«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть «Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть «Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть

«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
«Им все равно ничем бы не помогли»: в Липецке две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона, которой у них могло и не быть

Редкое заболевание при жизни им никто не ставил.

В Липецке с разницей меньше года две девочки умерли с диагнозом болезнь Крона. Заболевание, поражающее желудочно-кишечный тракт, редкое, если верить статистике, ежегодно регистрируются по 2-3 новых случая на 1000 человек. Мамы девочек считают такое совпадение подозрительным, тем более, что ни у одной болезни не выявляли раньше. Обе женщины обратились в следственные органы, добились назначения экспертиз, но у каждой из них расследования застопорилось на долгое время.

Четыре дня — четыре диагноза

Маленькой Стефании исполнилось всего два года, когда она скончалась в реанимационном отделении Липецкой областной клинической инфекционной больницы (ЛОКИБ). Мама малышки, Алла, обратилась в больницу после жалоб дочери на животик и плохое самочувствие. С ее слов, дежурный врач-инфекционист поначалу сходу поставил диагноз «ротовирус» — на основании осмотра, без проведения анализов — и прописал соответствующее лечение. Алла говорит, что не отказалась бы от госпитализации, но их отправили лечиться домой. А дома, несмотря на лечение, ребенку стало хуже.

— Я в третий раз вызвала скорую, дочь забрали в реанимационное отделение. Там она и скончалась. Позже результаты судебно-медицинского исследования трупа указали, что моя дочь погибла будто бы от серозно-гнойного-фибринозного перитонита давностью не менее 2-3 дней и тяжелого абдоминального сепсиса. А причиной послужила болезнь Крона. Но я с этим абсолютно не согласна! Во-первых, болезнь Крона при жизни моему ребенку никто не ставил. Во-вторых, она не может так стремительно развиваться, — считает Алла.

Экспертное заключение она получила только спустя год после смерти дочери. Из него следовало, что помощь ребенку была оказана в полном объеме, и вины врачей нет. Алла сразу заявила, что вскрытие проводилось без следователя, и на эксперта могло быть оказано давление. Но все ее жалобы остались без внимания. В возбуждении уголовного дела отказали.

После этого Алла решила привлечь другого эксперта — из Москвы. Специалист установила причинно-следственную связь между бездействием дежурных врачей и смертью ребенка и отметила, что причиной смерти стал аппендицит, который дважды исключили при осмотре ребенка. Что до болезни Крона эксперт указала, что на начальной стадии она не могла привести к смерти.

С этой экспертизой на руках, Алла добилась возбуждения уголовного дела. Дело возбудили по ч. 2 ст. 238. УК РФ — «Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Она и ее супруг были признаны потерпевшими. Но расследование дела затянулось.

— В ходе следствия нам назначили проведение ДНК-экспертизы. Его назначили у экспертов Экспертно-криминалистического центра УМВД Липецка, на которых, по нашему мнению, могло быть оказано давление. Мы писали им отвод, но нам отказали. Так как в УМВД экспертизу ДНК проводили не врачи, было допущено множество нарушений, и выводы не принесли никакого результата, — считает Алла.

Кроме того, по ее словам, в ходе следствия выяснился факт подлога гистологии.

— Проведение повторной СМЭ гистологическое исследование подтвердило, что болезни Крона у ребенка не было. Но в акте вскрытия эксперты ссылаются на другое исследование, где есть доказательства Болезни Крона, — объясняет Алла.

Алла считает, что ее дочери просмотрели сначала аппендицит, потом перитонит, а в судебном морге посмертно поставили не соответствующий действительности диагноз о том, что ребенок якобы был смертельно болен, и ей все равно ничего бы не помогло. Поскольку уголовное дело сейчас возбуждено в отношении неустановленных лиц, а проверку в отношении медиков следствие проводить не желает, Алла считает, что в конце концов виновников никто не накажет, и дело закроют по истечении срока давности.

Два месяца комы

У Нины из Липецка дочь умерла с таким же диагнозом, болезнью Крона, несколькими месяцами позднее. Девочка жаловалась на боли в животе и кровь из анального отверстия. Нина вызвала скорую помощь, дочь в итоге госпитализировали в областную клиническую больницу.

Дашу положили в отделение гнойной хирургии. Долгое время медики не могли поставить диагноз девочке.

— Отправили на УЗИ к гинекологу, но сделать его не получилось из-за вздутых петель кишечника. Провели лапароскопию, но она ничего не дала. Сказали, надо делать колоноскопию. Даше становилось хуже, у нее были сильные боли. Но врач сказал, что надо все равно делать, — вспоминает Нина.

Во время колоноскопии у девочки стало падать давление, врачи прервали процедуру. Дашу экстренно перевели в реанимацию. У девочки путалось сознание, начались судороги, стали отказывать почки, а затем остановилось сердце. Дашу еще пытались спасти и ввели в медикаментозную кому. В ней она находилась почти два месяца, но затем впала в глубокую кому и умерла. Диагноз, который поставили Даше после колоноскопии, звучал так: болезнь Крона, тяжелое течение.

— До этого никто нам такой диагноз не ставил, хотя мы наблюдались в Липецкой областной поликлинике. Даже если болезнь Крона и была, никто из медиков не предлагал лечения, — говорит Нина.

После смерти девочки было заведено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ — «Причинение смерти по неосторожности». В рамках следствия были проведены две экспертизы: исследование медицинских документов подтвердило болезнь Крона, гистологическое исследование — нет. По настоянию Нины, следствие назначило еще одну экспертизу, но она до сих пор не началась и когда начнется, никто не знает.

Этот рисунок принесла на могилу Даши ее подруга.

— Когда Даша поступила в больницу, анализ показал только повышенные лейкоциты. Гемоглобин был 135, а после колоноскопии упал до 70. Когда я перекладывала Дашу на каталку перед колоноскопией, ей было так плохо, что она сказала мне: «Кажется, я умираю». Может, все случилось из-за большой потери крови, может, во время колоноскопии что-то пошло не так. В детстве у Даши были проблемы с кишечником, но ее наблюдали у врача, и последнее время она совсем на него не жаловалась, у нее все нормализовалось. Я бы сама хотела знать, что же на самом деле произошло в больнице, куда мы постоянно туда ездили лечиться, — говорит Нина.

Несколько раз она отправляла жалобы в прокуратуру и следственный комитет России председателю СК РФ Александру Бастрыкину, но их спускают в Липецк, где находится дело, и Нине в ответ приходят лишь отписки. Куда еще обратиться, чтобы дело, наконец, продвинулось Нина не знает.

— Нам кажется подозрительным, что у двоих детей с разницей меньше года ставят такой редкий диагноз, как болезнь Крона, который подтверждается только гистологией, сделанной в липецком СМЭ, а в других экспертизах никакой болезни Крона нет, — считают и Нина, и Алла.

К сожалению, медики не всегда прислушиваются к жалобам детей и воспринимают их всерьез. Так, в Братске 14-летняя девочка умерла после отказа диспетчера экстренно отправить на место скорую помощь. Та предположила, что девочка «беременна или под наркотиками».

В Новосибирской области 13-летнюю школьницу госпитализировали с сильными болями, но врачи в больнице не оказали ей никакой помощи. Девочка так и умерла на больничной койке в окружении других пациентов. Родители подростка уверены, что трагедия произошла из-за безразличия персонала больницы.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел — пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89508687378.

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Кто-то бьет, прежде всего, по Германии»: кому выгодна диверсия на «Северном потоке»

ЧП

В районе утечки из газопровода зафиксировали два мощных подводных взрыва.

Как власть исправляет ошибки при мобилизации: перегибы военкоматов могут стать триггером социальных протестов

ОБЩЕСТВО

Уволен первый региональный военный комиссар, а губернаторы стараются взять ситуацию под личный контроль

"Всё закручено по плану": эксперт о том, почему не стоит ждать вторую волну мобилизации

ОБЩЕСТВО

В выступлении Путина о начале частичной мобилизации объявлено, что призовут около 300 тысяч резервистов, и план выполнен, отметил политолог Андрей Кошкин.

Тактическая ядерная война: куда, чем и когда ударит Россия, и каким будет ответ США

Вооруженные силы

Американцы обещают поразить наши военные базы, но Дмитрий Медведев считает, что НАТО не станет вмешиваться.