В Саратове пенсионерку «залечили» до смерти, поставив неверный диагноз

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
В Саратове пенсионерку «залечили» до смерти, поставив неверный диагноз

Независимая экспертиза подтвердила множество нарушений

В Саратове 68-летняя пенсионерка скончалась от коронавируса при странных обстоятельствах. Причиной смерти Марии Дмитриевой указали сердечно-сосудистую болезнь, которой у женщины никогда не было. Её сын, Михаил Дмитриев, считает, что его мать скончалась из-за врачебной халатности. Его подозрения подтвердило независимое исследование «Межрегионального центра экспертизы и оценки». Специалисты нашли множество нарушений в лечении пенсионерки. Следком и региональный минздрав пока разбираются в деле, не торопясь начинать полное расследование. Михаил боится, что дело могут «замять». 

Мария Сергеевна заболела 12 октября 2021 года. У неё поднялась температура поднялась до 37,5, и она чувствовала себя плохо. Сын вызвал врача, который назначил лечение. Кроме того, Михаил настоял на ПЦР-тесте, чтобы исключить коронавирус. Однако его результаты показали, что у женщины был ковид. 

Мария Дмитриева

— Дома начали лечение по назначению врача. Несмотря на лечение прописанными препаратами, состояние не улучшилось. Была высокая температура, сильная слабость, диарея, сухой изнуряющий кашель и рвота. Бывало, что падала в обморок. 17 октября я в частном порядке отвёз маму на КТ легких, которое показало поражение 40-45%. К вечеру того же дня состояние ухудшилось, — поделился Михаил. 

После этого он вызвал скорую помощь, которая рекомендовала госпитализацию. Пенсионерку увезли в «Саратовскую городскую клиническую больницу № 10». По словам Михаила, Мария Сергеевна была на связи лишь первую неделю. Она постоянно жаловалась, что её не лечат — дают лишь таблетки, которые не помогают, а капельницы и прочие процедуры не делают. 

Михаил рассказал, что врачи неохотно с ним общались, заявляя лишь рядовые фразы о состоянии: «стабильное», «удовлетворительное» и так далее. На предложения купить лекарства ему отвечали, что женщина все необходимое лечение получает. Неожиданно женщину перевели в палату интенсивной терапии (ПИТ). Врачи Михаилу объяснили это тем, что в помещении лучше поток кислорода, что полезнее для пациентки. Однако пенсионерка говорила сыну, что от лечения тут ей становится только хуже. Также неожиданно, как и перевод в ПИТ, Мария Сергеевна перестала выходить на связь. По словам Михаила, врачи сказали, что женщина так будет меньше нервничать. 

— Все это время, пока мама не выходила на связь, о состоянии ее здоровья я пытался выяснить у врачей. Однако опять шли стандартные ответы, вроде «состояние стабильное, лечимся», — рассказал Михаил. 

7 ноября Михаилу позвонил дежурный реаниматолог. Он сообщил, что сатурация показывает 88-90, состояние стабильное, а ухудшений нет. Кроме того, по словам Михаила, он заявил, что женщину на ИВЛ не перевели. Уже на следующее утро мужчине позвонили и сообщили, что Мария Сергеевна скончалась. Тут же выяснилось, что женщина все-таки была подключена к ИВЛ, когда Михаилу позвонил дежурный реаниматолог. 

Мужчина начал разбираться в том, как же это все-таки произошло. Он запросил историю болезни, в которой увидел множество нестыковок. Чтобы подтвердить свои подозрения, он обратился в «Межрегиональный центр экспертизы и оценки» в Москве. Специалист по судмедэкспертизе изучил медицинскую карту пенсионерки, а также протокол вскрытия. Он выяснил, что поставленный диагноз различается с показаниями патологоанатома, а также нашел множество нарушений, которые могли привести к гибели Марии Сергеевны. 

Среди них были: неправильный диагноз при поступлении в больницу, назначение лекарств не по показаниям, отсутствие осмотров рядом специалистов, необоснованное назначение антибиотиков. Кроме того, есть довольно загадочные расхождения в медицинских документах. Например, согласно медицинской карте, пациентке регулярно вводился дексаметазон, однако в листе назначения есть лишь одна запись о его введении. Как отметил специалист в исследовании, если верить листу назначения, только это уже является дефектом лечения. 

С этим исследованием Михаил обратился в региональные следком и минздрав. Оба ведомства пока не приняли решение — они занимаются изучением документов, а также ожидают результатов своего исследования. Однако Михаил боится, что дело таким образом могут просто «замять». 

— Я разослал жалобы во все инстанции: прокуратуру, следственный комитет, минздрав, ОМС. В следственном комитете назначили доследственную проверку с проведением судмедэкспрертизы в подведомственном учреждении минздрава. Тем самым можно предположить, что дело закончится отписками, несмотря на независимую экспертизу, которая выявила грубые нарушения, — поделился опасениями Михаил.

Он добавил, что сроки экспертизы, на которую будут опираться и минздрав, и следком постоянно продлевают. Ему ответили, что до её результатов никаких пояснений дать не могут. 
В Саратове это не единственный случай, когда врачи допускают подозрительные нарушения в ведении медицинской документации. Так, в «Саратовской городской клинической больнице №2» врачи подделали подпись скончавшейся от коронавируса женщины на прием препаратов. Следком возбудил уголовное дело.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел – пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89614206357.

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Гендерный баланс: в Британии приостановили набор в армию белых мужчин «ради разнообразия»

Вооруженные силы

Как в вооруженных силах мира соблюдают толерантность к женщинам, этническим и нетрадиционным меньшинствам.

Включил TikTok - шпионишь для китайских коммунистов: соцсеть подозревают в работе на Поднебесную

Интернет

Американская компания Oracle начала проверять, как используются в соцсети пользовательские данные.

Удар в спину: ЦРУ решили разбудить спящих агентов в России

Северная Америка

Теракты и саботаж должны отвлечь силовиков от боевых действий на Украине и создать напряжение в обществе.