Ростовского врача-неонатолога решили посадить на 6 лет за обеспечение пациентов кислородом

ОБЩЕСТВО14 комментариев
Ростовского врача-неонатолога решили посадить на 6 лет за обеспечение пациентов кислородом

Валерий Буштырев обеспечил Перинатальный центр жизненно необходимым оборудованием и попал под уголовное дело

Бывший главврач Перинатального центра Ростовской области, заслуженный врач России, главный неонатолог Южного федерального округа Валерий Буштырев стал фигурантом уголовного дела. Ситуация абсурдна – медика обвиняют в производстве кислорода для нужд пациентов без лицензии, которая… не нужна по закону. В поддержку известного уважаемого врача собирают подписи на сайте Change.org.

Преследовать Буштырева начали после того, как он потребовал от территориального Фонда обязательного медицинского страхования возместить Перинатальному центру 6 миллионов рублей. На эту сумму центр оказал услуги по полисам ОМС свыше установленных объемов. Когда неонатолог стал «качать права», начались неприятности.

Неонатолог Валерий Буштырев

Неонатолог Валерий Буштырев

В 2010 году Валерий Буштырев возглавил Перинатальный центр, в создании которого сам принимал участие. С самого начала строительства здания, он говорил о необходимости собственного источника кислорода для медицинских нужд.

«Я доктор с 1980 года и прекрасно понимал, что такое реанимация и какую роль играет кислород в интенсивной терапии <…> Но было решено, что кислород к нам будет транспортироваться по трубопроводу с частной кислородной станции БСМП-2, которая была приватизирована в 90-е годы», – рассказал Буштырев «Московскому комсомольцу».

petitsiya

Перинатальный центр платил станции за кислород 200 тысяч рублей в месяц, но постепенно сумма доросла до 800 тысяч. Стало ясно, что без собственного кислорода учреждению придется туго. В 2013 году просьбы главврача были услышаны, и область выделила центру деньги на покупку воздухоразделительной установки. Мощности установки позволяли вырабатывать столько кислорода, что стоял вопрос о поставках его и другим учреждениям. Это помогло бы Перинатальному центру финансово, но требовало больших сложений и лицензирования, поэтому от идеи отказались. А вот на производство кислорода для своих нужд лицензии не требовалось, и это документально подтвердила комиссия Минпромторга. Годами ни у Роспотребнадзора, ни у Росздравнадзора при проверках не было претензий к воздухоразделительной установке. И вдруг они появились. А произошло это после того, как в 2016 году Буштырев заметил, что лимит на оказание бесплатных медицинских услуг по полису почти исчерпан. Он обратился в Фонд обязательного медицинского (ФОМС), где его заверили, что все расходы будут оплачены – главное оказывайте больным помощь. В итоге перерасход составил 6 миллионов рублей, но ФОМС отказался возмещать эту сумму.

«Мы эти деньги взяли из тех средств, что получили, оказывая платные услуги. Всех этих пациентов по полисам пролечили. А как могли отказать в помощи женщинам с преждевременными родами, а также детям, госпитализированным в реанимацию центра на санитарной авиации? Или нужно было им сказать: вы знаете, вы не вписываетесь в гарантированные объемы, предоставленные квоты? Вот за это меня нужно было не только посадить, но и расстрелять», – заявил Буштырев «МК».

Дальше – больше. Оказалось, что за два года – 2016 и 2017 – ФОМС недоплатил Перинатальному центру 71 миллион рублей. Буштырев подал судебный иск, но проиграл. Обратился в суд второй инстанции и тут узнал, что его уволили – расторгли контракт. В Перинатальном центре начались проверки. Нашлись и нарушения – например превышение положенной температуры в реанимации на один градус. Также комиссия обнаружила 12 неисправных аппаратов ИВЛ и несколько подлежащих замене фильтров. Но особый интерес Росздравнадзора вызвала та самая воздухоразделительная установка АжКЖ-0, 06-1. По мнению комиссии, лекарственное средство «кислород» вырабатывалось незаконно, так как не была оформлена лицензия. При этом кислород центр не продавал, а для внутреннего использования «бумажка» не требовалась. Но дело начало раскручиваться.

«Нет такого медицинского препарата в Ростовской области — «кислород», хотя кислород используется в медицине и добывается он с помощью специальных устройств, строго сертифицированных и одобренных для использования именно в медицинских учреждениях. Незаконно получать лекарственный препарат «кислород» в данном случае - это, условно говоря, нажать кнопку на этом аппарате. Нажал кнопку, произвел кислород — и можно вызывать участкового», – приводит слова Буштырева «Блокнот Ростов».

Теперь бывшего главврача и его заместителя Василия Ножкина пытаются привлечь к уголовному делу по статье «Незаконное производство и сбыт незарегистрированных лекарственных средств, совершенные в крупном размере группой лиц по предварительному сговору». Им грозит до шести лет лишения свободы, фактически – за спасение жизней людей.

На сайте Change.org размещена петиция в поддержку Валерия Буштырева с требованием закрыть уголовное дело против него. Петиция собрала уже 7500 голосов. Интересно, что на этом же сайте набирает подписи петиция за отставку главы минздрава Ростовской области Татьяны Быковской.

bykovskaya-golosovanie-skrin

Стоит отметить, что именно в правление Быковской в Ростовской области резко снизились показатели младенческой смертности, причем настолько резко, что это вызвало у специалистов не восхищение, а недоверие. Смертность в период с января по сентябрь 2018 года упала на 32% (на треть!) – с 6,5 до 4,9 случаев на 1000 родившихся. Другие регионы такой динамики не показывали даже близко.

Ясность в вопрос внесла главный внештатный акушер-гинеколог Ростовской области, профессор Ирина Буштырева. Оказалось, что дело не в гении Татьяне Быковской и не в новациях в сфере медицины, а лишь в цифрах. Самый простой и безобидный способ улучшить показатели – договориться в органах ЗАГС, чтобы недоношенных детей в случае смерти не регистрировали как новорожденных. И вот уже статистика ползет вверх. Но есть и другие способы – не выхаживать тех, кто родился недоношенным и записывать их как мертворожденных. Именно такой устный приказ отдала Быковская врачам, по словам Ирины Буштыревой. Кроме того, было велено не присылать в областной Перинатальный центр из районов «сложных» рожениц – будущих мам с патологиями. Велик был риск, что роды кончатся очередной портящей статистикой смертью. Но ведь именно в Перинатальном центре были врачи и оборудование, чтобы спасти женщин и их малышей. Статистка оказалась важнее, чем, например, жизнь Ольги Лаврищевой, которая скончалась в ноябре 2018 года при родах в районной больнице после отказа Перинатального центра.

Глава Минздрава Ростовской области Татьяна Быковская

Глава Минздрава Ростовской области Татьяна Быковская

Человеческая жизнь или отчетность? Хорошо бы минздраву Ростовской области сделать правильный выбор. Иначе ситуация может действительно встать на грань жизни и смерти, как в случае школьницы Дарины Илларионовой, которой отменили жизненно необходимый препарат «Вимизим». У Дарины  мукополисахаридоз четвертого типа, деформируются кости, а следом и внутренние органы. Вылечить болезнь невозможно, но поддерживать качество жизни способен «Вимизим». Лекарство дорогое – около 100 тысяч рублей за флакон, которых требуется несколько в неделю. Так как мукополисахаридоз это орфанное заболевание, то препарат по закону оплачивает государство. Но минздрав под управлением Быковской отменил выдачу «Вимизима». Произошла многоходовочка: сперва врачи в обход правил приема препарата снизили его дозировку, а когда эффект снизился, объявили его неэффективным. И всё, лекарство можно отменять. Только аналогов у него в России нет, и всё, что предложил минздрав Дарине и ее маме взамен это паллиативная помощь, то есть помощь в умирании.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 14 раз