Путин о родителях на войне: у них не было ненависти к врагу

Лица28 комментариев
Путин о родителях на войне: у них не было ненависти к врагу

Владимир Путин рассказал о том, что пришлось пережить его родителям в годы ВОВ: о ранении отца, голодных обмороках матери и о брате, скончавшемся от дифтерии.

В авторской колонке «Русского пионера» в преддверии 70-летия со дня Великой Победы историю о своих родителях - ветеранах ВОВ рассказал президент России Владимир Путин.

По словам Владимира Владимировича, его, тогда еще маленького ребенка, в тонкости непростых воспоминаний о пережитых военных годах родители не посвящали. Поэтому свое собственное представление будущий президент составил из урывков «взрослых разговоров», которым был молчаливым свидетелем. Позже, когда он подрос, отец начал говорить с ним о войне напрямую, и больше всего Владимиру Путину запомнилось несколько интересных, трогательных и трагичных историй, изменивших судьбы его семьи.

Владимир Спиридонович Путин

Владимир Спиридонович Путин

Отец будущего главы государства Владимир Спиридонович Путин, когда началась война, работал на военном предприятии, где от призыва давали «бронь». Но он написал заявление о вступлении в партию с просьбой отправить его на фронт. В итоге его зачислили в небольшой диверсионный отряд НКВД, занимающийся подрывом железнодорожных путей. Что интересно, руководил отрядом советский гражданин, но по национальности немец. Однажды их предали, устроив засаду. И Владимиру Спиридоновичу пришлось скрываться от фашистов в болоте, дыша через трубку камыша.

«Преследовали по лесу, и он остался жив, потому что забрался в болото и несколько часов просидел в болоте и дышал через камышовую тростинку. Это я помню уже из его рассказа. Причем он говорил, что, когда сидел в болоте и дышал через эту тростинку, он слышал, как немецкие солдаты проходили рядом, буквально в нескольких шагах от него, как тявкали собаки…», - пишет Владимир Владимирович.

Из 28 человек отряда выжили только четверо. А потом их отправили на переформирование в действующую армию — и на Невский пятачок, через который планировалось прорвать блокаду Ленинграда. Немцы это понимали, и старались «просто стереть Невский пятачок с лица земли». Там Владимира Спиридоновича и ранили.

«Они с товарищем делали небольшую вылазку в тыл к немцам, ползли-ползли… А дальше и смешно, и грустно: подобрались к немецкому доту, оттуда вышел, отец говорил, здоровый мужик, посмотрел на них… а они не могли подняться, потому что были под прицелом пулемета. «Мужик, — говорит, — на нас посмотрел внимательно, достал гранату, потом вторую и забросал нас этими гранатами. Ну и…» Жизнь такая простая штука и жестокая...»

Обезвоженному ранением Путину-старшему надо было перебраться на другой берег Невы - до медицинской помощи. Участок был просматриваемый и простреливался артиллерией - никто не хотел тащить на себе почти парализованного солдата. Внезапно появился сосед по дому в Петергофе. Он дотащил его до госпиталя, подождал, пока прооперируют, и ушел со словами: «Ну все, теперь ты будешь жить, а я пошел умирать».

Владимир Спиридонович и Мария Ивановна

Владимир Спиридонович и Мария Ивановна

Долгие годы после войны Владимир Спиридонович вспоминал своего спасителя и переживал, что потерял с ним связь, что, скорее всего, сосед действительно погиб. Но где-то в 60-х годах они внезапно встретились в ленинградском магазине («Это же надо, что оба пошли именно в этот момент именно в этот магазин. Один шанс из миллионов...»). И после часто встречались.

«Так что все, что родители рассказывали о войне, было правдой. Ни одного слова не придумали. Ни одного дня не передвинули. И про брата. И про соседа. И про немца — командира группы. Все один в один. И все это позже невероятным образом подтверждалось», - отмечает президент.

Владимир Спиридонович лежал в больнице в период блокады Ленинграда, и когда его жена Мария Ивановна (в девичестве Шеломова) приходила навещать его, отдавал собственный паек их трехлетнему сыну Виктору. Но когда начал терять сознание от голода, врачи «это дело» пресекли. Вскоре ребенка у них отняли - в явочном порядке с целью спасения от голода ребятишек забирали в детские дома. Уже в эвакуации малыш заболел дифтеритом и умер. Несколько лет назад некие энтузиасты по собственной инициативе нашли место захоронения Виктора - на Пискаревском кладбище. Еще один старший брат президента - Альберт - умер еще до Великой Отечественной войны.

Когда отца выписали из госпиталя, он поспешил домой и застал, как едва живую Марию Ивановну выносят из здания вместе с трупами. Медики заявили, что она вот-вот умрет, но Владимир Спиридонович набросился на них с костылями и заставил поднять ее назад, в квартиру. И в итоге жену выходил, несмотря ни на что (Мария Ивановна дожила до 1999 года, на год пережив мужа).

Шестилетний Владимир Путин с мамой Марией Ивановной

Шестилетний Владимир Путин с матерью

После снятия блокады родители Владимира Путина уехали в Тверскую губернию, где прожили до конца войны. Из шести братьев Владимира Спиридоновича пятеро погибли.

«Это катастрофа для семьи. И у мамы погибли родные. И я оказался поздним ребенком. Она родила меня в 41 год», - пишет Владимир Владимирович.

«И не было же семьи, где бы кто-то не погиб. И, конечно, горе, беда, трагедия. Но у них не было ненависти к врагу, вот что удивительно. Я до сих пор не могу, честно говоря, этого до конца понять. Мама вообще была у меня человек очень мягкий, добрый… И она говорила: «Ну какая к этим солдатам может быть ненависть? Они простые люди и тоже погибали на войне». Это поразительно. Мы воспитывались на советских книгах, фильмах… И ненавидели. А вот у нее этого почему-то совсем не было. И ее слова я очень хорошо запомнил: «Ну что с них взять? Они такие же работяги, как и мы. Просто их гнали на фронт», - поделился своими воспоминаниями президент России.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 28 раз