на вопрос, зачем нужен ребенок, люди отвечали, что им просто скучно, - продолжила собеседница агентства. - Пришла пенсионерка, сказала, что сидит дома одна, пока муж работает. Ребенок скрасил бы ее одиночество.

Ситуаций, с которыми сталкиваются специалисты, сотни и тысячи. Бывает, что на их глазах случаются чудеса: в счастливых семьях дети меняются на глазах, это необъяснимо, но порой даже становятся похожими на приемных родителей внешне. Тогда, когда чувствуют себя родными и любимыми.

Имена детей изменены.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 2 раз