Украина стала прибежищем для религиозных фанатиков

В МИРЕ27 комментариев
Украина стала прибежищем для религиозных фанатиков

Участвующие на украинской стороне в донбасской войне чеченские и татарские исламисты укрепляются на Украине, делая ее прибежищем для фундаменталистов. Поддерживают религиозных фанатиков украинские ультраправые.

Близость украинских националистов и мусульманских фундаменталистов Крыма и Северного Кавказа имеет давнюю историю. Поставив задачу украинизации Украины, многие регионы которой имеют большой процент русских или двуязычных украинцев, и назначив Россию обителью зла, ультраправые нашли союзника. Моральные критерии отбора и последствия для страны игнорировались. В итоге на Украине оказались беглые чеченские военные преступники и крымскотатарские исламисты, вполне уместные в рядах Исламского государства Ирака и Леванта.

Антитеррористическая операция – так называет Киев бои на Донбассе. Конфликт, начавшийся весной 2014-го с беспорядков, устроенных структурами Антимайдана и пророссийскими радикалами, перерос в войну. На обеих сторонах сражаются одновременно русские и украинцы, а также представители мусульманских народностей, например, чеченцы.

Снимок экрана 2015-02-06 в 13.38.03

Если русские и украинцы Украины борются за целостность страны, а украинцы и русские Донбасса мотивированы региональной спецификой и работой артиллерии Вооруженных сил Украины по мирным целям, то мотивы мусульман иные. Граждане России воюют в самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республиках из-за их пророссийской ориентации, а члены чеченского подполья и татарские фундаменталисты – из-за своей ксенофобии, религиозной ненависти к русским и борьбе за всемирный Халифат.

На стороне Киева есть части, состоящие из террористов, – чеченские «батальоны», не тянущие на взводы: «Миротворческий имени Джохара Дудаева», «Шейха Мансура» и татарская рота «Крым». Чеченцы присутствуют в Добровольческом украинском корпусе «Правого сектора», батальонах «Айдар» и «Донбасс»; крымскотатарские фундаменталисты рассеяны по ряду подразделений.

Легализацией террористов заняты ультраправые и либеральные политики от «Правого сектора», «Братства», «Радикальной партии», «Свободы» и «Самопомощи». Но в целом исламисты появились благодаря правым, ратующим за белый расизм.

Зачем националистам, политическим аутсайдерам (так, к примеру, «Правый сектор» не выползает из электората в один процент голосов), репутация покровителей фанатиков, отрезающих головы и реконструирующих средневековую архаику ислама? Причина - в мифе. Парамилитарная организация УНА-УНСО, на чьей платформе зародился «Правый сектор», появившись при самоликвидации СССР, поставила задачу украинизации двуязычного юго-Востока Украины. Враг был обозначен – русские и Россия: первых начали подавлять, особенно в Крыму, а против второй воевать, где можно.

Снимок экрана 2015-02-06 в 13.37.57

Подвижник альянса – лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский, некогда глава УНА-УНСО. Посетивший ряд войн на постсоветском пространстве – Абхазия, Приднестровье, – Корчинский поддержал чеченских сепаратистов Дудаева. Во время освобождения Российской армией Грозного зимой 1994-1995 гг., к душманам приехал отряд УНА-УНСО из нескольких десятков боевиков. Был там и Александр Музычко (Сашко Белый), впоследствии возглавивший «Правый сектор» в Ровно, расстрелянный по приказу министра МВД Украины Авакова в марте 2014-го. Корчинский присутствовал при убийствах российских военнопленных. Вопреки логике, неоднократно бывавший после этого в РФ ультраправый не был ни арестован, ни объявлен в международный розыск. Спецслужбы Израиля на месте России его просто бы ликвидировали.

Связи УНСО и чеченцев остались. Правые потчевали общество байками о почему-то многократно битых «героях борьбы с москалями», поддерживали исламистов на пресс-конференциях. Любопытно, что, выстраивая конструкцию ненависти к России, друзья Ичкерии бездушно проигнорировали геноцид русских в Чечне. Созданная еще большевиками республика включила земли Терского края, город Грозный, Сунженский район, где чеченцы не проживали. По итогам сепаратизма, окрашенного в цвета джихада, минимум 30 тысяч русских были вырезаны, а остатки 300-тысячного населения бежали. Значительная часть из них - потомки переселенцев 19-20 веков с Украины.

Что до обиженной «московским империализмом» стороны - они, особенно после победоносной второй чеченской кампании (с 1999 г.), пользовались Украиной как тылом и основывали там криминальные диаспоры. Когда Корчинский покинул зачахнувшее УНА-УНСО, эстафета перешла к Дмитрию Ярошу из «Тризуба» С. Бандеры. Ныне он лидер «Правого сектора», депутат Верховной Рады, умудрившийся попросить кавказских джихадистов о терактах, пользуясь российским сервисом «ВКонтакте». Терактов не получилось, но живая сила на подмогу пришла. Неудивительно: братание ПС с чеченцами вызвало осуждение у весомой части националистической сцены Европы и отказ от поддержки Украины в Донецком конфликте.

Первая фиксация чеченцев произошла в батальоне ВСУ «Айдар». Порядка пяти боевиков из Норвегии в июне вошли в подразделение, имеющее одновременно репутацию и штурмового, и аналога «СС Дерленвангера», чьи бойцы признавались в расстрелах пленных, сослуживцев и в изнасилованиях. Костяк «Айдара» - активисты УНА-УНСО и националисты с Западной Украины.

Затем из Дании прилетел военный преступник Иса Мунаев, бывший комендантом Грозного и бригадным генералом Ичкерии. Под его руководством истребляли русских жителей и пытали пленных. В 2000-м он сбежал в Европу, бросив своих подчиненных. Мунаев возглавил «миротворческий батальон Джохара Дудаева» из дюжины человек. Вопрос открытый: киевские власти совсем потеряли голову или чересчур нечистоплотны?

Иса Мунаев

Иса Мунаев

В Днепропетровской области, оплоте «Правого сектора» и олигарха Коломойского, открыли базу «миротворцев». СМИ с придыханием брали интервью у «героев Ичкерии», которые на фронт не спешили или выезжали туда для тематических фотосессий с оружием. После поражения сил АТО в начале сентября штамповали новости о «не признающих Минское соглашение нохчах-партизанах, ликвидирующих русских кафиров ножами» и «чеченской роте «Донбасса», крошившей россиян». Но, по мнению дагестанца Сулеймана Зайналабидова из «Имарат Кавказ», входящего в ИГИЛ, мунаевцы не вылезают из Киева.

Источники автора с обеих сторон донецкой войны не могут подтвердить участие чеченцев в летних и осенних боях.

В ноябре открыли набор в батальон «Шейха Мансура» Муслима Чеберлоевского, устойчивого исламиста. Кроме фотографий пары вооруженных чеченцев у Волновахи, в гостях у «Правого сектора» и в Киеве – ничего внятного нет. Неизвестное количество чеченцев находится и в ДУК ПС, они менее склонны к самопиару. Теоретически на Украине где-то за полсотни последователей Дудаева с Западной Европы, лояльной к исламистам, где многие из них получили статус «политэмигрантов». Сами они клянутся, что их пять сотен.

Еще есть крымскотатарские исламисты от Меджлиса и Хиз-ин-Тахрира. Рота «Крым», ставящая Коран выше законов Украины, и рассеянные по частям АТО боевики. По признанию Мустафы Джемилева, главаря Меджлиса – якобы 450 татар. Коломойский, Ярош, Джемилев, а затем и Порошенко с весны вели переговоры о формировании крымскотатарского батальона – но пока тихо.

Контакты между украинскими националистами и татарами завязались в эпоху гражданской войны в России. Впрочем, буйные головы остудили последовательно белогвардейцы и большевики. В годы Второй мировой войны татары под опекой гитлеровцев учинили этнические чистки русским, а националисты уже Самостийной побратались с Меджлисом во имя Крыма как автономии для «украинцев и татар». Это последовательная позиция как УНА-УНСО, так и ВО «Свобода», и «Правого сектора»; против разве что был «Патриот Украины». В силу малочисленности подмять полуостров у татар не получалось, но старались они ударно: сгоны с земли, рабство, изнасилования, убийства русских и также украинцев. Автономная республика превращалась в очаг исламизма, а татары ездили к радикальным чеченцам – набираться опыта. Выбирать товарищей украинские ультраправые умеют, основательно подзабыв, как миллионы украинцев были угнаны татарами и проданы на рынках Крыма и Стамбула в 15-18 веках. Конец этому положили русско-турецкие войны, благодаря которым украинцы живут в Одессе, Херсоне, Мариуполе.

Боевики Меджлиса были сегментом Евромайдана, запачкав Крещатик кровью ритуально зарезанных баранов, а по возвращении в Крым инициировали попытку путча в республике и захватили Бахчисарайский заповедник. Тысячи фундаменталистов штурмовали 26 февраля 2014 г. парламент под крики «Аллах акбар!».

Фанатики растерзали русскую бабушку и мужчину, а украинские журналисты, ведущие метролог погибших с Майдана, почему-то не включили этих людей в скорбный список. Наверное, потому, что исламисты стояли бок о бок с украинскими активистами. Официальный Киев непрозрачно признает, что рад отдать регион татарам, а русские там «предатели Украины». Так, обысканный полицией фанатик Хиз-ин-Тахрира Сервер Ибрагимов, в 2010 г. зарезавшей 5-летнего русского мальчика и оправданный украинским судом, был назван в СМИ жертвой российских репрессий!

Снимок экрана 2015-02-06 в 13.37.48

По данным Washington Post, пятьдесят татар уехали в ИГИЛ. Очевидно, из Хиз-ин-Тахрира. Так они готовятся вернуться в уже российский Крым – очевидно, не с миром, а с войной. Включит ли их Киев в число своих мрачных союзников – интересный вопрос.

Возвращаясь к чеченским ваххабитам.

10 января боевики Минаева в балаклавах напали на ветеранов «Донбасса», требующих отстранить депутата Верховной Рады из «Самопомощи» Константина Гришина-Семченкова от батальона за аферы. Гришин был протеже исламистов, но скандал замяли, а силы ДНР/ЛНР перешли в наступление, в ходе которого Мунаев был убит в Дебальцевском кармане, а два его карателя ранены. В духе удуговской пропаганды было объявлено: «уничтожил 10 из 15 российских танков, прикрывая отступление». Правда оказалась не столь эпической – снаряд, пущенный неизвестным бойцом ДНР, накрыл террориста. Интересно, что сайт бойцов полка «Азов» - «Мизантропик Дивизион» - с сарказмом прокомментировал: «Не помним, не скорбим». «Батальон» перешел под начальство ваххабита Адама Осмаева, взорвавшего в Одессе бомбу и амнистированного при Порошенко.

Говорить о какой-то значительной роли джихадистов в донецком конфликте невозможно. Но исламисты ведут войну против всего мира. И то, что база радикалов образуется в Украине, нельзя назвать безобидным. Так экс-член «Радикальной партии» – неонацист, увлекающийся рейдерством и грабежами, - Игорь Мосийчук, печется об открытии в Украине общества поддержки северокавказских и среднеазиатских ваххабитов, в том числе и от ИГИЛ. Правительство это не заботит, а Киев тем временем потихоньку завешивают исламистскими билбордами. Паблики «ВКонтакте», рекламирующие «борцов за ислам, Ичкерию и Украину», ведут экзальтированные украинские дамы.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 27 раз