«Помогите остаться в своем доме»: в Воронеже многодетную мать с тремя детьми выгоняют на улицу за долги

Обращение в редакцию15 комментариев
«Помогите остаться в своем доме»: в Воронеже многодетную мать с тремя детьми выгоняют на улицу за долги

Единственное жилье, по решению суда, может уйти с молотка.

В Воронеже многодетная мать, одна воспитывающая троих детей, решила открыть небольшой бизнес, взяла заем под залог жилья, но прогорела. Из-за пандемии в магазинчик перестали приходить покупатели, у женщины стали копиться долги. Заемщики не стали давать поблажки и сразу пошли в суд, а тот решил отобрать в счет долгов жилье — единственное, которое есть у женщины и ее детей.

Жительница Воронежа, многодетная мать-одиночка Елена Шведова, решила организовать свой небольшой бизнес. Нашла помещение, поставщиков, собиралась открыть продуктовый магазин. Денег на все не хватало, Елена пришла за советом к своему приятелю, которому доверяла. Тот надоумил обратиться в агентство недвижимости и взять заем под залог жилья. Елена долго сомневалась, но в конце концов решилась пойти на этот шаг.

Стороны договорились о займе официально.

— Я уже не молодая, и на работу меня никуда не берут. У меня трое детей. Двоих младших я родила поздно — в 36 и 37 лет соответственно, их нужно поднимать на ноги. Денег не хватало. А по соседству сдавали магазин. Я обратилась к своему хорошему знакомому. Он порекомендовал агентство недвижимости с руководителем Алексеем, — рассказывает Елена.

Как объясняет женщина, все вопросы решались по телефону. Елена и Алексей встретились лишь для подписания итогового договора.

Но кроме договоров, никаких расписок у Елены не было.

— По телефону мы договорились о выдаче более 200 тысяч рублей. Сделку проводили через агентство недвижимости как выдачу займа по договору ипотеки под залог недвижимости, — объясняет Елена.

Женщина получила деньги и открыла магазин. Поначалу дела шли неплохо, денег в целом хватало, но затем началась пандемия. Многие крупные предприятия потерпели убытки, не говоря уже о мелких ИП-шниках. Досталось и Елене. Покупателей стало меньше, выручка падала.

— Я выплачивала деньги — по 8 тысяч рублей каждый месяц, в конце периода — через год — я должна была отдать всю сумму. Обострилась ситуация с коронавирусом, по аренде образовались долги — слава богу, хозяйка вошла в положение и не выгнала меня. Я попробовала передоговориться с Алексеем на другие условия выплат — например, увеличить срок, — говорит Елена.

Ситуация была безвыходная. Елена стала упрашивать Алексея. В итоге женщине удалось договориться пересчитать кредит — увеличить срок, но и увеличить сумму долга.

— Мы встретились снова, в том же агентстве недвижимости. Алексей привел некую Татьяну Зотову, формально документы подписывала она. Мне ее представили как инвестора. Она же потом выступала в качестве истца в суде, — объясняет Елена.

Как она рассказывает, деньги ей выдали наличными — «из стола». Из общей суммы сразу вычли проценты, но никаких расписок, как утверждает женщина, ей не давали.

Суд встал на сторону заимодателей.

— Тогда мы впервые начали конфликтовать. Я просила какие-то расписки, Алексей говорил, что записывает все расчеты себе. Коронавирусный кризис усиливался. Если в магазин кто-то и заходил, это было счастье. У меня образовалась просрочка по долгу — всего 6 тысяч рублей. Но Алексей сразу пригрозил мне судом и большими штрафами и перестал выходить на связь, — вспоминает Елена.

Так и произошло. Вскоре с Еленой связался адвокат заимодателя, а затем пришла и судебная повестка. Чтобы нанять грамотного юриста, у женщины не было денег, Елена понадеялась на справедливое решение суда.

— Когда я обратилась в суд, я была уверена, что назначено предварительное судебное заседание. Оказалось же, что в этом заседании было сразу вынесено решение. Я написала жалобу на имя председателя суда, составила апелляцию, но суд оставил первоначальное решение в силе, — говорит Елена.

Елена получила участок под строительство как многодетная мама.

Суд решил взыскать с Елены долги «путем продажи на публичных торгах заложенного имущества». Имущество, о котором идет речь — тот самый дом, который решилась заложить Елена — единственное жилье, которое есть у ее семьи.

Как ребенок-сирота Елена в свое время получила от государства квартиру. Вышла замуж, родила ребенка. Первый муж был гражданином другого государства, через некоторое время его депортировали. Елена осталась с ребенком на руках одна. Вскоре встретила другого мужчину, родила еще двоих детей, но семейная жизнь не сложилась. Будучи многодетной матерью, в 2011 году Елена смогла получить земельный участок, построила дом. Не хватило даже на ремонт, зато теперь всем было где разместиться.

В доме прописаны и живут двое несовершеннолетних детей, сын и дочь, а также старший сын Елены 29 лет со своей семьей — у пары есть ребенок 7 лет и вот-вот родится двойня. Сейчас большая семья, не имея другой крыши над головой, рискуют остаться на улице.

Дом — всего 58 «квадратов», но у каждого сейчас есть свой угол. В отдельной комнате живут сын с детьми и невесткой, женщина в положении.

В суде начальную стоимость заложенного имущества определили всего в 1,7 миллиона рублей. Елена считает сумму сильно заниженной, и боится, что жилье с молотка уйдет за бесценок. При этом женщина уверена, что стала жертвой мошенников, а ее жилье таким образом просто собираются «отжать».

На сайте суда много похожих дел с участием одного и того же человека. Фото: sovetsky--vrn.sudrf.ru

— Когда я зашла на сайт суда, оказалось, что эта женщина, инвестор, выступала истцом в течение 2020 по тем же основанием несколько раз. Все иски были удовлетворены, — говорит Елена.

Как объясняют юристы, отобрать жилье на самом деле могут. Раньше, если жилье было единственным, и там были зарегистрированы несовершеннолетние дети, суд как правило, занимал сторону владельцев. Но около 5 лет назад все изменилось.

— Если это жилье под залогом, то даже если оно единственное, оно становится залоговым имуществом, и его запросто могут отобрать за долги. Но если там прописаны несовершеннолетние, потребуется определенная процедура. Во-первых, нужно окончательное решение суда. Во-вторых, кредиторы должны продать дом, удовлетворить свои требования — погасить кредит и проценты — а на оставшуюся сумму купить социальное жилье для владельцев. Социальное жилье предполагает минимальные требования: 18 кв м на взрослого, по 9 кв м на ребенка, плюс, если дети уже не совсем маленькие, и они разного пола, то предполагается, что они не могут жить в одной комнате. И это тоже должны учитывать при покупке социального жилья. Выгнать людей на улицу просто так нельзя, — объясняют юристы.

При этом стоимости залогового имущества должно хватить, чтобы погасить кредит и приобрести социальное жилье. Елена надеется однако, что до этого не дойдет. Сейчас она готовит кассационную жалобу на решение суда и надеется, что суд, с учетом всех обстоятельств, пойдет ей навстречу.

Ранее «Блокнот» писал о том, что в России впервые забрали единственное жилье у задолжавшего по кредитам. Мужчина, задолжавший кредиторам, три года бился в суде за свою квартиру, но проиграл. Три года житель Екатеринбурга Аркадий Поторочин бился в суде с кредиторами за свое единственное жилье — двухуровневую пятикомнатную квартиру, но проиграл дело. Впервые в России с торгов было продано единственное жилье.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 15 раз