«Неотвратимость наказания»: историей хищения имущества «Автозаводстроя» заинтересовались на федеральном уровне

ОБЩЕСТВО1 комментарий
«Неотвратимость наказания»: историей хищения имущества «Автозаводстроя» заинтересовались на федеральном уровне

Следователи обнаружили основания для возбуждения новых уголовных дел.

Расследование в связи с банкротством тольяттинского «Автозаводстроя», которое буксовало на протяжении многих лет, получает новый поворот. Проверяя материалы отказного производства от ноября 2020 года, следователи обнаружили основания для возбуждения еще целого ряда уголовных дел.

Фигурантами этих дел должны стать бывший владелец АО «Промышленное строительство» Игорь Кадыров и руководители «Тольяттихимбанка», чьи действия в 2015 году привели к банкротству компании «Автозаводстрой». Предприятие лишилось своих основных активов – комплекса производственных зданий и помещений на улице Борковская, 17 в Тольятти – в результате цепочки фиктивных сделок, которую при финансовой поддержке руководителей «Тольяттихимбанка» инициировал Кадыров.

Имущество «Автозаводстроя» было незаконно отчуждено в мае 2015 года и после нескольких перепродаж фирмам-однодневкам оказалось во владении арендатора комплекса – компании «Валео Сервис», которая является российским представительством французского производителя автомобильных узлов и компонентов Valeo. Центральный районный суд Тольятти 5 июня 2020 наложил запрет регистрационных действий на этот производственный комплекс, придя к выводу, что имущество было отчуждено мошенническим путем: «Тольяттихимбанк» выдал «Автозаводстрою» кредит, хотя предприятие уже было неплатежеспособным, а две фирмы, которые купили производственный комплекс на заемные средства того же «Тольяттихимбанка» были созданы практически накануне сделки. Уже через несколько месяцев эти юридические лица прекратили существование, продав недвижимость «Валео Сервису» - причем продали на 52 млн рублей дешевле той суммы, за которую считанными месяцами ранее его приобрели.  Сделка по продаже комплекса «Валео Сервису» была проведена через очевидно постановочные торги с многочисленными нарушениями процедуры. Следователям еще предстоит разобраться с тем, как было получено разрешение от Федеральной антимонопольной службы - соответствующий документ ведомство приняло через месяц после фактически состоявшейся и одобренной сделки. Вопросы вызывает и регистрация спорного объекта в государственном реестре -- регистрация права собственности на этот производственный комплекс была приостановлена еще в июне 2014 года, однако спустя два года в реестре обнаружилась запись об объекте, датированная апрелем 2014 года.

Согласно постановлению следователя Адониной Н.В. от 22 марта 2021 года, в отдельное производство выделяются материалы, в которых выявлены иные составы преступления. Из этих материалов следует, что Игорь Кадыров – единственный учредитель ООО «Автозаводстрой», одноименного ОАО и ОАО «Промышленное строительство» -- принял решение о продаже единственного актива, принадлежащего первой из перечисленных компаний. В результате этой продажи Кадырову были выплачены дивиденды, однако обязательные платежи в бюджет РФ выплачены не были. Сумма этих платежей включает налог на имущество, НДС за два первых квартала 2015 года, налог на прибыль за второй и третий квартал того же года, задолженность по НДФЛ, задолженность по уплате взносов в фонд ОМС и в ПФР за 2013 год, а также взносов в ФСС за 2015 год. Общая сумма этих сборов и платежей составила 57 млн 122 тысяч 347 рублей.

Игорь Кадыров

Средства от продажи имущества «Автозаводстроя», поступившие на счет в «Тольяттихимбанке», ушли также на погашение кредитных обязательств, существовавших перед этим банком у другого предприятия Кадырова - ОАО «Автозаводстрой» (впоследствии АО «Промышленное строительство»). Согласно документам, которые получила редакция «Блокнота», Кадырову грозят дела по статьям 199 (Уклонение от уплаты налогов) и 199. 2УК РФ (Сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов).

В 2016 году Игоря Кадырова арестовывали по обвинению в особо крупном мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, а позднее он получил срок, который к тому моменту фактически уже отбыл под арестом. В итоге Кадыров вышел на свободу в январе 2018 года.

В действиях руководства «Тольяттихимбанка» следователи нашли признаки фальсификации доказательств (статья 303 УК РФ). В кредитном договоре между «Тольяттихимбанком» и акционерным обществом не было никакой информации о договоре поручительства между заемщиком (ОАО «Автозаводстрой) и одноименным ООО, однако представители банка при рассмотрении споров в Арбитражном суде предъявили этот договор поручительства как основание для списания денег от продажи активов общества с ограниченной ответственностью в пользу банка. Эксперты установили, что предъявленный договор поручительства был сфальсифицирован.

«Тольяттихимбанк» сыграл во всей истории с отчуждением активов «Автозаводстроя» ключевую роль. Согласно исходному кредитному договору, он выдавал и без того закредитованному предприятию деньги без всякого обеспечения, что уже само по себе говорит о характере сделки. Две фирмы-однодневки, которые выступили формальными покупателями недвижимости «Автозаводстроя», также без всякого обеспечения получили от «Тольяттихимбанка» сотни миллионов рублей, -- хотя по всем правилам свежесозданные компании без всяких активов, которые ни дня не вели реальной хозяйственной деятельности, не могли рассчитывать на кредит, тем более на столь значительную сумму.

Очевидный вывод о том, что эти юрлица в действительности были подконтрольны «Тольяттихимбанку», имеет веское фактическое подтверждение, -- арбитражным управляющим одной из этих обанкротившихся контор был юридический представитель банка Денис Жидков, а конкурсным управляющим – его отец. Тот же Денис Жидков представлял «Тольяттихимбанк» в обособленных спорах по банкротству «Автозаводстроя», доказывая, что на момент выдачи кредита компаниям Игоря Кадырова банк был уверен в их финансовой устойчивости. Именно Жидков отличился находчивостью, когда юристы, боровшиеся за возвращение незаконно отчужденного имущества «Автозаводстрою», требовали предъявить договор поручительства, который теперь уже официально назван фальшивым – по версии Жидкова, от получил от «Тольяттихимбанка» все документы и оставил их в своем автомобиле, -- но машину вскрыли неизвестные и похитили из салона именно эти бумаги. 

Глава правления «Тольяттихимбанка» Александр Попов с мая 2019 года находится под арестом по делу об организации преступного сообщества, мошенничестве и уклонении от налогов. Теперь к этим обвинениям добавится еще одно – в фальсификации договора поручительства, благодаря которому Попов и Кадыров смогли поделить между собой деньги от проданных активов «Автозаводстроя».

Александр Попов

То, что Александр Попов не успел скрыться за границей, стало для следствия удачей, -- такие планы и возможности у него были. «Тольяттихимбанком» владеет мультимиллионер Сергей Махлай, бывший бенефициар «Тольяттиазота» -- одного из самых крупных предприятий Самарской области. Он уже был признан виновным в мошенничестве на 87 млрд рублей, а в 2016 году стал фигурантом еще одного уголовного дела -- об организованном преступном сообществе, похитившем более 2,5 млрд рублей.

Похищенные миллиарды выводились за рубеж – в первую очередь в США, где, по некоторым данным, Махлай и находится сейчас. За океан текут деньги и от других афер, которые проворачивает преступный «спрут», освоившийся в Самарской области – регион, где находятся крайне значимые для всей страны оборонные предприятия, терпит огромные убытки, как и федеральный бюджет. Масштабы этих хищений столь велики, что эти дела не могут считаться местными коррупционными историями – уместно ставить вопрос об ущербе для национальной безопасности.

Судя по всему, это поняли в Москве – новые уголовные дела, которые рождаются из истории с отъемом активов «Автозаводстроя», появились после проверки, начатой по поручению федерального ведомства. В МВД России обращался глава думского комитета по обороне Владимир Шаманов, который заинтересовался странным равнодушием местных следователей к преднамеренному банкротству одного из важнейших предприятий Самарской области, подозрительным действиям Игоря Кадырова и неубедительным подписям сотрудника «Тольяттихимбанка» Попова на сомнительном договоре поручительства.

Следователь Наталья Адонина, которая постановила выделить материалы по статьям об уходе от налогов и фальсификации доказательств из документов по делу о преднамеренном банкротстве, подтвердила «Блокноту», что областным правоохранительным органам поступили указания о проведении углубленных проверок и дополнительных экспертиз. Речь идет об устранении недочетов расследования, которое проводилось по этим материалам ранее.

В списке указаний, который имеется в распоряжении редакции, есть и опрос сотрудников «Тольяттихимбанка». По словам Адониной, проверка была начата еще в ноябре 2020 года, но конкретные указания по ее проведению были доведены до следователей МВД в середине марта. Проверка продолжается, но сроки ее окончания неизвестны – она может затянуться из-за сроков исполнения экспертиз, добавила Наталья Адонина.

Интерес для следователей по делу о фальсификации договора поручительства может представлять и нынешний глава «Тольятихимбанка» Андрей Дроботов – он, в отличие от своего близкого бизнес-партнера Попова, пока еще находится на свободе и всеми силами старается увести кредитную организацию от ответственности за аферу вокруг «Автозаводстроя».  Задолженность обанкротившейся фирмы Кадырова перед банком ВТБ выкуплена крупной девелоперской группой, которая на законных основаниях требует у «Тольяттихимбанка» возмещения – и в сумме значительно большей, чем этот банк готов дать. На этом фоне Дроботов летом 2020 года заявил, что банк может стать несостоятельным, чем привлек к своей организации повышенное внимание со стороны регулятора.

Судя по действиям Дроботова, он сам не очень верит, что правоохранительные органы, изучая дела руководства «Тольяттихимбанка», ограничатся лишь Александром Поповым. Так, Дроботов поспешил отодвинуть Попова, попавшего в СИЗО, от их совместного бизнеса по управлению объектами недвижимости и исключил его из состава учредителей ООО УК «Деловые партнеры». Основанием для иска послужила «систематическая неявка» Попова на общие собрания в то время, когда он уже находился в СИЗО. Логично, что прийти он не мог. Не желая входить в положение партнера, Дроботов выступил в том же процессе с на удивление мелочным – если учитывать многомиллионные обороты и активы их бизнеса -- требованием: снизить стоимость доли Попова в совместном предприятии на сумму чуть больше 2 млн рублей.

Андрей Дроботов

По сведениям «Блокнота», служебные проверки по делу «Автозаводстроя» назначены и в отношении самих следователей, которые долго не замечали достаточно очевидных оснований для уголовного преследования ряда местных банкиров и предпринимателей, однако этот факт в следственных органах комментировать не хотят. Руководитель следственной группы майор Евгений Кирюхин заявил по поводу проверки: «Вообще ничего об этом не знаю, в первый раз от вас об этом слышу». Также сотрудник Главного следственного управления по Самарской области заявил, что не владеет информацией и о ходе проверки в отношении фигурантов дела «Автозаводстроя».

Еще один сотрудник ГСУ Самарской области, занимающийся делом «Автозаводстроя», следователь Василий Должиков заявил, что не уполномочен комментировать информацию о служебной проверке среди следователей, в том числе в отношении него самого.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 1 раз