Новая цифровая элита Украины приготовилась сменить старую: Подоляка, Монтян, Шарий и другие

ПОЛИТИКАПрокомментируйте новость
Новая цифровая элита Украины приготовилась сменить старую: Подоляка, Монтян, Шарий и другие

Максим Артемьев о том, как в эмиграции сложилась «другая Украина».

Не будет большим преувеличением сказать, что сегодня вся Россия живет от сводок до сводок Юрия Подоляки. Блогер стремительно взлетел в эти дни, став желанным гостем самых важных официозных телеканалов. Не хочется представлять себя таким уж провидцем, но менее года назад я уже писал о нем в «Блокноте» в специальной статье, посвященной обзору украинских блогеров Рунета. Подоляка стал моим главным героем.

Максим Артемьев

Вторая героиня того текста – Татьяна Монтян, также прославилась в эти дни, сперва выступив с высокой трибуны ООН во время заседания Совбеза, накануне войны, а сейчас также ведущей ежедневные трансляции с комментариями, и которой украинская сторона придает такое значение, что ТГ-канал Монтян был взломан и «уведен» у нее, да и ее основное орудие – канал на Ютьюбе также был попорчен.

Татьяна Монтян

И третий персонаж статьи – Анатолий Шарий, также сегодня более чем востребован. Он организовал почти круглосуточное потоковое вещание, ему в режиме он-лайн пишут люди со всей Украины – где что происходит, а, главное, какая нужна помощь и кому, и он прямо в эфире координирует гуманитарные усилия. Шарий прервал связи с Соловьевым, не выступает у него в передаче и позиционирует себя как строго объективный источник информации, одновременно занимаясь собственным пиаром, и готовясь, видимо, со своей партией выступить на внеочередных парламентских выборах, зарабатывая имидж человека помогавшего людям в это трудное время.

Анатолий Шарий

И вот исходя из ближайшего политического будущего Украины, хотелось бы проанализировать те кардинальные перемены, которые ждут соседнюю страну, и которые уже начались.

Важным следствием 2014 года стал даже не раскол Украины – раскол был очевиден еще с 2004 года, с момента «Оранжевой революции». Нет, раскол был именно преодолен – но путем жесточайшего подавления инакомыслия. Если до Евромайдана Украина делилась на две части – Юг и Восток условно пророссийские, а Центр и Запад – прозападные, то после 2014 вся Украина стала официально прозападной. От Одессы до Харькова даже не пророссийские, а не явно проевропейские силы и взгляды преследовались и подавлялись. Применялись все методы – от жестких как в Одессе, где «колорадов» сжигали, до «мягкой силы» - постоянного информационного давления. Россия была отсечена от Украины, ее СМИ запрещались. Фактически Евромайдан стал полной победой западной части страны над восточной, при которой побежденный подвергается полному переформатированию.

Евромайдан. Коллаж Википедия

В такой ситуации уже невозможна нормальная политическая и общественная деятельность, партии, нелояльные режиму, до выборов не допускаются, а сохраненная «оппозиция» оппозиционна лишь в четко обозначенных границах, за которые преступать запрещено под страхом суровых санкций, примером чему судьба телеканалов и лично самого Виктора Медведчука.

Юрий Подоляка и Татьяна Монтян об этом много писали и говорили, отвечая на наивные вопросы о том, почему «украинцы не борются»? По оценкам политологов, например, Алексея Попова, на Украине был установлен режим ограниченной конкуренции. Вроде бы демократия с конкурентными выборами, но выбор только из одной части спектра. А другой – как бы и не существует.

Юрий Подоляка

В такой ситуации естественным шагом для многих несогласных с происходящим стала эмиграция. Все три упомянутых блогера сделали его. Повторить судьбу Олеся Бузины, убитого за свои убеждения националистами, не хотел никто. На ту же Монтян не раз совершались нападения, Подоляку готовилось уже арестовать СБУ, против Шария открывались дела.

Постепенно, в основном в России, сложилась украинская политическая диаспора состоящая из диссидентов, диссидентов по отношению к нынешнему киевскому режиму. Можно назвать такие имена, помимо вышеперечисленных, как Ростислав Ищенко, Александр Васильев, Игорь Дмитриев, Олег Царев, Николай Азаров, Владимир Грубник, Артем Сущевский и многие другие.

У них могут быть сложные отношения между собой, кто-то ушел из политики или не имел к ней отношения, но сделал для себя вывод относительно сути и режима и принял решения об эмиграции. Тем не менее, все вместе они образовали собой «другую Украину». Это была Украина не националистическая, толерантная, направленная на сотрудничество с Москвой, помнящая историю, прагматическая, Украина спокойной нормальной жизни без всякого рода завихрений и революций.

Киев, январь 2014, улица Грушевского. Фото: Википедия

Эту «другую Украину» долгое время пытались не замечать, в лучшем случае кого-то из ее представителей вытаскивали на телеканалы или ток-шоу для использования в пропаганде. Для мейнстримных СМИ они не существовали – ну кто бы стал брать интервью у Монтян или Подоляки, интересоваться? Они воспринимались как фрики, как что-то несерьезное и несолидное.

Однако их работа в Интернете продолжалась, и у них накапливались десятки и десятки, а после и сотни тысяч зрителей и слушателей. Даже старик Азаров, на восьмом десятке лет овладел премудростями и социальных сетей и Ютьюба, и активно в них выступал. И вот теперь наступает момент, когда «другая Украина» оказалась более чем востребованной, ее представителей, судя по тому, как развиваются события, ждет работа на родине. Да, разумеется, не все они вернутся – по самым разным причинам, но нынешнее время дает возможность активно воздействовать на процессы дома и удаленно.

Зеленский моментально занял те же позиции, что и Порошенко

И сколько таких людей сейчас сможет выйти из подполья? Сколько тех, кто был вынужден скрывать взгляды, молчать, не высказывая своего отношения к происходящему, но которые получают возможность, наконец, говорить? Отрицать их наличие было политикой, что при Порошенко, что при Зеленском. Киеву было важно демонстрировать единство страны относительно принципиально курса развития, отсутствие принципиальных разногласий в обществе. Смена Порошенко на Зеленского на самом деле ничего не меняла, Зеленский моментально занял те же позиции, что и Порошенко. Такие перемены элиту не страшили и вполне устраивали, менялись пилоты, а самолет продолжал лететь в заданном направлении. Естественно, инакомыслящие при подобном раскладе были не нужны. И потому они вызывали такое раздражение, и их старались не замечать и подавлять.

Как возвращение «другой Украины», ее приход во власть повлияет на украинскую политику мы уже узнаем в скором будущем. Эмигранты, долгое время проведшие вне страны, нередко допускают немало ошибок. Они возвращаются в страну, уже ставшую другой. Нужно очень много терпения, выдержки, умения подавить желание свести счеты, чтобы не обострять конфликты, способности слушать тех, кто вырос в другой атмосфере и обстановке. Посмотрим, придется ли по плечу такая задача новой украинской власти?

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Враги официально: почему признание России главным противником НАТО — шаг в прошлое

В МИРЕ

После окончания холодной войны Североатлантический альянс нашел себе нового врага.

Экс-руководитель «Формулы-1» заявил о готовности «принять пулю» за Путина

ПОЛИТИКА

Берни Экклстоун считает, что президент России — первоклассный человек.

«Моя хата с краю»: удар по ТЦ в Кременчуге — новый повод демонизировать Россию

В МИРЕ

В последние годы Украина уверена, что в абсолютно всех её проблемах виновата РФ.

«Придет время — заберем его»: Олег Пахолков о выводе российских войск с острова Змеиный

Украинский кризис

Главный редактор сети «Блокнот» рассказал о последствиях ухода российских войск с острова.

Русским хватит 15 дней: эксперт спрогнозировал судьбу Прибалтики в случае войны с НАТО

В МИРЕ

Военный альянс разработал грандиозный план борьбы с Россией, но в нем есть два больших "но", сообщил чешский журналист Милан Водичка.

Минобороны РФ объявило о выводе российских войск с острова Змеиный

Украинский кризис

В ведомстве заявили, что теперь Украина сможет вывозить зерно из своих портов.