Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя» Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя» Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»

Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»

ПОЛИТИКАПрокомментируйте новость
Почему Смольный заинтересован в банкротстве «Метростроя»

Скандальная история компании «Метрострой» продолжает обрастать новыми подробностями, по мере все новых судебных разбирательств.

1 февраля состоялось очередное заседание Арбитражного суда Санкт-Петербурга по поводу расторжения Смольным в одностороннем прядке контрактов, ранее заключенных с компанией.

В настоящий момент в судах различных инстанций находится свыше десятка исков кредиторов и акционеров обанкроченного в августе 2021 года «Метростроя» с претензиями, процессы не прекращаются, решения оспариваются в вышестоящих инстанциях и так далее. Сегодня мы бы хотели бы объяснить, кто виноват в том, что такая структура, как «Метрострой» с 80-летним опытом работы, которая фактически, построила все петербургское метро, сейчас пребывает в состоянии банкрота, но при этом, умудряется зарабатывать миллиардную выручку

Начать здесь можно вообще с 2016 года и времен Георгия Полтавченко, когда Смольный обратился с настоятельной просьбой к руководству «Метростроя» доделать стадион «Зенит-Арена».

С этой задачей компания справилась в рекордные сроки и, так уж вышло, за рекордно-малые деньги. Фактически, компания в лице тогдашнего руководителя Вадима Александрова подставила городу плечо и спасла от очень серьезных репутационных последствий петербургские власти и губернатора лично.

А в итоге, уже в 2020 году «Метрострой», который планировал получить за строительство стадиона 1,2 миллиарда рублей, денег не получил. Пришлось обращаться в суд, который «срезал» запросы компании до 549,1 миллионов рублей - больше, чем вдвое.

Однако, нюанс в том, что и ранее компания несла крупные финансовые издержки. Когда примерно 5-6 лет назад Смольный заключил с фирмой контракт на строительство станций метро по фиолетовой ветке. Изначально, сумма контракта была обозначена, как 33 миллиарда рублей. Но потом, внезапно, сократилась до 25 миллиардов. Потом сумма в 33 миллиарда вновь вернулась, но это наступило буквально за 3 месяца до окончания строительства.

Дополнительные трудности принесло и сокращение сроков, поскольку новые станции, правда уже на зеленой ветке, нужно было построить к мундиалю. То есть, не за пять «обычных лет», за которые в Петербурге обычно создаются новые станции метрополитена, а за 2,5 года.

По оценке независимых экспертов, фирма потеряла еще порядка трех миллиардов рублей в силу всех этих внешних обстоятельств, которые, есть подозрение, не были спонтанными.

Однако, и это не стало пределом. Смольный в свое время заключил около девяти крупных контрактов с «Метростроем» и фактически, не выплатил фирме деньги по окончании соответствующих работ. То есть, компания вкладывала свои деньги, но получила не прибыль, а одностороннее расторжение договоров и задолженность перед инвесторами и кредиторами, а также перед собственными рабочими.

Естественно, что в итоге начались судебные разбирательства и была инициирована процедура банкротства компании. Которая, также вызывает вопросы по части конкурсных управляющих и неполного аудита, который был проведен. Что, кстати, отмечено в материалах дела по банкротству

Если коротко, то аудит был сделан до 2019 года, хотя по закону он должен был проводиться и на текущем этапе работы компании. И если бы это было сделано, то стало бы понятно, что «Метрострой» увеличивает выручку, и планомерно рассчитывается с долгами. Более того, активы фирмы более, чем на миллиард превышают расходную и долговую часть.

Но и с руководящим составом «Метростроя» в последние годы происходит нечто, что вызывает нехорошие подозрения. Сначала директор компании, Николай Александров (ставший таковым после отца, Вадима Александрова, который и стоял у истоков создания «Метростроя», и все советские годы занимался именно тем, что строил и ремонтировал Ленинградский метрополитен) был заключен под стражу в СИЗО и стал фигурантом трех уголовных дел.

Стал он им, что интересно, через четыре месяца после того, как компания все же сдала в эксплуатацию три новые станции метро.

Затем, с подачи Смольного руководителем «Метростроя» стал Иван Каргин. Но, кажется, и он не хотел «банкротить компанию». И тогда, со скандалом он был смещен с должности, а на его место был поставлен Алексей Старков.

Который, решив угодить властям, сейчас рассказывает, на основании неполного аудита кредиторам и в суде, как у компании плачевно идут дела, и что выйти из состояния банкротства решительно никак не получится.

Нюанс еще и в том, что параллельно, в авральном темпе в Петербурге была учреждена компания «Метрострой Северной Столицы», которая через неполный год своего существования стала, фактически, подконтрольной городу. Поскольку основным акционером МСС является правительство Петербурга (65% акций).

У МСС, и об этом говорят многие, нет ни опыта работы, ни профильных специалистов, деньги на аренду оборудования и покупку права распоряжения долгом в четыре миллиарда рублей все того же «Метростроя», тоже берутся практически «из тумбочки». Зато эта новая формация полностью подконтрольна Смольному.

Более того, фактически, во многом производственные мощности «Метростроя» сейчас просто «перетекут» к новой компании. Вообще, подобного рода вещи очень напоминают то, что называется «рейдерским захватом».

При том, удивительным образом «Метрострой», являясь с юридической точки зрения банкротом, продолжает работать, приносить прибыль и действительно исполнять проекты. Правда, все эти нюансы суд пока почему-то игнорирует. Как и дебиторскую задолженность (это то, что должны компании) в размере более 14 миллиардов рублей.

Огромная доля, которой, судя по разорванным в одностороннем прядке контрактам, лежит именно на Смольном.

Но нынешние власти Петербурга, и, судя по всему, лично губернатор настроены крайне решительно. Им не нужна формально независимая структура, которая бы строила метро и иные масштабные объекты. Им нужна компания-марионетка, которая будет подконтрольна полностью, а уж какое там будет качество выполненных работ и сроки их выполнения – это уже десятый вопрос.

Впрочем, пока на «Метрострое» ставить крест еще рано, поскольку представители компании до сих пор пытаются отстоять свою правду, да и свою компанию в целом, в суде.

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Путин перформатировал спецоперацию»: украинский политолог объяснил, как поменялась повестка войны

В МИРЕ

На Западе пытаются выйти с предложениями об урегулировании ситуации, и это началось после того, как Россия расширила рамки войны, сказал Вадим Карасев.

Матвиенко предложила России и Украине вернуться за стол переговоров

ПОЛИТИКА

Председатель Совета Федерации заявила, что предыдущие раунды переговоров были сорваны Киевом по указке западных стран.

Хватит двух месяцев: генерал Гурулев раскрыл "рецепт" быстрого завершения спецоперации на Украине

ОБЩЕСТВО

Член комитета по обороне Госдумы РФ объяснил, когда стоит ждать реального эффекта от частичной мобилизации.

Евросоюз утвердил восьмой пакет санкций против России

Экономика

Документ определяет основу для определения потолка цен на российскую нефть, перевозимую по морю.

Безжалостно: экс-полицейский в Таиланде расстрелял в детском центре более 30 человек

В МИРЕ

Злодей после расстрела поехал домой, где убил жену и ребенка, а потом покончил с собой.

Он окопный генерал: бойцы с фронта с гордостью рассказали о своем главнокомандующем

Украинский кризис

Военнослужащие группировки, которой командовал генерал Лапин при сдаче Лимана, вступились за него.