Ведьма? История самой богатой и самой жадной женщины в мире

ОБЩЕСТВО1 комментарий
Ведьма? История самой богатой и самой жадной женщины в мире

3 июля 1916 года умерла самая жадная женщина в мире - Генриетта Хоулэнд Гетти Грин, которую за глаза называли «ведьма с Уолл-стрит».

Ее имя значится в Книге рекордов Гиннеса с пометкой «Самый скупой человек в мире». На момент смерти Гетти была богатейшей женщиной того времени, ее состояние насчитывало 4 млрд. долларов. Умерла она в 81 год год от сердечного приступа, когда торговалась за скидку в пол цента.


Генриетта родилась в 1834 году в семье, владевшей неплохим по тем временам состоянием. Основным источником дохода Хоулендов был китобойный промысел и китовый жир. Ее воспитанием целиком и полностью занимался дедушка – Гидеон Хоуленд. Генриетта принадлежала к протестантской религиозной группе квакеров, довольно распространенной в то время в штатах Новой Англии. Среди жизненных заповедей квакеров всегда были самоограничение, непритязательность в еде и одежде.


Когда зрение старого Гидеона стало слабеть, семилетняя Гетти забиралась к нему на колени и с неподдельным интересом зачитывала газетные сводки финансовых новостей, сносно разбираясь в разнице между акциями и облигациями. В 13 лет она уже стала семейным бухгалтером.


Образование Гетти заключалось в 12-месячных курсах бухгалтера, так как с бостонской школы она ушла из-за своего поведения не получив аттестата. Не умея жить в обществе, постоянно провоцируя скандалы и драки со сверстниками, Грин не понимала цели обучения, не знала о чем говорить с одноклассниками и часто оказывалась умнее самих учителей. Считать научилась феноменально еще до школы, лучше любого компьютера, которые появятся после ее смерти спустя много лет, а другие направления обучения девочку не интересовали вовсе.

С детства зарабатывала наравне со взрослыми членами семьи – вела учет, ловила и продавала рыбу, организовывала экспедиции китобойного флота отца, руководила постройкой доков.
Гетти не видела перспектив в семейном бизнесе, так как на популярность китового жира, который применялся для обогрева и освещения помещений, а также в промышленности повлияло появления керосина. Перспективы юная леди видела только на фондовом рынке и мечтала переехать в большой город, что произошло только после смерти матери.


О ее невероятной бережливости, превратившейся со временем в патологическую скупость, ходят легенды. Генриетта была вполне симпатичной девушкой, но женихов слегка настораживало то, что молодая барышня ходит в одном и том же поношенном платье и в стоптанной обуви. В возрасте 19 лет отец отправил дочь в Нью-Йорк, выделив ей 1000 долларов на «наряды и дамские штучки». Каково же было удивление отца, когда Гетти вернулась в старом платье и стоптанных башмаках, крепко прижимая к груди пакет бумаг – на все деньги Гетти купила банковские акции.


После смерти матери, Гетти редко устраивала приемы. Да и слово «устраивала» здесь слишком неуместно: говорят, что юная Грин тушила дорогие свечи еще до ухода гостей, а огарки продавала на следующий день; салфетки дочь миллионера не выбрасывала, а спрыскивала водой и проглаживала утюгом, чтобы использовать их еще раз.


После смерти отца в 1865 году Генриетта стала наследницей внушительного состояния в 7,5 миллионов долларов. Именно в тот момент она познакомилась со своим будущим мужем – Эдвардом Грином. В роду американских Гринов были конгрессмены и судьи, а родной дядя пребывал мэром Бостона. Сам же Эдвард, говоривший на нескольких языках, в том числе китайском, объездил полмира.

На восемнадцать лет он задержался на Филиппинах, где и сделал немалое состояние на торговле шелком, чаем, табаком и гашишем. Генриетта согласилась пойти под венец с Эдвардом Грином, но отношения пара «скрепила» брачным договором, согласно которому Эдвард не имел права ни на цент из состояния Гетти. Семья семьей, а денежки врозь. И даже когда муж разорился и влез в долги, Гетти не помогла супругу. Она просто прогнала его.

После развода все свои средства Гетти вложила в Chemical Bank и начала заниматься ростовщичеством. Так как она экономила на аренде своего офиса, в банке ей предоставили рабочее место, и каждый день Гетти ходила туда, чтобы одалживать деньги под залог недвижимости. Говорят, от нее исходил сильный запах несвежего белья и лука, который она жевала на обед.


Бизнес она вела по двум приоритетным направлениям – ценным бумагам и кредитованию под залог, причем в обеспечение брала только ликвидную недвижимость в мегаполисах. Итогом её сделок стали собственность целых кварталов в престижных районах Чикаго, Нью-Йорке и других городах страны.


Пик инвестиционной деятельности Грин случился в 1907 году во время биржевой и банковской паники. Ценные бумаги упали в цене, стране нужны были наличные деньги. Миссис Грин ссудила действующим биржевым конторам и $1 млн. государству под залог облигаций, а также выкупала закладные по всей стране. Состояние «ведьмы» на фоне общей паники увеличивалось в геометрической прогрессии.


Все расчеты и операции она проводила лично, так же как и выбивала долги с недобросовестных заемщиков. Гетти Грин знали все на Уолл-стрит. Она владела гектарами земель и недвижимостью. Ей не было равных в ростовщичестве и в игре на бирже: брокеры знали, если Гетти Грин покупает акции компании, то завтра цена этих бумаг взлетит до небес. Покупая ценные бумаги, Гетти узнавала всю подноготную компании и могла рассказать о ней даже больше, чем владелец.

От брака у Генриетту осталось двое детей: Нэд и Сильвия, которые периодически страдали от чрезмерной бережливости матери. Грин не имела собственного жилья, жила в самых дешевых мотелях, экономила на лекарствах и продуктах. Генриетта практически никогда не тратилась на одежду и обувь, а нижнее белье меняла только тогда, когда предыдущее превращалось в лохмотья. Она никогда не пользовалась услугами горничных и прачек. Прочитав свежую прессу, она отправляла Нэда продавать газету. А если продать не получалось, подкладывала газеты детям под одежду в качестве утеплителя. В магазине могла торговаться часами за каждый цент, за что большинство продавцов ненавидели Гетти.


Из-за скупости Генриетты ее сын Нэд лишился ноги. В одну из морозных зим, Нэду были куплены санки. Парень не мог поверить своему счастью и сразу же выбрал для катания самые крутые и опасные горки. Во время одного из спусков санки перевернулись и мальчик сильно повредил ногу. В приступе экономии Генриетта отправилась за помощью в больницы для нищих. К сожалению, скупердяйку все хорошо знали в лицо.

Врачи отказали в помощи ее сыну. Тогда Гетти решила лечить сына в домашних условиях: несколько лет Нэд страдал от жутких болей, а когда у него развилась гангрена, подвергся ампутации ноги выше колена. Сама Гетти жалела для себя 150 долларов на операцию по удалению грыжи, от которой мучилась до самой смерти.


Стареющую Гетти никогда не оставлял страх покушения и к редким знакомым она приходила с собственной едой, чтобы ее не отравили. Получив лицензию на ношение оружия, никогда не расставалась с револьвером. Появившиеся автомобили, как и любые предметы роскоши, отвергала, приговаривая: «Иисусу Христу было достаточно для перемещения осла». Она могла пройти пешком на другой конец города, только ради того, чтобы купить поломанное печенье, потому что оно стоило на пару центов дешевле.

Однажды, в момент ее утреннего прохода «на службу» в банк, объектив фотографа и схватил необычный облик этой женщины: черный глухой плащ, шляпа со вдовьей вуалью, злое старушечье лицо и резкую, отнюдь не старческую походку. То ли этот отталкивающий вид, то ли постоянные слухи о странных, неординарных поступках послужили появлению ее газетной клички «ведьма Уолл-Стрит».

Известная цитата Грин «Следует всегда дешево покупать, дорого продавать, сочетая это правило с тремя простыми вещами — проницательностью, упорством и бережливостью» стала залогом успеха. Данный принцип является основной успешного бизнеса и применяется менеджерами во многих отраслях бизнеса до сих пор.
Второй принцип скряги – экономия, «Сэкономить цент – значит заработать его».

Грин тонко разбиралась в налоговом законодательстве США. В каждом штате были установлены свои требования и поправки. Не желая платить налоги, она постоянно переезжала с места на место, проводила сделки в разных районах страны. С целью заставить платить налоги самую богатую женщину в 1913 году приняли 16 поправку к Конституции, которая устанавливала единые принципы взимания подоходного налога.

Уникальность жизни Гетти заключалась в том, что по масштабам своего бизнеса, она стояла на одной ступени с Морганом, Вандербильтом, Рокфеллером, но сделала это в эпоху, когда женщины исключались из бизнеса.

В 81 год Гетти умерла от сердечного приступа, во время спора с торговкой за полцента. Двое ее детей унаследовали огромное состояние – около 4-х млрд. долларов по нынешним деньгам. Нэд Грин, позже ставший известен под прозвищем «дядюшка Нэд», свою часть наследства вложил в красивую жизнь, скупал автомобили, яхты, наверстывая упущенное в детстве и юности. Сильвия стала щедрой благотворительницей.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 1 раз