«Снизу уже закипело»: в подмосковном ПЦ медсестры пошли на голодовку из-за нечеловеческих условий труда

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
«Снизу уже закипело»: в подмосковном ПЦ медсестры пошли на голодовку из-за нечеловеческих условий труда

За это им пригрозили, что ими якобы займется ФСБ.

Младшие медсестры перинатального центра в Коломне Московской области объявили акцию протеста в связи с тяжелыми условиями труда — переработками, низкими зарплатами, постоянно увеличивающейся нагрузкой. Неделю назад медсестры объявили голодовку. Они уверены, что иными методами привлечь внимание к ситуации, которой уже три года, нельзя. В профсоюзе медработников уверены: проблема гораздо глубже и кроется в оптимизации медицины. Что происходит сейчас в коломенском ПЦ, разбирался «Блокнот».

Перинатальный центр в Коломне открылся три года назад. По словам медработников, штатное расписание предусматривало 160 младших сестер и санитарок, но их было 56. В 2019 году их перевели в статус младших медсестер с разным функционалом. После этого уборкой в перинатальном центре начала заниматься сторонняя клининговая компания — уборщицы, которые по большому счету не имели специальных навыков работы в медицинском учреждении. Младшим медсестрам при этом обещали, что их зарплата вырастет, а нагрузка станет меньше. Но нагрузка только увеличилась.

Коломенский перинатальный центр.

— На наш вопрос, кто дал приказ нас сократить, руководство, на тот момент в лице и. о. главного врача Игоря Хазова, ответило, что это приказ Минздрава. Хорошо, если это приказ Минздрава, покажите нам его. Нам его никто не показал, мало этого, ответили, что приказ в устной форме. И пообещали повышение зарплаты за счет тех, кого сократили. Повышения зарплаты мы не увидели. А нагрузки увеличились вдвое, — рассказала младшая медсестра коломенского ПЦ Наталья Трухина.

Медсестра Наталья Трухина.

К 2021 году на каждую медсестру приходилось фактически больше одной ставки. В январе 2021-го количество младших медсестер сократили с 28-ми до 22-х. При этом персонал не был закреплен за отделениями, работники вынуждены были перемещаться по всему ПЦ — куда отправят, там и работай. Если кто заболеет — нагрузка ляжет на других. Медсестры рассказывали, что в последнее время руководство установило камеры по всему шестиэтажному зданию и следило: присел — выговор, короткая передышка — лишение премии, на перекусы оставалось 5-7 минут за смену, а то и вовсе не было.

— Руководство тогда нам еще сказало, что мы справились после первого сокращения, справимся и сейчас. Да, мы справились. Но как мы справлялись, никто из руководителей даже не знает. Во время пандемии многие роддома перепрофилировались под ковидные, другие закрылись, кто на мойку, кто на ремонт. Весь поток с этих роддомов пошел к нам. Вместе со здоровыми пациентами к нам попадали и те, кто болел. Зачастую, о диагнозе узнавали после поступления. Мы старались — не только мы, младшие медсестры, но и средний персонал и врачи — сделать все возможное, чтобы справиться с теми нагрузками, которые на нас свалились. Во время пандемии зашел вопрос о выплате ковидных надбавок, которые пообещал президент. Руководство ответило, что мы якобы с ковидными пациентами не работаем, — продолжила Наталья Трухина.

Последней каплей терпения стал приказ главного врача Татьяны Шаврак о третьем сокращении, назначенном на 1 октября 2021 года. Планировалось провести не просто сокращение численности, но и полную ликвидацию штата младшего персонала — всех 25 ставок младших медсестер. Тех, кто останется собирались перевести в уборщицы с минимальным окладом.

— Знаете, как главный врач Татьяна Шаврак назвала нас за наше нежелание стать уборщицами и получать еще меньше зарплаты? «Недалёкие». Так и сказала про нас: «Эти недалекие, они же ничего не понимают, что с ними разговаривать, их надо убрать». Раз руководство нас не стало слушать, мы решили просить помощи у вышестоящих инстанций. Написали жалобы. Но ни одна из этих инстанций нас также не услышала. А Шаврак еще позлорадствовала, что, мол, никакой барин с Москвы не приедет и нас не рассудит, — сказала Трухина.

Измотанные постоянными переработками и нечеловеческими условиями труда младшие медсестры обратились в профсоюз «Действие». Вопрос о сокращении удалось затормозить. Но все другие проблемы остались, и медработники продолжили стучаться в двери различных инстанций. В перинатальный центр Коломны отправились представители прокуратуры, трудовой инспекции, минздрава, росздравнадзора с проверками.

Участники протеста определили рамки голодовки.

Главный врач коломенского перинатального центра Татьяна Шаврак назначила совещание на 1 февраля, обещая пойти на диалог с медработниками. На совещание приехали все, но Шаврак туда не пришла. Оскорбленные таким отношением, младшие медсестры решили начать голодовку в знак протеста. Предполагалось, что медработники будут вступать в нее по одному с интервалом в пять дней.

— Проверяющие пытались нас отговорить. Мол, нужно же время на проверку. А у меня вопрос — вы, коломенская прокуратура, еще в октябре, получили наше обращение. Неужели вам 3 месяцев не хватило для того, чтобы все проверить? На местном уровне правды не добьешься, может, голодовка заставит тех, кто выше, услышать нас. Слышала как-то фразу, что молоко закипает снизу. Не будет кипеть снизу, сверху даже не двинется. Снизу уже закипело, — заявила Наталья.

2 февраля она начала голодовку. Каждый день медсестра делала замеры — по ним видно, что за несколько дней она похудела, у нее упали давление, уровень сахара в крови. По рассказам медсестры, к ней приставили двух сотрудников, которые записывали и фотографировали каждое ее действие. Впрочем, продолжать протест Наталье это не мешало.

Женщина заработала гипогликемию за несколько дней.

— Нам напрямую сказали, что мы экономически невыгоды. Дешевле нанять клининг, уборщиц. Аргумент — «у них есть медкнижки». Слушайте, у нашего местного дворника тоже есть медкнижка. Давайте его допустим до санитарной обработки процедурных и операционных. У таксистов тоже есть медкнижки. Они рангом повыше, чем дворник, их можно на роды поставить. Почему бы и нет? — возмутилась Наталья.

Наталья Трухина за работой.

Через несколько дней к ней присоединилась медсестра операционной Юлия Шатская. По утверждению медработников, к концу смены из-за давления руководства ПЦ она вынуждена была прекратить голодовку и написать отказ от участия в акции. О том, что руководство Перинатального центра давит на протестующих медсестер, рассказали в профсоюзе «Действие».

— Младших медсестер коломенского перинатального центра «прессуют». Вызывают по одной, пользуясь тем, что медсестры на рабочей смене и не могут отказать работодателю. Пытаются заставить отказаться от участия в кампании по защите своих прав, а тех, кто уже принимает участие в голодовке или планировал вступить в нее в установленный срок, — заставить отказаться от голодовки. Уговаривают, морально давят и угрожают, что это — экстремизм и ими якобы займется ФСБ, — рассказали в профсоюзе.

По словам медсестер, Шатская из-за подскочившего после таких «бесед» давления ушла на больничный, а после его окончания может уволиться из ПЦ.

У Натальи в условиях 12-часовых смен на восьмой день голодовки случился обморок. Наталья вызвала скорую, фельдшеры измерили уровень сахара и выявили гипогликемию. Медсестре пришлось уйти на больничный. К голодовке, уже будучи на больничном, присоединилась еще одна младшая медсестра, Иоланта Русоцкая.

Как оказалось, протестные настроения поддерживают не все. В соцсетях появилось видеообращение младшей медсестры послеродового отделения перинатального центра Алены Жуковой, которая заявила, что полностью довольна условиями работы и не понимает своих коллег.

— Меня устраивает график, у меня есть в течение рабочего дня время отдохнуть и перекусить. Также меня устраивает зарплата. Я не поддерживаю своих коллег и не понимаю тех, кто устроил эту бучу, — наговорила на видео Алена.

Протестующие медсестры уверены: обращение записано нарочно и реальной картины оно не отражает.

Параллельно с голодовкой в перинатальном центре начали проверку деятельности медсестер с помощью технологии фотохронометража. Суть метода состоит в том, что в процессе измеряются затраты рабочего времени на выполнение каждой операции. Замеры показали, что 40% рабочего времени медсестер будто бы остается свободным. Сами медсестры предполагают, что на время проверок потоки перераспределяют специально, а после проверок нагрузка вернется.

— Трудно назвать это естественным спадом: если обычно КПЦ принимал около 20 женщин в день, а бывало и по 25–28 родов в сутки, то в последнюю неделю это 7–8 человек. Нагрузка, естественно, упала, что и фиксируют проверяющие, — объяснили медработники в интервью «Новой газете».

Тем временем профсоюз «Действие» в эфире канала «360» обвинили в том, что он оплачивает протестные действия сотрудников перинатального центра. А представитель минздрава заявил, что большая часть протестующих из голодовки уже вышли, и вопрос уже, можно сказать, решен.

— В качестве «компромата» используют факт выделения профсоюзом материальной помощи трем младшим медсестрам. Еще в декабре прошлого года работодатель лишил трех сотрудниц перинатального центра стимулирующих выплат в 4 тысячи рублей. Этим трем членам совет профсоюза приняли решение выделить материальную помощь, это нормально. Для этого и создаются фонды. Тем более решение было принято по ноябрю, когда речи и не шло о голодовке. К тому же, из трех два сотрудника, которым выделили матпомощь, в голодовке вообще не участвуют. И, конечно, профсоюз будет помогать своим членам, иначе для чего тогда она платят членские взносы, — прокомментировал обвинения сопредседатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал.

Сопредседатель профсоюза медработников Андрей Коновал.

Медсестры тем временем ожидают, что руководство все же пойдет им на встречу и сядет за стол переговоров. Сотрудники требуют соблюдения трудового кодекса и нормальных условий труда. Пока же вместе с повышением нагрузки и не слишком высокими зарплатами медработницы вынуждены, например, сами покупать себе спецодежду и проходить медкомиссию за свой счет. Они считают, что было бы справедливо, если бы руководство перинатального центра компенсировало эти затраты.

— Сейчас последние дни проверки, которая проходит у нас, так что мне не хотелось бы делать какие-то выводы преждевременно. Я могу только сказать, что проводится хронометраж по отделениям, и вот по итогам проверки комиссии и по результатам хронометража обязательно будут сделаны выводы, будет понятно, где мы должны что-то пересмотреть, переделать, или в этом нет необходимости, — прокомментировала ситуацию «Новой газете» главврач Татьяна Шаврак.

Главврач сама назначила встречу, на которую не пришла.

В профсоюзе считают, что пока идти на уступки руководитель ПЦ не намерена.

— Есть риски того, что главврач продолжит продавливать свою позицию. Но тем не менее, предполагаю, что некоторый порядок в учреждении наведут. Если права будут нарушаться дальше, это приведет только к напряжению в коллективе. Насколько я знаю, младший персонал уже перестали привлекать к работе, не входящей в их функции. Женщин перестали выписывать после 18:00, и клининг стал успевать убирать площади. Количество госпитализаций, которое сейчас сократили, потом восстановится. Но тем не менее, по некоторым позициям улучшения произошли. Если говорят, что младшие медсестры не так уж много ухаживают за женщинами, так это потому, что они вынуждены выполнять другие функции. Есть стандарты оказания медицинской помощи, и женщины должны иметь возможность получать эту помощь от младших медсестер, — уверен Андрей Коновал.

Профсоюз «Действие» при любом исходе намерен поднять вопрос на высоком уровне. Так, профсоюз готовит обращение к Совету по правам человека при президенте РФ по вопросам работы младшего медицинского персонала и в целом сокращения штатов в больницах связи с оптимизацией.

Напомним, ранее «Блокнот» писал о жительнице хутора в Ростовской области Анастасии, которая лишилась ребенка из-за «оптимизации». У женщины начались проблемы во время беременности, какое-то время медики разрешали ей лечиться дома. Но когда ситуация стала критическая, скорая помощь просто не успела довезти Анастасию до роддома. Ближайшие учреждения давно закрылись в рамках «оптимизации». Ребенка Анастасия потеряла, да и сама осталась чудом жива.

А жителям поселка в Коми из-за оптимизации приходится ездить за 25 км, чтобы сходить к врачу. Их поликлинику закрыли шесть лет назад. Все эти годы люди были вынуждены ездить лечиться в районный центр. Сельчане уверены: оптимизация, в рамках которой закрыли медучреждение, неэффективна. Но теперь вернуть поликлинику стало еще сложнее: нет ни финансирования, ни специалистов.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел – пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89508687378.

Фото: Межрегиональный профсоюз медработников «Действие»

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Франц Клинцевич о добровольчестве среди заключенных: нужно дать шанс искупить вину

Руководитель российского союза «Ветераны Афганистана» и экс-сенатор от Смоленской области Франц Клинцевич прокомментировал историю героически погибшего в Донбассе бывшего ...

«Идут нелегитимным путем»: в Северной Осетии «Партию Дела» пытаются снять с выборов

ПОЛИТИКА

Партия обжалует в суде решение ЦИК республики об отказе в регистрации на парламентских выборах

Это самоубийственно: Генсек ООН потребовал остановить удары по Запорожской АЭС

В МИРЕ

Антониу Гутерреш также призвал обеспечить доступ сотрудников МАГАТЭ к станции, поскольку они утверждали о "колоссальных запасах" ядерного топлива.

Глава Запорожья подписал указ о референдуме по присоединению к России

В МИРЕ

Референдум запланирован на первую половину сентября.