Отец-одиночка попросил следователей разобраться в гибели жены и нерожденной дочери

РЕГИОНЫ2 комментария
Отец-одиночка попросил следователей разобраться в гибели жены и нерожденной дочери

Долгожданная беременность Юлии Кочергиной из города Гуково Ростовской области обернулась для молодой семьи большой трагедией.

За месяц до назначенной даты родов сердце плода перестало биться. А еще через 10 дней умерла и мать.

Теперь Павел стал «отцом-одиночкой». К обязанностям добытчика и кормильца семьи добавились и хлопоты, которыми обычно занималась Юлия.

Мужчина готовит, стирает, гладит.  За помощью к бабушкам он старается обращаться редко. Павел уверен, что трагедии можно было бы избежать, будь врачи внимательней к пациентам.

гуково москва2

- Жена стояла на учете в Гуковском роддоме. Примерно за 10 дней до того, как беременность замерла, Юля почувствовала себя плохо. У нее «скакало» давление, жену тошнило. Однако заведующая роддомом сказала, что супруга просто отравилась, съела несвежий салат. Врачи настаивали на том, чтобы жена подписала документ об отказе в госпитализации. Юля так и сделала, - рассказывает Павел Понаморев.

Спустя около недели Юля вновь почувствовала себя плохо. Ее тошнило, женщина начала терять сознание. На «скорой помощи» 35-летнюю гуковчанку отвезли в МБУЗ ЦГБ Гуково. Там врачи констатировали смерть ребенка. Юлию прооперировали. Операция прошла тяжело, у женщины «встали» почки.

Юлию перевозили из одной больницы в другую. В итоге женщину госпитализировали в БСМП-2 Ростова, а оттуда — в областную больницу № 2. Уже там лечащий врач сообщил семье: «Чтобы сохранить жизнь пациентки, необходимо удалить матку». Муж дал согласие.

Через несколько часов после операции Юлия умерла.

- После рождения Платона мы мечтали о дочери. Когда Юля забеременела вторым ребенком, ей поставили предварительную дату родов на 19 апреля. Именно в этот день родился сын. Но Юля словно чувствовала беду. Говорила, что хотела бы родить чуть раньше, - вспоминает мужчина. - Она трепетно относилась к беременности. Выполняла все рекомендации. Позже врач из Гуково сказала, что у жены были больные почки. Но у меня вопрос! Куда этот же самый врач смотрел, когда Юлия приходила на консультации? Чем думала медик, отговаривая жену от госпитализации? Скажи доктор тогда хоть слово о том, что Юле угрожает опасность, она бы последовала всем рекомендациям.

Павел недавно написал заявление в следственные органы. Он считает, что к трагедии привела халатность врачей. Сейчас по данному факту идет проверка.

Сын Платон после смерти мамы практически не разговаривает. Ребенок замкнулся в себе.

- Он понимает, что мамы больше нет. Я сказал сыну, что она на небе. Сейчас Платон - единственный смысл жизни. Юля мечтала, чтобы он вырос хорошим человеком, - говорит Павел.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 2 раз