«На раздумья нет времени»: петербуржец, готовясь к концу света, украл ребенка и исчез

ОБЩЕСТВО4 комментария
«На раздумья нет времени»: петербуржец, готовясь к концу света, украл ребенка и исчез

История, как говорят адвокаты, типичная. Несмотря на развод и предыдущие попытки похищения сына, Александр Семенов не лишен родительских прав.

В Петербурге и Ленобласти уже больше месяца (как минимум с 18 июля) ищут четырехлетнего мальчика, которого украл собственный отец. Из квартиры, где жил 43-летний мужчина, исчезло ружье. Следователи использовали все возможности, чтобы выйти на след похитителя, но он как в воду канул. Дело в том, что он, как объяснила его 38-летняя бывшая жена, долгое время изучал всю имеющуюся в интернете информацию о способах «зачищать» за собой следы.

Александр и Екатерина Семеновы поженились в 2006 году. Вскоре у них родилась дочь, но молодой отец не проявлял особого усердия в обеспечении семьи. Он увлекался «выживанием», много времени проводил на природе, а в какой-то момент заинтересовался конспирологическими теориями, начал увлеченно читать про оккультизм, масонство и иллюминатов. Работу мужчина бросил, что во многом и подвигло жену с ним развестись.

К разводу, в 2018 году, у супругов появился еще и сын — Андрей, ему как раз исполнилось два года. К дочери Александр никакого интереса не проявлял, а вот на мальчике, по наблюдениям Екатерины, словно зациклился. Суд определил ребенка жить с матерью, но обязал ее передавать сына отцу на время летнего отпуска. Бывший супруг женщины поставил палатку прямо во дворе многоэтажного дома, под окнами ее квартиры в Тосненском районе Ленинградской области, и жил там, пока позволяли погодные условия.

Фото: телеграм-канал Mash на Мойке

Екатерина Семенова вспоминает, что «причуды» появились у Александра около четырех лет назад, в 2016 году — как раз примерно в то время, когда у них родился сын. Мужчина съездил на могилу к своему деду, увидел там лису и покормил ее. Потом его обуял панический страх заражения бешенством. Вместо визита в поликлинику Семенов погрузился в бездонные пучины интернет-форумов, черпая оттуда сведения о нетрадиционной медицине.

Постепенно Александр все больше и больше уходил в свой мир. Он жадно выискивал в Сети различные конспирологические теории, вникая в мельчайшие подробности и утрачивая доверие к окружающей реальности. Когда его маленькому сыну в детском саду сделали пробу Манту (проверка реакции организма на микобактерию туберкулеза), мужчина написал на жену заявление в полицию. Антипрививочное движение, очень развитое в соцсетях, обрело в нем преданного последователя.

Идея похитить Андрея явно родилась у Семенова давно. Первый раз он попробовал ее осуществить вскоре после развода, в 2018 году, схватив сына на прогулке прямо во дворе и уехав с ним в Старую Руссу, примерно за 300 километров от Петербурга. Телефон мужчина отключил, чтобы Екатерина не имела возможности с ним связаться.

Активистка движения против киднеппинга Марина Мальцева вспоминает, что тогда вместе с единомышленниками помогала искать мальчика, и его удалось найти через неделю. По другим данным (в частности, как пишет петербургское издание «47news»), Семенов, несмотря на свою «отключенность» от внешнего мира, узнал о широком общественном резонансе вокруг исчезновения Андрея и вернулся сам.

Казалось бы — особенно с учетом всех появившихся у Александра странностей и подозрительных увлечений, — после этой истории его и близко нельзя было подпускать к малышу, но решение суда оставалось в силе: мать обязана предоставлять отцу возможность видеться с сыном. Трудно сказать, как развивались бы события, но в дело вмешалась пандемия коронавируса.

Александр Семенов

Получая из интернета массу фейковой информации о COVID-2019, численности жертв болезни и якобы планируемых властями ограничительных мерах, Семенов твердо уверился в том, что грядет Апокалипсис. О конце света он рассуждал как о реальном и весьма близком событии, от которого собирался спасти свою распавшуюся семью.

На фоне пандемии у многих россиян возникли схожие мысли, а некоторые даже попытались воплотить их в жизнь. Например, в апреле 2020 года в Свердловской области семья с детьми удалилась в лес спасаться от коронавируса, причем без всякой экипировки: спали на земле, ели прихваченный с собою скудный паек. Вскоре их нашли полицейские, к которым обратилась сестра главы семейства.

Александр Семенов тоже хотел организовать побег. Екатерина поделилась с телеграм-каналом «Mash на Мойке» скриншотами своей переписки с бывшим супругом. Он убеждал ее «собирать вещи и сваливать», потому что в скором времени город якобы «закроют на неизвестное время, на месяцы», а людей запрут в собственных квартирах без права выхода.

«Потом не уехать без уголовки будет. Не жди. Собирай только необходимое, и я вывезу вас ВСЕХ сегодня. Оставь детям шанс не заболеть, а себе и маме — остаться живыми. На раздумья у тебя уже нет времени. Вернуться всегда сможешь, а уехать — нет», — писал Александр Екатерине. Разумеется, она никуда не поехала. Он тоже остался.

Бывшие супруги договорились, что сын сможет провести с отцом летний отпуск, с 31 мая по 21 июня. Но Семенов не хотел ждать, поэтому переоделся в костюм, призванный замаскировать его под строительного рабочего, проник в подъезд дома, где живет Екатерина с детьми, и попытался выкрасть Андрея. Женщина не позволила ему этого сделать, но, чтобы успокоить, согласилась отпустить малыша в обещанный летний отпуск пораньше.

21 июня Александр не вернул сына. Екатерина начала ему названивать, а в ответ получала пугающие видеозаписи. Семенов снимал Андрея на видео, помещая в кадр табличку с указанием даты. Во всех роликах, почему-то отвратительного качества, мальчик произносит одну и ту же фразу: «Мне нравится с папой, у меня все хорошо».

Кадр одного из видеороликов, присланных Александром Екатерине

23 июня мужчина вообще перестал выходить на связь. Екатерина выждала некоторое время, надеясь, что Александр, как и два года назад, опомнится и вернется сам, но этого не случилось. 10 июля мать ребенка обратилась в полицию, но та, узнав, что мальчик находится с отцом, отнеслась к заявлению женщины без особого энтузиазма. Тогда Семенова пожаловалась в органы опеки.

К Александру домой наведалась инспектор по делам несовершеннолетних. Дверь он ей, разумеется, не открыл, а соседи с готовностью рассказали, что в последнее время — преимущественно в лунные ночи — мужчина часто вечерами уводил сына в лес и возвращался с ним только под утро. Наконец, сотрудница ПДН улучила момент, когда Семенов забыл запереть входную дверь, и заглянула в квартиру. Отца мальчика она обнаружила в явно подавленном, депрессивном состоянии, а холодильник — пустым.

По итогам проверки информация о ситуации была передана судебным приставам. Они возбудили исполнительное производство для возвращения ребенка матери, с которой тот должен был проживать согласно решению суда. Но к тому времени, когда госслужащие начали предпринимать какие-то реальные действия, Александр с сыном исчезли. На двери квартиры мужчина оставил записку: «Не надо ломать — нас все равно нет дома», а бывшей жене напоследок прислал фото Андрея, державшего в руках его раскрытый паспорт.

Разумеется, вызванные приставами полицейские взломали дверь. В квартире действительно было пусто. По показаниям Екатерины сотрудники МВД сделали вывод, что Семенов забрал с собой ружье. Мужчину принялись активно разыскивать — но он, похоже, и впрямь не зря так долго читал в интернете инструкции о том, как «скрываться с радаров».

Судя по сообщениям СМИ, вычислять похитителя поручили сотрудникам 2-го отдела оперативно-розыскной части №1, так называемого «резонансного», который был создан еще в 1999 году для расследования заказных убийств, а потом расширил сферу своей деятельности и на другие преступления. В случаях пропажи детей, даже подобных, стандартной практикой является возбуждение уголовного дела по статье «Убийство», чтобы полиция могла задействовать для поисков все возможные ресурсы.

Техники-криминалисты разобрали три найденных в квартире Семенова сотовых телефона буквально на винтики, но никакой ценной информации не извлекли. Его автомобиль — черный «Шевроле Тахо» с госномером Т105МХ178 — засекли на нескольких дорожных камерах, но это никак не помогло в поисках. Имя Александра внесли во все базы данных, чтобы получать уведомления, если он, к примеру, купит билеты на какой-то вид транспорта. Но и эта мера не дала результатов.

Александр Семенов

Биллинг (определение приблизительного местонахождения абонента по вышкам сотовой связи) показал, что 18 июня Александр побывал где-то в районе Большого Сампсониевского проспекта, в Выборгском районе Петербурга, на правом берегу Невы. Полиции удалось найти свидетелей, которые видели отца с сыном в городе Любани Тосненского района. Мобильник Семенова последний раз работал в деревне Финев Луг — это уже в Новгородской области.

Исходя из этих данных, источники петербургских СМИ в правоохранительных органах предполагают, что Александр прячет мальчика в какой-нибудь отдаленной деревне. «Он изменился, отпустил бороду, последнее время выражал явно неадекватные мысли. Мы уверены, что он залег с ребенком где-то в глуши, в деревне, и живет в своем мироощущении», — цитирует одного из своих собеседников «47news».

«Как точно сейчас выглядит Семенов — неизвестно. Может быть, с бородой (седой) и довольно длинными волосами. Может быть, нет. Передвигается на машине Chevrolet Tahoe <...>. Может быть у озера, в лесу. У него с собой ружье (разрешение есть)», — пишет у себя в инстаграме Марина Мальцева, которая вновь помогает искать Андрея.

Адвокаты, специализирующиеся на семейном праве, с пониманием отнеслись к рассказу о том, что полиция поначалу не горела желанием заводить дело по заявлению Екатерины Семеновой. По словам юриста Сергея Крюкова, это типичная история: отец не лишен родительских прав, мать сама отдала ему ребенка. «В таких случаях в органах часто говорят: это ваши семейные дела, договаривайтесь».

Адвокат Вадим Кудрявцев подчеркнул, что в подобных ситуациях все зависит от настойчивости матери, которая, в частности, может подать судебные иски об отобрании ребенка, ограничении родительских прав.

При этом оба эксперта сходятся во мнении о том, что суд не должен был разрешать отцу забирать ребенка на каникулы при наличии прецедента 2018 года, когда он уже увозил мальчика. «Такие вещи должны пресекаться — раз был прецедент, значит есть возможность, что и в будущем может такое произойти. Может быть, у матери не было денег на адвоката или юриста, чтобы это оспорить», — предположил Крюков.

Судя по хронике происшествий, история действительно типичная — причем настолько, что подобное же случилось буквально на днях, 25 августа, в том же Петербурге. Там программист Константин Сапрыкин, встречаясь с трехлетним сыном под присмотром матери мальчика, своей бывшей сожительницы Марины Мальцевой, и приставов, умудрился украсть ребенка под предлогом поездки на электросамокате.

Приставы присутствовали на встрече отца с мальчиком не просто так: около года назад, в сентябре 2019 года, Сапрыкин уже похищал сына, тогда двухлетнего. Марина развернула масштабные поиски при помощи волонтеров, и 18 октября Константина с мальчиком заметили в районе Парнас. Полиция, изображая сотрудников управляющей компании, прошлась по квартирам и вскоре нашла ту из них, которую программист арендовал, чтобы спрятать малыша. Константин тогда даже не скрывал, что намерен снова похитить сына, как только ему представится возможность.

Мальчик после похищения испытывал психологические сложности, несколько месяцев не ходил в детский сад, находился в подавленном состоянии. Его мать уверена, что ребенок очень сильно испугался. Она вынуждена была водить сына к неврологу, причем эти визиты продолжались до сих пор — и длились бы дальше, если бы малыша снова не украл отец.

Марина Мальцева с сыном. Фото из личного архива женщины

Марина рассказывает, что странности в поведении Константина заметила довольно быстро, но поскольку еще совсем недавно родила от него ребенка, не решалась разрывать отношения. У Сапрыкина до этого был бездетный брак, причем его жена так тяжело переживала бесплодие, что покончила с собой. Марину мужчина называл «колбой для вынашивания». Складывалось ощущение, что он помешался на сыне.

В 2018 году, когда сожитель впервые ударил Марину, женщина инициировала расставание с ним. Константин уходить не хотел. Он продолжал следить за матерью своего ребенка, взламывал ее электронную почту, прослушивал телефон и использовал различные программные возможности для слежки. К осени 2019 года, когда Сапрыкин впервые похитил сына, он не был лишен родительских прав. В суд Марина обратилась после того случая.

В марте 2020 года судья назначил психолого-психиатрическую экспертизу, призванную выяснить, к кому из родителей мальчик ощущает наибольшую привязанность. Из-за пандемии коронавируса и общей волокиты дело настолько затянулось, что адвокату Мальцевой пришлось подавать жалобу — и тогда экспертизу, наконец, запланировали на 9 сентября.

Константин Сапрыкин

Летом, 25 июня, Константин напал на бывшую сожительницу, подкараулив ее на выходе из подъезда, повалил на землю и начал душить. Их сын при этом был рядом. Марину спас сосед, который оттащил Сапрыкина от женщины. Программист скрылся. Пострадавшая обратилась в полицию, которая нашла запись инцидента на камере видеонаблюдения и начала проверку. Эта проверка идет и сейчас.

Все это время Сапрыкин сохранял родительские права, хотя из-за поданного матерью мальчика иска утратил право видеться с сыном наедине. Однако, как показали события 25 августа, присутствие приставов не помешало мужчине реализовать свой безумный план. Они благосклонно позволили Константину покатать малыша на электросамокате — с условием оставаться в пределах видимости. Программист действительно сделал пару кругов неподалеку, а потом врубил полную скорость и укатил, скрывшись за углом ближайшего дома. Телефон он предусмотрительно отключил.

Приставы составили административный протокол, согласно которому Константин не исполнил решение суда о месте жительства ребенка. Это правонарушение карается всего лишь штрафом в размере 2-3 тысяч рублей. Марина также подала заявление в СКР, но, по ее словам, складывается ощущение, что там не намерены спешить.

До боли схожую историю «Блокнот Таганрог» рассказывал в конце июня 2020 года. В редакцию издания обратилась Ольга Махно, у которой бывший муж украл дочку. Она ушла от супруга, поскольку тот избивал и ее саму, и грудного ребенка. Суд постановил, что Соня должна жить с матерью. Однако Александр Махно силой отобрал у экс-супруги малышку, когда та находилась в гостях у бабушки. Мужчину не смутил даже тот факт, что у ребенка была температура 39°С. Он «вломился, избил бабушку и повез ребенка на машине в жару за тысячу километров в Таганрог, где сам живет».

Ольга с избитой бабушкой Сони тут же сами ринулись вслед за Александром. Они были уверены, что таганрогская полиция быстро во всем разберется, ведь уже два года как действовало решение суда о проживании ребенка с матерью. Однако полицейские отказались даже сопроводить бывшую жену к квартире мужа, мотивируя это тем, что не намерены вмешиваться в «семейные дела» и занимаются только детьми, оставшимися без попечения родителей.

В результате женщина со своей матерью отправились вызволять Соню вдвоем, но Александр с сестрой избили обеих. Девочка плакала и кричала, но сестра ее отца зажала малышке нос и рот рукой, чтобы на вопли не прибежали соседи, и отпустила лишь после того, как у ребенка начались судороги.

«Мы в это время с моей 65-летней мамой катились вниз по лестнице. Через несколько минут плач малышки я уже не слышала. И не слышала его до сегодняшнего дня. Что с моим ребенком, как она — я не знаю. У дочери есть серьезные заболевания, ей нужна медицинская помощь, но все ее медицинские документы остались у меня», — рассказывала Ольга Махно журналистам.

Ольга Махно с дочкой Соней

Несмотря на поданные женщиной заявления о побоях, которые наносил ей Александр в браке и после него, правоохранительные органы отчетливо дали понять, что, пока за мужчиной сохраняются родительские права, они ничего предпринимать не собираются.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 4 раз