Итоговый брифинг Сергея Миронова с парламентскими журналистам Госдумы

Видео1 комментарий
Итоговый брифинг Сергея Миронова с парламентскими журналистам Госдумы

Видео и текст брифинга Сергея Миронова для парламентских журналистов. Государственная Дума Российской Федерации. 24 декабря 2013 года.

[jwplayer player=«1» file=«/uploads/video_files/brif_mir_ng_251213.mp4»]

МИРОНОВ

- Всем добрый день, уважаемые коллеги! Завершается год, поэтому проводим завершающий брифинг в уходящем 2013 году.

Короткие итоги, о которых вы, как парламентские журналисты, уже сами хорошо знаете: я бы обратил ваше внимание на то, что наверное, если мы спросим избирателей - самых главных оценщиков и, наверное, самых главных людей, с точки зрения «для кого мы работаем» - что им дал уходящий год, что дали им мы, депутаты?

Я думаю, что тяжело им будет вспомнить что-нибудь, но я им помогу. Дело в том, что, как ни парадоксально прозвучит - я специально посмотрел все многочисленные законы, которые мы приняли - вот все, что касается действительно людей и что для них полезного мы сделали - это мы продлили бесплатную приватизацию. Потому что очень многие не смогли это сделать вовремя и сейчас у них такой шанс есть.

А вот все остальное: либо это не слишком уж прямо позитивно; либо это не напрямую касается большинство граждан нашей страны. Поэтому, у меня такая оценка, довольно критичная и самокритичная, с точки зрения итогов работы Госдумы. Потому что, вот если б вы могли сказать, что мы приняли наш закон «по восьми соткам» - вы знаете о чем речь, чтобы не платили земельный налог. Мы приняли закон, который ограничивает реальные тарифы. Да, мы попытались в конце принять некий закон, который в принципе ставит правовые рамки по увеличению тарифов. Но одно дело - это общие рамки, а другое дело - прямо записать, что «не более чем инфляция на прогнозируемый год».

Мы так и не сделали нужного шага в регулировании государством тарифов и цен, в том числе и на товары первой необходимости. А это можно было сделать и я думаю, что людям бы намного легче дышалось и жилось. И с большим удовольствием, и лучшим настроением они встречали бы новогодние дни.

Поэтому, будем считать, что некий задел сделан, но главная работа, конечно, впереди.

Двадцатилетие Конституции Федерального Собрания - знаковая и значимая дата. Наверное запомнится довольно многим гражданам нашей страны, в связи с амнистией, постановление которой приняла Государственная Дума.

То что приняли решение об объединении Верховного суда и Высшего арбитражного - ну, по большому счету, большинства избирателей такие вопросы на прямую не касаются. Это им, прямо скажем, не очень интересно. Поэтому, хотелось бы что бы законодатель больше принимал законов нужных, полезных, ожидаемых людьми. Что бы эти законы напрямую касались их деятельности.

Ну а говоря, о планах на будущий год как всегда, планов громадье: и у Государственной Думы огромный пакет законодательных инициатив. В этом портфеле и в этом пакете вклад «Справедливой России» весомый, на втором месте мы стоим, после «Единой России», по внесенным в «портфель ожидания» законопроектам.

Если говорить о тех законопроектах, которые в принципе рассматривались в уходящем году - здесь мы делим второе-третье место, в чем-то пересекаясь с фракцией ЛДПР, а в чем-то с КПРФ. Но здесь наверно о количестве меньше всего нужно говорить. Были бы качественные законы.

Последние новости, последних дней: и помилование Ходорковского привлекло очень много внимания. Мне кажется, что президент это сделал вовремя во всех смыслах, потому что, как мы знаем, Ходорковский, с большой долей вероятности - хотя утверждать это нельзя - вышел бы летом будущего года. Если бы не начался третий уголовный процесс. То что заявления сейчас делает Ходорковский, находясь в Европе, за рубежом - они интересны. Похоже много передумал Михаил Борисович находясь в заключении, говоря о том, что «бизнес который не социально ориентирован - он вообще не может существовать в России, не должен». Это золотые слова. Как в таких случаях говорят - это понимание бы, да это знание бы раньше - было бы совсем хорошо. Но, почему-то мне кажется, что в Новом Году, вам, журналистам, сообщения от Ходорковского принесет очень много работы. Наверное, вы вынуждены будете реагировать, следить за его высказываниями. За тем, что там происходит. И как это все будет происходить.

Понаблюдаем.

Ну а я могу сказать о том, что нашу партию ждет в наступающем году. Нас ждет «единый день голосования», который мы пройдем уверенно, пройдем неплохо. Мы успели, за два месяца последних, в этом году много уже сделать. Заложили уже основы того, чтобы 14 сентября не был для нас днем неприятных неожиданностей. Поэтому я думаю, что здесь у нас все будет нормально.

Я хочу, пользуясь возможностью, вам сказать «спасибо, за работу». Мы с вами год провели вместе. Регулярно общались. Я старался откровенно отвечать на любые ваши, в том числе и неудобные вопросы. Надеюсь у вас нет ощущения, что я прятался, уходил или не хотел отвечать. Но иногда я прямо говорил, что не буду отвечать. Но вы тоже понимали, что это не просто так - это некая позиция. Поэтому я благодарю вас за нашу совместную работу. Хочу пожелать только хороших новостей в будущем году.

Сейчас я с большим удовольствием отвечу на ваши вопросы, если они у вас есть.

ЖУРНАЛИСТ

- Реформа РАН и Пенсионная реформа... Ну все, как бы, журналисты оценили как бы крайне отрицательно, а вы как?

МИРОНОВ

- Я поэтому и говорил про них, потому что и то и другое я так же оцениваю так же отрицательно.

Реформы РАН - лучше бы её не было. Я считаю, что это ошибка, в том виде, в каком она проведена. Мы пытались что-то исправить. Что-то нам удалось. Но в целом, у меня такое ощущение, что это не на пользу нашей науке.

Ну а по поводу реформы Пенсионного обеспечения - здесь и говорить нечего. Если, допустим, по реформе РАН у нас и голоса разделились, и многие просто, допустим, просто не голосовали. То по поводу двух пенсионных законов мы просто проголосовали «против». Естественно, мы не могли не поддержать наше же предложение, давнишнее об увеличении времени ухода за ребенком и включении во внестраховой период. Это конечно мы поддержали. Два других - мы просто проголосовали «против».

Поэтому оценка у нас этих реформ у нас отрицательная.

ЖУРНАЛИСТ

- Вот скажите пожалуйста, в завершении реформ, это была пятая реформа. Вот какой из перспектив реформ: все-таки она начнет действовать с 2015 года, а в 18 году президентские выборы... Вот как вот вообще?..

МИРОНОВ

- Я выскажу гипотезу: почему-то мне кажется, что эти реформы не успеют вступить ещё в силу, как мы начнем её снова менять. И честно говоря, и слава богу. Потому что реформа никакая. Вот сейчас потихонечку и вы, журналисты, поможете нашим избирателям разобраться что же их ждет. А там я не вижу ничего хорошего, да? И поэтому, мне кажется, чем скорее мы действительно будем возвращаться к здравому смыслу, который заключается в одной простой формуле - солидарность поколений, распределительная система, никаких накоплений. Весь мир идет по этому пути. В том числе крупные страны, капиталистические с развитой экономикой, понимая, что иных вариантов с точки зрения социально справедливости просто не существует. Я думаю, что мы к этому тоже будем возвращаться.

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, вопрос такой: многие эксперты и журналисты в этом году отмечали, что депутаты вашей фракции стали участвовать, вместе с теми же «единоросами» и коммунистами, когда вносится вместе законопроект «О четырех фракциях». Например, этот законопроект в Интернете «стоял», ну и ряд других, скажем «довольно спорных». Это какой-то новый курс партии? Или...

МИРОНОВ

- Спасибо за вопрос. Если вы обратили внимание, как правило, по таким законопроектам нет решения фракции, что фракция поддерживает, а есть просто реальное участие некоторых депутатов нашей фракции в том или ином законопроекте. Мы на совете фракции требуем что бы наши коллеги согласовывали вот такие позиции. И должен сказать, что не всегда наши коллеги согласовывали. За это они, то что называется «получали». Потому что иногда мы узнавали, что наши коллеги являются соавторами какого-то закона - я, например, из газет узнавал, от вас, от журналистов, что неправильно. Иногда были ситуации когда приходили депутаты, члены фракции, и говорили «мы очень хотим поучаствовать в таком законопроекте, вот пожалуйста согласуйте». Ну, как правило кончалось тем, что мы говорили «ну, мы поддерживать не будем, но мы не возражаем. Хорошо, участвуйте, если вам так хочется».

Это не тренд. Это не некое изменение позиции. Это... Я сейчас скажу одну вещь и вы просто - вы же парламентские журналисты - вы что-то по человечески тоже можете понять...

Ну давайте посмотрим, я вот так с гордостью говорю, что «по внесенным законопроектам мы на втором месте. Да мы такие мощные!» А если я скажу, что всего за весь шестой созыв, всего одиннадцать законов, где мы были авторами или соавторами - они стали законами. Причем, к сожалению, они технические. Ну то есть, о них можно даже не вспоминать и избирателю ничего это не скажет.

А депутат же хочет, что он будет отчитываться через пять лет. Он скажет: «А я участвовал в таком-то законопроекте, в таком-то...»

Ему скажут: «Ну ты внес-то столько. А где законы-то принятые?»

И вот, допустим, есть какая-то идея. В том числе, говоря откровенно, как говорят мои коллеги разделяют какую-то идею там, идеологию законопроекта. И они говорят: «Вот можно мы там поучаствуем?» Потому что они там как соавторы идут и тогда... И понятно, что этот закон пройдет все. Он будет одобрен и он будет подписан президентом. И у них появляется, что они были соавторами законов, которые были приняты и работают.

Ну это... Допустим, когда я начинал, депутатскую деятельность в законодательном собрании Санкт-Петербурга, я был рекордсменом: у меня было больше всего внесенных законопроектов, больше всего принятых, больше поправок. Я там с большим отрывом от всех шел и мне как-то не было нужды там, где-то ещё поучаствовать. И сейчас, честно говоря, мне это абсолютно неинтересно: там, есть я там, в соавторах, нет... Главное, чтоб дело делалось. Ну а многие коллеги, ну они же начинают. Или для них это очень важно, что... Причем даже я думаю не столько для отчета перед избирателями. Вот сам да, вот он (думает), «что вот я сижу в Госдуме. Вот я... там, такая-то инициатива, такая-то инициатива... Там все рубится-рубится-рубится. То хоть где-то что-то мне...» Вот поэтому... Я думаю, что это вот именно такой человек... Потому что когда они ко мне приходят, я же понимаю, что никакая там идеология или там конфликт идеологии. Просто говорят: «коллеги, просто мы хотим быть соавторами такого-то законопроекта».

Как правило, если уж там совсем что-нибудь одиозное, ну я бы сказал «ну нет ребята, давайте там... Давайте лучше не надо!» Ну а там есть разные точки зрения, какие-то позиции. Поэтому это не изменение тренда.

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, я прежде всего от лица журналистов хотела бы вас поздравить со значительным событием в вашей личной жизни, вот... Пожелать вам всего самого доброго. У меня к вам вопрос, по поводу «зимнего времени»?

МИРОНОВ

- Спасибо!

Ну, вы знаете, что мы с самого начала выступали за «зимнее время». Я просто пользуюсь возможностью - коллеги, думаю вы уже и так знаете, просто напомню - в таких спорах все забывают то, что когда мы перешли на летнее время, то мы к так называемому «декретному времени» добавили ещё один час. А «декретное время» мы и так в тридцатом году, декретом Совнаркома мы от поясного времени, ну скажем от географического - реального - мы стали жить на час вперед. И теперь так уже поколения выросли людей. Все вроде привыкли. Но есть все-таки здравый смысл, ну давайте скажем сейчас: для Москвы, для Петербурга...

Ну вот вы знаете, я на выходных был в Петербурге. Я могу точно сказать - это было 21 декабря - вот в субботу, в Петербурге не рассвело. Вот просто понимаете, реально не рассвело, потому что случилось так, что вот - кто был у меня в кабинете - у меня и так жалюзи закрыты... А тут получилось так, что я вел прием - у меня было окно напротив... Ну ладно, я там с утра начал, думаю «хорошо, 10 утра не рассвело». В 12 часов я подумал: «странно». А когда в два часа стало смеркаться, я понял что хуже... Что все - день прошёл. Ужас! Ну как так. Я не говорю - какое там солнце, ну хорошо, пасмурный день - но вот реально, знаете, за окном картинка: были сумерки и они продолжились - все стемнело и все. Ну как же так?

Понятно, что день такой попался и как раз это 22 число - это самый короткий день. И понятно, что было бы по другому, раньше бы я встал - все равно хорошего не было. Но в целом-то, по стране лишний час конечно же он чувствуется.

ЖУРНАЛИСТ

- Ну Госдума в своё время-то приняла с такой легкостью решение поменять время! Все-таки профессионалы же...

МИРОНОВ

- Ну, если вы помните, эту легкость позволила себе «Единая Россия». Она просто всё делает с легкостью. Знаете почему?

А ей не отвечать!

«Единой России» спускают законопроекты председатель правительства, их лидер. И они как дисциплинированные... «Ну а что нам? Нам спустили - мы проголосовали.»

Когда с ними разговариваешь: «Вы понимаете, что это неправильно?»

- «Да, мы понимаем».

- «А зачем вы голосуете?»

- «Ну как, у нас дисциплина в партии».

Поэтому...

ЖУРНАЛИСТ

- Ну а вы «против» голосовали?

МИРОНОВ

- Конечно мы «против» голосовали. Конечно мы голосовали «против». Более того, мой законопроект, он вообще... Во первых я сначала боролся против перевода дважды в году - это безумие - я помню, туда-сюда дергать. Не надо нам это делать. Потом, когда вдруг остановились на одном времени, но на «летнем» - я естественно стал возражать и говорить, что «давайте, коллеги, включим здравый смысл...» Но вы тоже знаете историю, что были уже контракты подписаны по трансляции Игр и Олимпиады, и мы не можем сейчас поменять. Я очень надеюсь, что весной мы вернемся к этому вопросу.

Я скажу честно, меня очень удивляет... Мне кажется, что там кто-то там играет на этом. Потому что если вы читали социологию - она удивительная... Ну вот, я по памяти, да? Я могу ошибаться, но вы меня поправьте.

Вот примерно там 32% за возврат зимнего времени. 31%, а может даже 34% за то, чтоб остаться в «летнем». И там ещё 20% - и все равно.

Вот как-то, понимаете, вот кто там хочет, чтоб было как сейчас?.. Мне очень удивительно. У меня такое ощущение, что кто-то цепляется ещё. Ну вы знаете, как социология может там...

Причем отсылки такие - ведь не проверишь. Просто ссылка, на что-то там: кто-то где-то там провёл какой-то опрос... Где проводился опрос? Почему опрос проводился?

Я надеюсь, что весной мы сделаем так, что... Ну, допустим, осенью обычно это имеет смысл делать - мы стрелки часов на один час переведем, в последний раз и все, и будем жить нормально.

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, вот если есть какая-то подтасовка в социологии, то зачем это делается?

МИРОНОВ

- Коллеги, я выскажу гипотезу. Причем я буду сейчас её иносказательно высказывать, что вы все поймете.

Вот представьте себе - даже специально от законов уйду - человек. Вот он принимает какие-то решения - начальник какой-то. И вот (он говорит): «будем забор в белый цвет. Это туда, это сюда». Приходит другой начальник и начинает все переделывать и перекраивать. А начальнику предыдущему обидно. Он думает: «Все что я ни делал - все не так? Все нужно исправлять?» И он хочет, чтоб хоть что-то осталось. Иногда даже в ущерб здравому смыслу и логике жизни. Вот у меня другого объяснения... я придумать не могу.

ЖУРНИЛСТ

- Мы поняли. Будет рассвет в России?

МИРОНОВ

- Будет! Причем рассвет будет справедливый!

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, можно задать немного другие вопросы: перед проведением Олимпиады, нашелся один депутат - из вашей фракции - Олег Нилов, который поставил вопрос о том, что трансляция спортивных матчей идут плохо. Можно ему как-нибудь помочь?

МИРОНОВ

- Поможем.

ЖУРНАЛИСТ

- И второй вопрос: я очень рад, что по пенсионной системе наконец звучит какое-то решение. А в электроэнергетике, в ЖКХ если Грачев говорит, что должно быть две редакции, в принципе это возможно? Ну хотя бы вопрос поставить?

МИРОНОВ

- Вопрос поставить можно, по этому решению. По этому вопросу будем ставить. Но вы знаете, не потому, что я оптимист, просто жизнь все равно заставляет: кто бы не упирался, как бы не сопротивлялся - жизнь заставит все равно принимать решения работающие. Решения в пользу большинства. Потому что когда из года в год решения принимаются в пользу меньшинства, создается социальное напряжение. Оно так звучит абстрактно. На самом деле знаете, есть такое понятие в физике - «усталость металла»? Вот стоит конструкция, она стоит-стоит-стоит и в один прекрасный момент - раз - и все рухнуло. Не дай бог нам это увидеть, и услышать, и почувствовать на себе. Поэтому я абсолютно убежден: и в ЖКХ, и во многих других сферах все равно решения позитивные и нужные будут приниматься.

Коллеги, ещё вопросы есть?

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, на счет внутренних проблем «Справедливой России», как бы вы их обозначили. Потому что достаточно большое количество скандалов: была очень неоднозначная избирательная компания при выборах Мэра Москвы; были скандалы связанные со съездом. Так или иначе это веха партии. Вот соответственно, на ваш взгляд, как это изменит картину предпочтений теперь и какую планку, в связи с этим тоже, вы ставите для своей партии на выборах в Мосгордуму и Госдуму?

МИРОНОВ

- Спасибо за вопрос. Помните когда последний был финансовый кризис - теперь так нужно говорить - последний, потому что их было много. Помните, все наши экономисты все время каждый день спорили «мы дна коснулись, мы уже отталкиваемся от дна или все ещё падаем?» К вопросу вашему: какой год был, такой и был, зато есть от чего отталкиваться. И только вверх. Мы вверх пойдем, в хорошем смысле слова, я имею виду показатели - 100%. А планка очень простая. Близкая к результатам, которые мы получили в декабре 2011 года. Я только сегодня провел совещание с аппаратом партии. Именно такую планку я поставил. И мы будем к ней стремиться. Насколько нам это удастся - покажет уже сентябрь будущего года. Именно так.

Ну, дело в том, что цели-то надо ставить высокие. Вот такую «целёшечку» (маленькую) - половину этого сделаешь. А если вот такую поставил (широкую, большую) - так ты уже орел. Так что...

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, одна женщина в сети выложила, что они с больным ребенком в Санкт-Петербурге привезли в больницу с воспалением легких и его не взяли, потому что вся больница была переполнена нелегалами - узбеками-таджиками. Причем лежат целыми семьями в инфекционных отделениях. То есть, ну понятно, что людей не бросишь умирать на улице, но вопрос как-то надо решать. По этому поводу у вас какие есть идеи предложения?

МИРОНОВ

- Конечно надо решать! Надо решать следующим образом: во первых ввести визы, я давно об этом говорю. Обязательно ввести визы. Во вторых, не может человек сюда приехать, привезти свою семью, если у него, с точки зрения государства, нет на то условий и нет на то соответствующих решений.

А сегодня это просто вольница какая-то абсолютная. Действительно, клятву Гиппократа никто не отменял и наши медики вынуждены... В том числе ведь, вы же знаете, что там прям «родовой туризм», в странах СНГ, особенно в Центральной Азии, когда подходит срок и женщина там, на перекладных добирается, потому что там ещё хуже ситуация. Она знает, что рожать её на улице не оставят. Едут сюда, рожают здесь. Но это тоже значит здесь вопрос, который нужно решать и прежде всего не умаляя ничьего человеческого достоинства, но и думая о своих гражданах. Потому что Россия должна заботиться о гражданах своей страны.

Поэтому, если говорить о мерах, то это безусловно введение виз, это раз. Введение нормальных квот, причем квот региональных, с точки зрения того - где нам нужна дополнительная рабочая сила?

Ну вот я сейчас скажу вам одну простую вещь: вы никогда не задумывались, что в Германии на стройках работают немцы; в Японии на стройках работают японцы; в Америке на стройках работают американцы. Почему?

А потому что там совершенно другие:

а) Условия оплаты труда;

б) Условия работы.

Вот говорят «наши граждане не хотят идти на такой неквалифицированный труд». Так вы создайте условия труда такие, чтоб было выгодно и интересно. А когда за бесценок этот рабский труд можно использовать не платя налоги, призывая гастарбайтеров, да?

Сложнее купить сложную технику хорошую. Лучше я десять гастарбайтеров - как он рассуждает, - найму, не буду платить налоги. Мне это выйдет более экономно.

Поэтому здесь эти вопросы нужно действительно серьезно решать и решать по государственному. И не надо стесняться своих национальных интересов. В том числе, вопросов национальной безопасности. Потому что это тоже уже вопрос стоит именно так. И предложений много, я их всех повторять не буду. С чего бы я начал, я ещё раз повторю - обязательное введение виз.

ЖУРНАЛИСТ

- А страховки нет?

МИРОНОВ

- Здесь возможен целый ряд таких подходов: когда у нас человек приезжает по визе, когда понятно - он уже проходит некий барьер там у себя, внутри страны, не просто так, по своему личному паспорту приехал.

Дальше возникает вопрос: «ты вообще, дорогой, зачем сюда приехал? Ты хочешь работать - пожалуйста! Не то, что тебе - как он называется... патент. А вот тебе некий документ, на право работать, куда входят и отчисление на будущее, если ты заболеешь и будешь обращаться к врачу». Что бы это тоже было каким-то образом оплачено.

Но это можно сделать с человеком, который едет уже осознанно, а не просто так, как нелегал и там как «перекати-поле» перекатывается и мы даже не фиксируем, сколько людей сейчас границу переехало.

ЖУРНАЛИСТ

- Сергей Михайлович, вопрос немного не по Госдуме: скажите пожалуйста, что вы хотите получить; что вам подарят и что вы подарите на Новый Год?

МИРОНОВ

- (смеется) Хороший вопрос!

Ну, я отношусь к счастливому сообществу людей, которые любят дарить подарки. Поэтому я меньше всего думаю, что я получу, потому что я получаю огромную радость, огромное счастье, когда я вижу, что мои подарки моим родным и близким понравились. Вот собственно говоря, скажу честно - над этим сейчас и работаю.

А что я получу?

В этом году, как было сказано, большую радость и счастье я получил - хочу продолжения.

ЖУРНАЛИСТ

- В начале своей речи вы вспомнили о Ходорковском. Вы предположили, что в Новом Году нам предстоит услышать много новостей. Почему вы так считаете? У вас есть какая-то информация или это только ваш прогноз, что он будет заниматься активной какой-то деятельностью, которые будет давать какой-то для СМИ повод?

МИРОНОВ

- Я просто думаю, что он молчать не будет. Я не думаю, что он будет вести какую-то деятельность непосредственно будучи здесь, в России, а вот молчать он не будет. Ему захочется высказываться. А в силу интереса к его персоне со стороны Запада, я вас уверяю - любое его слово будет тиражироваться и идти к нам сюда оттуда так мощно, чтоб мы его не пропустили ни в коем случае. Даже если бы мы хотели отмахнуться. И мы вынуждены - в данном случае я говорю «мы» - это вы, да? Каким-то образом реагировать, комментировать и так далее, и так далее. Вот, собственно, в чем мой прогноз.

Потому что мы же видим, участие господина Геншера. Вы же знаете, кто такой Геншер. Что это за человек. И совершенно понятно, что те мощные - самые влиятельные мировые круги, которые в силу ряда обстоятельств, заинтересованы в этой фамилии - фамилии Ходорковский. Они хотят, чтобы как-то Ходорковский, по крайней мере что-то говорил. И они всячески будут, мне кажется, сподвигать его на это. Насколько он сам захочет, насколько это ему нужно - жизнь покажет.

ЖУРНАЛИСТ

- Вот сейчас как раз несколько дней, все находятся в состоянии транса полного, от того, что говорит Ходорковский. То есть, все как-то ждали - ух! - а он говорит вещи... Совсем не те, которые ожидали.

МИРОНОВ

- Ну, обратите внимание, он говорит очень взвешенно. Но я бы обратил ваше внимание... Видимо у него было очень много времени для того, чтобы очень хорошо подумать и продумать. Кроме тех его статьей, которые в своё время публиковались, помните «Левый поворот», вообще, кстати, интересно, да? Вот его последняя цитата, что «бизнес не социально ориентирован вообще не может существовать... не имеет право». Ну это замечательно! Прямо чуть ли не программное положение нашей партии «Справедливая Россия».

Но то, что он имел возможность очень хорошо подумать и продумать и... Я обратил внимание на то, что вот сейчас возьмите любую его цитату. Любую! И вы легко убедитесь, что она носит такой оттенок двусмыленности. Вот он говорит «вот это, вот это, вот это» - это можно трактовать «вот так», а вот это можно трактовать «вот так». И вот очень большое поле для вот таких вот домысливаний. Но это тоже искусство. И я думаю, что Михаил Борисович ещё много чего скажет такого, что будут трактовать по разному. И там - за рубежом, и здесь мы. И вот вы, журналисты. И люди которые не интересуются политикой. И те, кто очень интересуются политикой и прямо ею занимаются. Так что будет интересно и я думаю, что не скучно. Ну посмотрим.

ЖУРНАЛИСТ

- Как вы считаете, в чем интерес Ходорковского в вот этих политиках, которые принимали участие в его судьбе?

МИРОНОВ

- Ну, дело в том, что до того, как у Ходорковского начался период жизни в заключении. Для меня совершенно очевидно - я не буду говорить, насколько он сам этого хотел и были ли у него такие реальные планы - но то, что его фигуру хотели использовать и делали на него ставку - это 100%. И, собственно говоря, эти намерения и ожидания, на мой взгляд, отнюдь никуда не делись. Потому что, то, что делает сегодня Владимир Путин, то, что в целом являет собой Россия - очень многим не нра-вит-ся.

Давайте вспомним 90-е годы - с Россией можно было не считаться. Не было такого игрока на международной политической арене.

Сегодня без России никуда не денетесь. Никуда! И многих это не устраивает. И попытка взять и что-то ещё использовать, какие-то новые инструментарии - они будут обязательно. А вот захочет ли Михаил Борисович Ходорковский быть инструментарием в чужих руках - большой вопрос. Ответа я не знаю. Ответ знает только сам Михаил Борисович. Но то, что будет интересно - я не сомневаюсь. Потому что, возможно как раз мы тут увидим столкновение разных:

а) Намерений;

б) Ожиданий;

в) Опыта.

В том числе такого страшного опыта, который приобрел Михаил Борисович Ходорковский.

Поэтому здесь могут быть такие интересные вещи. Поэтому будем наблюдать.

ЖУРНАЛИСТ

- А Путин, понимая все это, все-таки его отпустил.

МИРОНОВ

- Смотрите... Смотрите.

Ну во первых я бы не хотел сейчас фантазировать. Но вы же журналисты. Вы же должны, ну предположим... Просто задайтесь себе целью... Может кто-то невнимательно следил за тем, что происходит, допустим, вокруг Ходорковского; с его, там, родными и близкими, да? Вот задайтесь себе целью, поставьте вопрос: он не обратился с прошением о помиловании и Путин его не помиловал, и он ещё полгода сидит. Вот, спрогнозируйте, что могло бы случится? Как это могло повлиять на общую атмосферу? В том числе с грядущими, яркими спортивными событиями в нашей стране.

Здесь ситуация, когда... Ещё раз, помните я как-то сказал: «Через полгода он все равно бы вышел! Вышел бы, ну и все». А сейчас совершенно другая ситуация.

Да, он написал прошение о помиловании, хотя сейчас он говорит, что не признает себя виновным, но человек пишущий о помиловании де-юре признает, что он виновен - де-юре это так - и Путин его помиловал. Произошло такое событие - идут следующие последствия. Если бы этого не было, было бы все по-другому, ну а сослагательного наклонения, как мы с вами знаем, ни политика, ни история не имеет. Поэтому я думаю, что это решение было...

Ну во первых, это решение было - давайте отбросим всю политику, ну давайте скажем по-человечески «ну конечно!» - десять лет человек почти отсидел. Что там у него там?... Причем по первому обвинению, я абсолютно знаю информацию - там есть вина. По второму, у меня у самого большие вопросы, по второму процессу. Но отсидел!..

У нас же, собственно говоря «наказание за преступление». Да был, имел факт преступления. Более чем искупил. Ну и все! Поэтому я думаю, что то, что случилось, наверное правильно.

Будем надеяться, что в будущем году у нас будет больше хороших новостей.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 1 раз