«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях «Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях «Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях

«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
«Это эксперимент — сколько мы выдержим?»: вместо современных медпунктов сельчанам в России приходится лечиться в «коробках» и ржавых сараях

Чиновники на местах часто только обещают принять меры.

Жители одного из сел Дагестана пожаловались на жуткое состояние их фельдшерско-акушерского пункта. Единственный медпункт в поселении находится в дырявом сарае, где летом — невыносимая жара, а зимой — адский холод. Местные жители говорят, построить новый ФАП обещают давно, да только воз и ныне там. В России подобная ситуация — во многих отдаленных поселках. Но даже если само здание приводят в порядок, работать там некому.

Жители села Шагада в Хасавюртовском районе Дагестана пожаловались на плачевное состояние своего ФАП. В подтверждение они прислали в редакцию «Блокнота» видео: медпункт в селе больше похож на дырявый сарай, в котором невозможно находиться, не то что работать.

— Это просто вагон, обшитый металлом, летом здесь невыносимая жара, зимой — холодно. В потолке щели, он весь погнулся. Здесь нет системы отопления, просто стоит печка. Санузла вообще нет! При этом больше 800 детей находится на попечении этого ФАПа, — рассказали жители.

Они подчеркнули, что снимали видео открыто, в присутствии руководства медпункта и работников, которые тоже не могут ничего поделать с ситуацией.

— У меня ребенок-инвалид, и его вынуждены наблюдать в этом ФАПе. Вот я его должен оставить под наблюдением медиков. И где его оставить, здесь? Что это вообще за подход? Или над населением нашего поселка проводят какой-то эксперимент — сколько мы выдержим? — сказал один из местных жителей.

Проблема возникла не «вдруг», ФАП работает с 1991 года, последние несколько лет его состояние стало стремительно ухудшаться. Жители звонили чиновникам и заваливали их просьбами принять меры, но их кормят только обещаниями.

— Общественный совет села уже много лет обращался во всевозможные инстанции, но результата никакого нет, ничего не меняется. Чиновники только и говорят: «У нас этот вопрос на контроле». Но с тех пор как начали заниматься этим вопросом, прошло много лет, сменилось несколько глав республики, я сам окончил колледж, потом университет, уже 10 лет как работаю, но вагон-ФАП все в том же состоянии, — возмутился еще один местный житель.

Состояние ФАПов во многих селах оставляет желать лучшего. Так, в сообществах Бурятии в соцсетях жители жаловались на фельдшерско-акушерские пункты в районах республики, которые строили как попало.

Представители регионального отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) нашли ряд недочётов в сельских фельдшерско-акушерских пунктах, построенных и введённых в эксплуатацию за два последних года — с 2019-го по 2021-й.

После Всероссийского мониторинга региональных ФАПов замечания выявили в 11 сельских поселениях из 41-го. Например, в ФАПах в баргузинском улусе Хилгана, бичурском селе Узкий Луг, закаменском улусе Хуртага и мухоршибирском селе Цолга не оказалось воды. Еще один фельдшерский пункт, в селе Уржил, и вовсе разваливается на глазах. Привлечь внимание к этим проблемам удалось лишь благодаря поднявшим волну общественникам.

Местные жители жалуются и на ФАП, расположенный в селе Шемаха северо-западной части Нязепетровского района Челябинской области. Медицинский пункт, где должны оказывать помощь, по их мнению, больше похож на избушку на курьих ножках посреди болота.

ФАП в Шемахе. Фото: А. Л. Текслер, ПОМОГИ!!!/ vk.com

— Моя мама отдала 40 с лишним лет больнице в селе Шемаха! И как теперь ей получать медицинскую помощь в таких условиях? Физкабинета давно нет, аптеки нет! Про стоматологию вообще молчу! Ни подходов ни подъездов, разве, что этот деревянный «мост». Как его приняла районная комиссия? Почему такое неуважение к селянам и их здоровью? В селах и деревнях нелюди живут? Я понимаю, таких сел и деревень в области много, но почему все упущено? — возмутилась одна из жительниц.

Есть и другая проблема. ФАП могут отремонтировать или построить новый, но оказывается, что работать там некому. Так, в селе Новониколаевка Ростовской области после жалоб жителей построили новый фельдшерско-акушерский пункт, который, в отличие от старого отлично укомплектовали. Но жителям села все равно приходится ездить за несколько десятков километров, чтобы получить консультацию врача.

ФАП в Новониколаевке (Ростовская область).

— Старый фельдшерско-акушерский пункт, который разваливался, у нас закрыли. И месяца за 2-3 построили новый ФАП. Сказали, он будет работать, как и прежний. Но он не работает. И все люди вынуждены ездить с температурой за несколько километров в Самарское, — объяснили местные жители.

Не хватает то ли фельдшеров, то ли рабочих часов. Но так или иначе страдают люди.

По данным Росстата на 2020 год, в России всего насчитывалось 33 618 ФАП — примерно на 1,5 тысячи меньше, чем в 2011 году. Меньше всего их насчитывалось в Магаданской области, Чукотском и Ямало-Ненецком автономном округах, Ингушетии, Калмыкии и на Камчатке. Что касается Дагестана, то, как обещал еще в 2020 году Минздрав РФ, там должны были построить два десятка ФАП в рамках национального проекта «Здравоохранение». Возможно, село Шагада не входило в эти планы.

В конце июня этого года в рамках ПМЭФ чиновники обсуждали проблему удовлетворенности населения медицинской помощью. Было указано, что здесь играет роль, в первую очередь, инфраструктура первичного звена.

— Федпроект по первичному звену этому в помощь, но должна быть построена не просто «коробка». Эта «коробка» должна иметь соответствующий внешний вид и комфорт снаружи и внутри. Она должна быть физически доступной для всех слоев, в том числе, для пациентов с ограниченными возможностями здоровья. Это очень важно, — сказал первый замминистра здравоохранения РФ Виктор Фисенко.

Но пока для некоторых отдаленных населенных пунктов и районов эти слова остаются просто словами, а медпомощь оказывают именно что в «коробке».

Ранее «Блокнот» писал о похожей проблеме в Ставропольском крае. Там жителей села лечат в холодном автобусе. Жители села Побегайловка в Минераловодском горокруге ставропольского края добились открытия временной амбулатории после того, как единственную участковую больницу отдали для лечения больных коронавирусом. Однако из-за отсутствия лицензии у временного медучреждения педиатр вынужден был осматривать детей в неотпаливаемом ФАПе.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел — пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89508687378.

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Он был слишком отважным»: в Волгограде простились с бойцом и создателем фильма о ЧВК «Вагнер»

РЕГИОНЫ

В Волгограде под рев байков проводили в последний путь Героя Алексея Нагина – фоторепортаж.

ВСУ обстреляли гостиницу в центре Херсона по наводке НАТО

Вооруженные силы

В результате удара погиб экс-депутат Рады Алексей Журавко.

Юрист рассказал, грозит ли теперь «уголовка» за неявку по повестке в военкомат

ОБЩЕСТВО

Эксперт объяснил, могут ли заменить штраф на лишение свободы.

Батальон нацистов в обмен на одного диссидента: зачем России понадобился Медведчук

ПОЛИТИКА

Результаты "пророссийской" деятельности Медведчука могли вызвать в Кремле серьезные вопросы.