Дело о разбойном нападении на депутата вызвало вопросы к полицейским: куда исчезли деньги и как проводили экспертизу ДНК

ОБЩЕСТВО4 комментария
Дело о разбойном нападении на депутата вызвало вопросы к полицейским: куда исчезли деньги и как проводили экспертизу ДНК

Жена и адвокат обвиняемого в разбойном грабеже обвиняют в грабеже задержавших его воронежских оперативников, а само дело называют «заказным»

Резонансное дело о разбойном нападении на депутата Воронежской областной Думы Александра Рыбенко, по всей видимости, может расшириться и превратиться в «дело Георгия Ахвледиани», одного из подозреваемых. У стороны защиты возникло множество вопросов к оценке действий сотрудников воронежской полиции и следствию. Супруга Ахвледиани – бывший следователь МВД Санкт-Петербурга Асият Алиева - заявила о признаках противоправных действий полицейских и следователей. В частности, Асият выдвигает версию, что воронежские полицейские ограбили его мужа по дороге Санкт-Петербург-Воронеж – с банковских карт по пути следования исчезли деньги. Так же возникают вопросы о подлинности главной улики – теста ДНК. Следствие представило справку о совпадении генетического материала Георгия Ахвледиани с найденным на месте преступления. Однако, организация, выдавшая эту справку, предоставила стороне защиты другую – о том, что в учреждении отсутствует лаборатория для ДНК-анализа и, соответственно, никакие исследования не проводились. Эксперты считают, что дело Ахвледиани может стать примером классической дилеммы следствия: правосудие «по Жеглову» или «по Шарапову», а также ставит вопросы о чистоплотности воронежских полицейских и следователей.

Пока готовилась публикация, стало известно, что 2 декабря адвокат обвиняемого сообщила, что Георгия Ахвледиани без защитника доставили в Воронежский областной суд, что, по ее словам, является очередным грубейшим нарушением. Однако, обо всем по порядку.

Разбойное нападение на дом депутата Рыбенко

В ночь с 11 на 12 октября 2018 года группа бандитов в Лискинском районе Воронежской области совершила дерзкий налет на особняк депутата областной Думы, исполнительного директора ООО «Эко НиваАгро» Александра Рыбенко. Пострадавшими от разбойников оказалась вся семья народного избранника. Самого депутата пытали утюгом. Бандиты поживились ценностями на сумму около 4 миллионов рублей и оружием из коллекции состоятельного депутата. Через несколько месяцев СМИ сообщили о задержании нескольких грабителей. Среди них оказался рецидивист Георгий Ахвледиани, который категорически отрицает причастность к разбою, указывая на алиби и многочисленные нестыковки в материалах следствия.

Депутат Александр Рыбенко

Асият Алиева – гражданская жена Георгия – спустя год процессуальной борьбы в поисках железных доказательств непричастности супруга к грабежу, обратилась в редакцию «Блокнот» для того, чтобы озвучить вопросы, которые возникли у нее к полицейским и следствию. Сама Асият 7 лет работала в органах МВД Санкт-Петербурга и возмущена действиями бывших коллег.

Сомнения в подлинности главного доказательства – ДНК на бутылке

Главным доказательством следствие считает обнаружение на месте преступления генетического материала (ДНК) на бутылке, который якобы принадлежит Георгию Ахвледиани.

- Выдала присутствие Ахвледиани на месте преступления бутылка с водой, - цитировали СМИ версию следствия. - На ней остались его биологические частицы. Так как у мужчины богатое криминальное прошлое, образцы его ДНК были в базе данных правоохранителей.

Ранее Георгий Ахвледиани был осужден. В Воронежском облсуде сам Георгий рассказал свою версию, как стал судимым. По его словам, будучи курсантом института МВД, он ввязался в конфликт с наркодилерами в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга; поколотил того, кто «подсадил на наркотики моего друга», а также всячески мешал наркодилерам вести преступный бизнес. По словам Георгия, тем самым перешёл дорогу коррумпированным сотрудникам полиции, «крышевавшим» данный криминальный бизнес, вёл себя дерзко, так и появился первый срок. Как говорится, хотите – верьте, хотите – нет.

Впрочем, был ли Ахвледиани ранее осужден заслуженно или нет, не так важно при рассмотрении воронежского инцидента с разбойным нападением на депутата. Если, конечно, не руководствоваться принципом Глеба Жеглова, что «вор должен сидеть в тюрьме и не важно, как он там окажется». Мы будем придерживаться позиции Владимира Шарапова, вина человека, пусть он и рецидивист, должна быть доказана, а все противоречия в версии следствия должны трактоваться в пользу подсудимого.

Предыдущие заключения в тюрьме сыграли свою роль в контексте якобы обнаружения образцов ДНК Ахвледиани на месте разбойного нападения на депутата Рыбенко. Уточним, речь идёт о следах (видимо, слюны) на одной из бутылок из-под «Пепси», которые, по версии следствия, преступники оставили в доме Рыбенко.

Согласно справке ГУ МВД по Воронежской области о результатах проверки объекта по федеральной базе генетической идентификации (ФБДГИ) «Ксенон-2», «установлено совпадение с генетическим профилем Ахвледиани Георгия Мапучаровича, 1985 г.р., (ИКЛ № 6584-411-16), выделенного в ходе производства исследования №6584-ол от 07.11.2016 г., проведённого в ЭКЦ УМВД России по Архангельской области в рамках обязательной геномной регистрации.

Коротко говоря, воронежский главк сообщает лискинскому следователю - на бутылке в доме Рыбенко нашли генетический след, пробили по ФБДГИ «Ксенон-2», где среди прочих содержался образец Ахвледиани, отобранный в 2016 году в архангельской лаборатории и – всё совпало.

Это было в октябре 2018 года. Спустя месяц Георгия Ахвледиани задержали. Его адвокат сделал запрос и в мае 2019 года получил ответ из УМВД России по Архангельской области, что в ЭКЦ УМВД России по Архангельской области «отсутствует лаборатория ДНК-анализа, исследования ДНК не проводятся». Парадокс. Начальник ЭКЦ О. В. Плешаков официально сообщил, что сведения о том, «когда были произведены заборы биоматериала Георгия Ахвледиани» отсутствуют.

То есть, судя по официальной переписке, главное доказательство причастности Ахвледиани к разбойному грабежу (тест ДНК) выглядит весьма сомнительно.

Весьма интересно на этот факт отреагировал в Воронежском облсуде представитель областной прокуратуры.

- Какая разница, есть ли лаборатория ДНК-анализа в Архангельской области или нет, ведь когда подсудимого задержали, у него взяли ДНК и оно совпало с тем, что обнаружили на месте преступления, - как-то так выразился в суде прокурор.

Сомнения по законности действий полицейских во время задержания и этапирования подозреваемого Ахвледиани

Нужно отметить, что интерес «Блокнота» к делу Георгия Ахвледиани возник после того, как его гражданская жена Асият Алиева записала обращение в воронежскую редакцию в рамках рубрики «Хочу сказать».

Она рассказала, как действовали воронежские оперативники при задержании Ахвледиани 21 ноября 2018 года в Санкт-Петербурге по Чкаловскому проспекту до 32/2. По ее словам, там был полный набор – избиения, пытки, угрозы…

- Мы из Санкт-Петербурга, нас похитили, когда мы выходили из дома, - заявила в видеообращении Асият Алиева о действиях воронежских полицейских. – В машине моего мужа пытали, душили его пакетом, надели на него и на меня наручники. Просили меня сказать, чтобы я подтвердила нужную версию следствия, чтобы его посадить, невиновного в этом преступлении человека. Надо мной издевались, меня били. У меня есть подтверждение этим фактам документами экспертизы. Его этапировали в Воронеж в очень плохом состоянии, поместили в СИЗО-1, где продолжаются угрозы, если он не подтвердит версию следствия, без причин сажают в карцер. Моему мужу угрожает опасность дальше находиться в СИЗО-1, так как Георгий заметил, что один из сокамерников капал ему в еду какое-то белое вещество. По словам сокамерника, его попросили это сделать. Мы неоднократно обращались по этому поводу во ФСИН, но они не видят нарушений… Хочу пометить, что я сама бывший сотрудник МВД, училась в Санкт-Петербургском университете МВД, отработала в органах 7 лет, сама по профессии следователь. Вижу, как идет следствие, какие сфабрикованные материалы были предоставлены и до сих пор предоставляют их в суд, также суд вводят в заблуждение. Мы об этом говорим, но нас не слышат. Поэтому хочется большой огласки.

После первой публикации в «Блокнот Воронеж» воронежская полиция выступила с официальным сообщением, что «все факты недостоверны».

Более того, источники в силовом блоке делились инсайдерской информацией со СМИ (мол, чтобы воздержались от дальнейших публикаций) о том, что воронежские полицейские вообще не ездили на задержание в Санкт-Петербург.

Что опровергается постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 июня 2019 года, имеющимся в распоряжении редакции.

Лейтенант юстиции Токарев опросил всех оперуполномоченных, названных Асият Алиевой и установил, что они, конечно, никого не били. Но, во-первых, как минимум, задержание в Санкт-Петербурге имело место. А, во-вторых, данный документ подтверждает ряд любопытных подробностей.

Сомнения в чистоплотности воронежских полицейских: их обвинили в грабеже Ахвледиани при этапировании и предоставили доказательства

Как утверждает Асият Алиева, её и Георгия Ахвледиани могли ограбить воронежские полицейские во время задержания в Санкт-Петербурге и по дороге в Воронеж.

Об этом эпизоде адвокат Ахвледиани также обратилась с заявлением в Генпрокуратуру. По словам Алиевой, её гражданского мужа избивали, угрожали смертью в лесу, выяснили ПИН-код банковской карты на имя Георгия Ахвледиани и использовали её для оплаты заправки бензина на АЗС «ТНК» служебного автомобиля марки «Лада-Гранта», а также снимали наличные, приобретали еду, заправляли бензин с банковской карты Ахвледиани во время поездки 21-22 ноября 2018 года из Санкт-Петербурга в Воронеж (как утверждает Асият, это списания в пунктах 2, 4-9) на общую сумму 33 тысячи 923 рубля.

Помимо зафиксированных трат с банковской карты адвокат Ахвледиани и Асият Алиева указывают на пропажу 50 тысяч рублей из ее машины и еще 45 тысяч рублей из куртки Георгия. Итого: 128 тысяч 923 рубля.

Если задокументированные списания с карты Георгия Ахвледиани действительно совершили воронежские полицейские, то это ставит вопрос о возбуждении в их отношении уголовного дела. Гримаса судьбы: правоохранители сами ограбили подозреваемого в грабеже?

Сомнения в фальсификации показаний подозреваемого Ахвледиани по материалам почерковедческой экспертизы

Одна из многочисленных жалоб адвоката Сакинат Расуловой в Воронежскую областную прокуратуру содержит информацию о вероятных признаках фальсификации объяснения подозреваемого Георгия Ахвледиани в части его заявления о похищении воронежскими полицейскими в Санкт-Петербурге.

В этом объяснении, по мнению адвоката, «указывается, что якобы мой подзащитный, поясняя, что никакого преступления не совершал, просит разобраться в том, кто его арестовал, задержал и за что, но при этом сразу же уточняет, что его никто не похищал… Также снова уточняет, что его никто не похищал, а люди, забравшие его из дома были сотрудниками полиции. Налицо полное отсутствие логики в тексте данного объяснения».

Как утверждает адвокат Расулова, ссылаясь на показания подзащитного, «Ахвледиани не подписывал лично данный документ, в связи с чем по инициативе стороны защиты было проведено исследование копии данного «Объяснения» в ООО «Межрегиональный центр экспертиз «Северо-Запад», находящемся в г. Санкт-Петербург, ул. Ватутина, д.17, Лит. И., о чем было вынесено заключение специалиста № 28310-О-Э-ПЧ-Н от 11.11.2019г. В выводах специалист указывает на то, что подпись от имени Ахвледиани Г.М., изображение которой имеется в нижней части третьего листа «Объяснения» выполнена не самим Ахвледиани Г.М., образцы подписей которого представлены для сравнительного исследования, а выполнены иным лицом с подражанием личным подписям Ахвледиани Г.М.»

Адвокат Расулова считает, что следователь совершил фальсификацию документа, и попросила провести прокурорскую проверку.

Сторона защиты указывает на алиби Георгия Ахвледиани в момент разбойного нападения на дом депутата

Еще один важный нюанс. Сторона защиты получила данные биллинга сотового телефона Георгия Ахвледиани: в момент совершения разбойного нападения (11-12 октября 2018 года) он находился в Санкт-Петербурге.

Также один из адвокатов Ахвледиани опросила под роспись свидетелей, предупредив их об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. «Блокнот» располагает протоколами опроса троих свидетелей, встречавшихся с Георгием вечером 11 октября.

Например, давний знакомый подсудимого пристав-исполнитель УФССП РФ Артак Замашкин указал, что встретился с Георгием около 22 часов в кафе (семейный бизнес Авхледиани) на улице Союза-Печатников в Санкт-Петербурге и разговаривал о праздновании дня рождения сестры. Также пристав Замашкин видел, как что-то обсуждал с поваром кафе, чьи показания тоже имеются у адвоката.

Напомним, что Георгий Ахвледиани, как недавно освободившийся из мест заключения, находился под надзором полиции. Однако у него были и другие причины не покидать город на Неве. Дело в том, что в октябре у Георгия обострилась хроническая болезнь бронхиальная астма. Воронежскому судье Михаилу Авдееву был представлен выписной эпикриз, согласно которому Георгий с 10 по 15 октября наблюдался в «Центре профилактической медицины «НикаМед». Он пришёл в медцентр с жалобами на приступы удушья, сухой кашель, хрипы и так далее. Судя по эпикризу, в течение 5 дней Ахвледиани либо сдавал анализы, либо проходил необходимые процедуры.

Однако судья Михаил Авдеев не принял данные доказательства непричастности подсудимого к преступлению в Воронежской области. И на последнем заседании оставил его в СИЗО до 20 декабря 2019 года, как и ходатайствовала следователь Надежда Денисова.

К слову, следователь из Воронежа Надежда Денисова была на время отстранена от расследования в связи с уголовным делом о подложных ордерах на оказание адвокатских услуг (дело адвоката Марии Шовкопляс). В апреле 2019 года сотрудники СКР по региону и УФСБ провели обыски в ГСУ ГУ МВД. Надежда Денисова и ещё двое следователей давали показания. Однако, по словам жены подсудимого Асият Алиевой, в момент отстранения от должности 5 июня 2019 года Денисова приезжала в Санкт-Петербург на допрос свидетеля. Как такое возможно?

Георгий Ахвледиани задал вопрос об этом следователю Денисовой на суде, но она отказалась отвечать. А судья Михаил Авдеев поддержал следователя, высказав заботу о тайне следствия.

Еще один эпизод. По словам Асият Алиевой, во время ноябрьских событий 2018 года у нее помимо денег исчезли и два смартфона, их вернули лишь спустя через 4 месяца в кабинете следователя Денисовой, но со странными обстоятельствами:

- Она на меня набросилась и не дала написать в расписке, что не согласна с тем, что мои телефоны были изъяты и находились у них 4 месяца, - рассказывает свою версию Алиева. - Денисова угрожала, что не вернет в таком случае телефоны и вообще посадит меня в тюрьму. В момент этого инцидента со мной была адвокат Расулова.

Мы не будем подробно расписывать о психологическом и физическом давлении, которому Георгий Ахвледиани, по его словам, подвергается в СИЗО, в котором он провёл уже почти год. У нас просто нет неопровержимых доказательств. Как не было представлено и доказательств того, что Георгий нарушал режим и сломал в СИЗО сантехнику, как сообщали СМИ со слов «источника в полиции».

Куда интереснее актуальные сообщения источника «Блокнот», что один из задержанных, которого считается организатором нападения на депутата Александра Рыбенко, покинул СИЗО, дав все нужные следствию показания. Какие именно «тайны» раскрыл этот гражданин (по некотором данным, его фамилия Павлов), можно только догадываться.

Сама Асият Алиева считает, что её мужа мог заказать воронежским полицейским человек, который остался должен Георгию крупную сумму денег (к слову, депутат Рыбенко не стал опознавать никого из нападавших, поскольку те были в масках).

«Блокнот Воронеж» пытался связаться с депутатом Александром Рыбенко, но от его имени нам ответили, что комментариев по данному делу парламентарий не даёт.

Изучив массив документов по резонансному делу Георгия Ахвледиани, который уже больше года находится в СИЗО по обвинению в грабеже, возникают как минимум два резонных вопроса:

1. Основное доказательство, на которое ссылается гособвинения – ДНК-экспертиза, якобы проведенная ЭКЦ УМВД России по Архангельской области. Однако, в ответе адвокату Расуловой сообщается, что в ЭКЦ УМВД России по Архангельской области сообщает, что у них «отсутствует лаборатория ДНК-анализа, исследования ДНК не проводятся». Как такое возможно?

2. Списание с банковских карт Ахвледиани 21-22 ноября 2018 года и его показания указывают на вероятное хищение (или грабеж) его денежных средств со стороны воронежских полицейских. Неужели правоохранители ограбили подозреваемого в грабеже, чья вина еще не доказана? Как проводилась проверка по заявлению о пропаже денег? И как в ней объяснили списания денежных средств с карты Ахвледиани в дни и по маршруту его этапирования из Санкт-Петербурга в Воронеж?

Эти вопросы «Блокнот» адресует в Генеральную прокуратуру и МВД РФ. Редакция продолжает следить за резонансными делами ограбления депутата Александра Рыбенко и обвиняемого Георгия Ахвледиани. «Блокнот» готов опубликовать официальные комментарии всех сторон в этом громком деле.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 4 раз
Новое от пользователей