Городской бой: чего не хватает нашим военным, чтобы активнее наступать

Вооруженные силыПрокомментируйте новость
Городской бой: чего не хватает нашим военным, чтобы активнее наступать

Опыт Мариуполя показывает: надо или сразу отказываться от штурма городов, или качественно менять оснащение подразделений

В последние несколько недель бои за Мариуполь приобрели крайне затяжной характер. Продвижение на дом-два в течение суток становится достижением. У многих эта ситуация невольно вызывает вопросы: почему эффективность нашей армии столь невысока? Как свидетельствуют многие солдаты и офицеры, принимающие участие в операции: в числе важнейших проблем низкая техническая оснащенность подразделений, недостаток отдельных видов стрелкового оружия. Чего же не хватает нашим войскам, чтобы наступать более активно?

Гуманитарные коридоры надо открывать до штурма

Безусловно, есть моменты, которые меняются к лучшему сами по себе. Скажем, побывавший в Мариуполе военкор Дмитрий Плотников отмечает, что «задержку в наступлении бойцы объясняют тем, что ни у Вооруженных сил России, ни у Народной милиции ДНР нет опыта городских боев, но приобретается он довольно быстро».

Владлен Татарский.

По словам его коллеги - Владлена Татарского, даже офицеры с сирийским опытом признают: ситуация здесь другая. В Сирии тоже плотная застройка, но этажность домов гораздо ниже. При этом многие ополченцы привыкли сидеть в окопах. Но, в данном случае, люди быстро приспосабливаются и учатся.

Снижает огневую мощь и наличие мирного населения в подвалах зданий. Это также необходимо учитывать на будущее, и открывать гуманитарные коридоры до начала штурма: когда еще есть средства связи и оповещения, и люди могут сами покинуть город.

В Мариуполь заходили быстро, а потом нацисты делали все, чтобы сохранить гражданских в качестве живого щита. В результате, артиллерия, авиация и ракеты применяются намного менее активно.

Ложный гуманизм

А вот момент «гуманизма» по отношению к промышленной зоне смотрится крайне сомнительно. В течении нескольких недель боевикам, по сути, было позволено создавать в цехах «Азовстали» укрепрайон.

И пока, складывается ощущение, что наше командование по-прежнему настроено вести штурм объекта, сохраняя остатки производства, и теряя жизни людей. В то же время, использование сверхмощных бомб или морских орудий в течение суток может вынудить нацистов сдаться.

"Азовсталь" - настоящий "город в городе" с идеальными возможностями для создания укреплений и долгой обороны.

В промышленной зоне уже нет гражданских. А владелец предприятия Ринат Ахметов уже продемонстрировал свое отношение к России. Поэтому никаких моральных оснований продолжать штурм ценой жизней солдат – нет. Боевиков необходимо системно уничтожать с кораблей или авиацией (обычные орудия и минометы могут просто не справиться с мощными укреплениями).

Не используются добровольческие резервы

Теперь по самой тактике боев. Как рассказывает командир бригады ДНР «Восток» Александр Ходаковский, в последние две недели идет сжатие в кольцо.

- Работаем спокойно, стараемся не повторять прошлых ошибок и помним об опыте первой чеченской кампании. Они же грозили нам «вторым Грозным». Мы риски тоже понимаем, не идиоты. Поэтому используем такую тактику, которая не позволяла бы нас затаскивать в огневые «мешки», разбивать с преобладающих высот.

Александр Ходаковский.

При этом ряд экспертов подчеркивает: для более эффективного штурма не хватает обстрелянных солдат. Нет тотального численного превосходства атакующих.

Почему в этой ситуации так и остались нереализованными планы по привлечению добровольцев как из Ирака и Сирии, так – и из России. Хотя, по предварительным оценкам, это могло увеличить число наших бойцов, практически, в два раза.

Нельзя исключать, что добровольцев не привлекли потому, что руководство России настроено или завершить кампанию на Украине, или проводить ее, избегая штурма крупных городов. Но бои даже в небольших населенных пунктах с некоторым количеством «высоток» требуют существенного технического дооснащения атакующих подразделений.

А в начале было столько грандиозных обещаний о поддержке.

Гладко было на бумаге….

Скажем, до начала операции Минобороны нередко рассказывало об эффективных средствах радиоэлектронной борьбы различной мощности. Мол, якобы только мы включим одну такую станцию в Крыму, чуть ли не все «Байрактары» Украины упадут без управления. А уж оставить без связи части и подразделения противника – казалось элементарным.

На практике же вышло, что без связи постоянно оказывались въезжавшие на Украину механизированные колонны. Потери и массовые случаи сдачи в плен первых дней напрямую был связан с отсутствием нормальных коммуникаций в войсках.

Минобороны обещало, что подобные средства РЭБ будут легко перехватывать даже ракеты противника, не говоря уже о "Байрактарах".

К сожалению, в городских боях преимущество по данному направлению чаще оказывается за противником. Бойцы рассказывают с передовой, что перехватить разговор украинцев удается крайне редко. А вот они частенько «слушают» наши переговоры.

То есть, атакующим подразделениям остро не хватает хорошо защищенных средств связи и средств тактического радиоподавления. Данное направление – одно из тех, где наш ВПК добился реальных успехов. Но на практике мы свои преимущества не используем.

Кроме того, ВСУ и нацисты активно используют в боях средства дистанционного наблюдения с видеокамерами, с приборами ночного видения, с тепловизорами. Формально, все это есть и в нашей армии. Но на практике техники постоянно не хватает.

До их снайперов наши «не достают»

И есть целый блок вопросов, связанных со стрелковым оружием. Скажем, подразделения националистов системно используют экспансивные боеприпасы. Это разворачивающиеся пули, или пули «дум-дум», конструкция которых предполагает существенное увеличение диаметра при попадании в мягкие ткани.

Бои в городе отличаются особой ожесточенностью.

Эти пули предназначены, чтобы ложился крупный зверь весом 150 - 300 кг. А у человека вызывают тяжелейшие ранения даже при попадании в конечности. Как рассказывают участники боев, украинские снайпера стреляют в низ живота, пах, бедра. Все это, включая бедра с крупными артериями, очень летальные места.

Экспансивная конструкция пуль усиливает данный эффект.
В данном случае, уподобляться бесчеловечным методам не стоит. А вот задуматься о более эффективной и адаптированной к подобного рода действиям защите солдат – необходимого.

Кроме того, как показывают бои в Мариуполе, снайпера остаются элитой вооружёнными сил. Они наносят пусть и точечные, но чрезвычайно эффективные удары по врагу, до которого порой не может добраться и артиллерия.

При этом в России только сейчас завершились госиспытания снайперской винтовки Чукавина (СВЧ), которая заменит в войсках винтовку Драгунова (СВД).

Канадский снайпер Вали, судьба которого так до конца и не известна: погиб ли он, воюя на стороне Украины, или еще нет.

СВД была для своего времени очень неплохой винтовкой. Даже революционной. Надёжный полуавтомат под довольно мощный патрон. Прицельная дальность (реалистичная) на уровне 600-700 м. В середине 20-го века это примерно соответствовало дальностям боя в том, что касается снайперских задач. Но дальности огня все росли. И сейчас они достигают 2 км и более. А СВЧ – это хотя и не СВД, но даже официально, на выверенном полигоне, она показывает максимальные результаты на дистанции до 1,2 км.

О каком противостоянии снайперов может идти речь, когда противник обладает стрелковым оружием, способным держать наших солдат на расстоянии 2 км, а нашим снайперам надо каким-то образом подбираться на дистанцию менее 1 км?

В реформировании нуждается вся система

А ведь у нас есть, что противопоставить! Еще в 2012-м Минобороны с гордостью представило СВЛК-14С «Сумрак» (снайперская винтовка Лобаева крупнокалиберная), которая по праву завоевала звание сверхдальнобойной. Официально зафиксированным рекордом для нее является попадание в цель на расстоянии, превышающем 4,2 километра.

Винтока Лобаева совершила самый дальний выстрел в мире.

Почему же наши военные, по-прежнему, обречены получать не то оружие, которое необходимо им в современном бою? Как считает сам производитель винтовки «Сумрак» Влад Лобаев, «ситуация по сей день не изменилась, и измениться как таковая не может – для этого, по сути, нужно в корне менять как всю систему общевойскового боя, так и саму армию»:

- Необходимо перестраивать системы подготовки, управления, отбора кадров и т.д. Реформами в духе «мы вам дадим новую форму» здесь не отделаешься. По той же причине российская армия «не дружит» с ударными БПЛА – они требуют иного уровня организации, новой тактики и, возможно, даже штатной структуры. Все это, естественно, абсолютно неприемлемо в глазах военных чиновников – а просто взять и воткнуть новое оружие в действующие подразделения невозможно, ибо это, как минимум, будет неэффективно. Сравнивать ситуацию с той же Америкой я даже смысла не вижу, потому что мы находимся на абсолютно разных уровнях стратегического мышления – а подобные темы напрямую связаны именно с ним, - убежден Лобаев.

Решения принимаются непозволительно медленно

Как отмечают эксперты, отсталость Минобороны в тактике стрелкового боя становится уже неадекватной, на фоне игнорирования вызовов и требований современных локальных боевых действий. С этим наши вооруженные силы сталкиваются уже на протяжении 20 лет, начиная с первой Чеченской компании. И сейчас – на Украине мы видим, как растет дистанция огневого боя и ключевая роль снайперов. При этом, и в Чечне, и в Сирии, и теперь на Украине противопоставляют им только одно: выковыривать танками, разваливая целые кварталы.

К сожалению, с такой эффективностью городского боя нет никакого смысла штурмовать большие населенные пункты. Они превратятся в многомесячные противостояния с колоссальным количеством жертв среди наших солдат.

К сожалению, как показала практика, к штурму городов наши войска подготовлены не лучшим образом.

Надо или менять оснащение подразделения, организацию ведения боя, или «работать» исключительно по топливным базам и складам ракетами, пока те не закончатся на наших складах. Ну, а дальше – поедем домой, получая в спину разящие удары опьяненного победой противника.

Особенно реалистично смотрится такая перспектива, если в Совете Федерации правы, и Украиной вместо Зеленского управляют военные. И киевские власти, судя по их действиям, готовы пойти даже на уничтожение Украины.

Что же касается Зеленского, то он в очередной раз сделал крайне странный для политика его уровня жест: передал через Абрамовича Владимиру Путину записку с условиями соглашения по прекращению огня. Правда, кто знает: может быть, в ней написано «Помогите! Меня держат в заложниках!»

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

"Мы должны сказать, что выиграли": в США предостерегли власти от затяжного противостояния на Украине

В МИРЕ

Аналитики The Washington Post высказали сомнение, что даже значительная военная помощь Киеву не переломит ситуацию в ее пользу, а только загонит в тупик.

Ученые создали ядерный «Зевс», который способен предотвратить конец света

НАУКА

Буксир иногда называют космическим камикадзе спасающим человечество от летящих к Земле астероидов.

Наказали за патриотизм: гимнаста Куляка отстранили от Кубка России за букву “Z” на груди

ОБЩЕСТВО

Ранее спортсмена отстранили на год от участия во всех международных соревнованиях.

Лукашенко назвал новое место схватки за мировое господство

ПОЛИТИКА

В мире зарождается многополярность, но США все еще хотят доминировать, объяснил президент Белоруссии причину борьбы за передел мира.

Подозреваемый в госизмене ученый Колкер умер через сутки после задержания

Происшествия

У Дмитрия Колкера была четвертая стадия рака, его перевезли в СИЗО «Лефортово» из новосибирской больницы.