Почему Мосгордума может стать оппозиционной

Выборы3 комментария
Почему Мосгордума может стать оппозиционной

Политолог Дмитрий Еловский – о столичных протестах

Протесты в Москве проявили целый ряд проблемных точек. Первая из них – и московская городская, и федеральная элита стала слишком технократичной. Она хорошо понимает, как управлять городским хозяйством, как организовать более-менее работающую бюрократию, как исполнять многочисленные нормативно-правовые акты. Но она совершенно не понимает, что в этой системе из цифр, труб, дорог и бордюров делать с жителями городов. Пока они отсутствуют в уравнении, все сходится, решение быстро можно вычислить, система вполне работает. Но тут появляются горожане со своими желаниями, и эти желания совершенно не вписываются в уравнение, они делают из точной математики какую-то размытую социологию наполовину с политикой.

Еще сложнее становится, когда с горожанами нужно о чем-то говорить и договариваться. С бюрократической системой проще: дал команду и дальше она как-то исполняется. Качество исполнения прямо зависит схемы работы бюрократии, от должностных обязанностей. А искусство управленца в этой системе - поставить такую задачу, чтобы система ее восприняла правильно, и начала выполнять, как задумано.

В случае с горожанами у них появляется свобода воли, собственные интересы, свое видение будущего развития. Им нельзя приказать, с ними приходится искать компромиссы и договариваться. Это крайне сложно и требует очень специфичных компетенций. Людей с такими компетенциями в управляющей элите все меньше. Им же для, того чтобы они решали проблемы, нужно давать достаточно полномочий. А с полномочиями они уже сами быстро превращаются в проблему для самой системы - начинают стройную бюрократическую систему разрушать неформальными договоренностями и компромиссами. Таких людей в системе все меньше, а значит, и диалог с горожанами превращается в разговор физиков с лириками: «лирики» - о своей тонкой душевной организации, а «физики» - о том, что под установку нового синхрофазотрона по выкачиванию денег из городского бюджета нужно передать очередную городскую собственность.

Вторая проблемная точка, связанная с первой: управляющая элита все слабее умеет просчитывать последствия политических решений и действий. Можно было бы сказать: ну это было очевидно, что если отказать в регистрации пулу Навального, то все выльется в протесты, они спровоцируют протестное голосование на выборах и в результате получится МГД не из 40 единороссов, а из например 30. Или даже 25. На самом деле это все было совершенно неочевидно на старте кампании.

Политический процесс – сложный, многофакторный и требует очень серьезной политической экспертизы. Которой очень мало. То есть политологов, которые могут писать справки немало, но чиновники с ними зачастую работать не умеют примерно также как и с гражданами.

Культуры обсуждения сложных политических решений с экспертным сообществом у нас и раньше было мало, а в последние годы пространство для привлечения экспертов совсем сузилось. В итоге решения часто принимаются наобум, ситуативно и крайне конъюнктурно.

Наконец, третья проблемная точка: мы живем в эпоху изменения самой роли и структуры городов. Скорее всего, города станут будущими центрами развития. Это приведет в том числе к новому взрывному росту их численности. Возможно, уже при нашей жизни мы увидим города с населением в 50 и даже 100 млн человек. Такие огромные структуры требуют совершенно новых подходов в управлении городскими системами. Но также они требуют и новых форм диалога с горожанами. Сложно судить московские власти за то, что они не понимают как этот диалог строить. Скорее всего, этого никто пока не понимает. Плохо то, что руководство города даже не пытается искать точки соприкосновения со всеми городскими сообществами, даже с теми которые им не нравятся и выглядят как деструктивные.

Эти проблемные точки и спровоцировали кризис в Москве. У городских властей нет понимания, что нужно работать с любыми горожанами, даже с оппозиционно настроенными. Нет понимания, как именно выстраивать эту работу. Нет понимания, что, например, выборы в Мосгордуму, и сама Мосгордума, как ни парадоксально, это и есть площадка для диалога с горожанами. Нет достаточной экспертизы при принятии решений, чтобы оценить риски, особенно долгосрочные.

В итоге была совершена первая и главная ошибка: были жестко сняты радикально оппозиционные кандидаты. То есть руководство города отказалось вести диалог с той частью горожан, которую они представляют. Но если одна сторона не готова вести диалог, она просто исключает себя из процесса принятия решений о месте и форме такого диалога и подталкивает к более жестким действиям другую сторону. Что и произошло: теперь разговор между этой частью города и его руководством идет на улице, на санкционированных и несанкционированных акциях. А дальше он перейдет в диалог рядом с избирательными урнами. И там можно ожидать всплеска протестного голосования за кого угодно, лишь бы не лояльных руководству города кандидатов. Что может привести в Мосгордуму немалую группу пусть менее радикальных, но тоже оппозиционеров. Которые, когда их станет достаточно много, все равно начнут разговор с руководством города и будут портить ему красивое уравнение своим мнением, видением и подходом к решению городских проблем.

Генеральный директор коммуникационного агентства «Actor»

Комментировать
Эту новость прокомментировали 3 раз
Новое от пользователей