Роман Железнов раскрыл подробности работы с Ильей Горячевым

Интервью4 комментария
Роман Железнов раскрыл подробности работы с Ильей Горячевым

Националист Зухель рассказал, почему признанный виновным в создании группировки БОРН Илья Горячев попал в тюрьму на пожизненное.

Роман Железнов (Зухель), в прошлом - возможный лидер группировки «Anti-antifa Moscow», идеолог русских расистов, возглавлявший скандальный «Реструкт» вместе с Марцинкевичем, рассказал о взаимодействии с осужденным сегодня националистом Ильей Горячевым.

Мосгорсудом Горячев приговорен к пожизненному заключению. Некогда лидер организации «Русский образ» признан виновным в организации группировки БОРН и заказе серии убийств. Железнов, по его словам, собирал для него информацию об активистах антифа, часть из которых была убита.

Илья Горячев

Илья Горячев

– Как ты начал взаимодействовать по теме антифа с лидерами «Русского образа»? Почему они обратились именно к тебе?

– Начну с предыстории. Примерно с конца 2005 года антифа имели претензию стать реальной силой на улицах. Мы, в рамках проекта, условно названного «Анти-антифа», малой инициативной группой потихоньку собирали и систематизировали информацию о лицах, практикующих насильственные методы борьбы с националистами. За год-полтора добились определенных успехов на этом поприще (Зухель – предполагаемый активист «Anti-antifa Moscow Crew» и администратор портала «Национал-социалисты белой силы», проект известен по процессу т.н. «Белых волков»).

В конце декабря 2006 года, по подозрению в попытке взорвать квартиру Тиграна Бабаджаняна, администратора сайта «Antifa.ru», безосновательно арестовали несколько человек, в том числе меня. В отделении милиции «Марьинский Парк» оперативники нас несколько суток пытали, выбивая явки. Так усердствовали, что я прямо оттуда был переправлен в 21 городскую больницу, где следователь уже вручил постановление о задержании.

Остановить беспредел тогда помогло вмешательство депутата Государственной Думы Курьяновича и его помощников Евгения и Михаила Валеевых. С Евгением я познакомился как раз в тот период через его старшего брата, Михаила, который, собственно, мне и помог, инициировав поддержку Курьяновича. Расследование, кстати, тогда так и заглохло за отсутствием улик – дело осталось «висяком». А через некоторое время Евгений обратился ко мне с просьбой, дескать его коллеге необходима консультация в специфичных вопросах, в которых я сведущ. Не отказал в ответном жесте доброй воли, так сказать.

- Таким образом Илья Горячев вышел на тебя? 

– Да, именно Евгений Валеев и свел меня с Горячевым весной 2007, порекомендовав как человека «в теме». И далее с Ильей я контактировал по большей части через Евгения, а темой встречи и поводом для знакомства были антифа.

– Тебя не удивило, что «респектабельный» ультраправый решил погрузиться в нюансы субкультурной войны националистов и антифашистов?

– То, что Горячев сам к политизированным молодежным субкультурам не принадлежал, я это сразу понял. Как и Евгений Валеев, он выглядел таким типичным… зад...том, бесконечно далеким от такого рода тем. Да, конечно, полюбопытствовал, откуда у него вообще пробудился интерес к таким темам. Илья не растерялся и ответил, что это нужно не ему лично, назвал уважаемых в определенных кругах людей из «Объединенных Бригад-88 (Heil Hitler)» (группировка находилось в дружеских отношениях с «Русским образом», предположительно из-за влияния Никиты Тихонова). С упомянутыми им лицами я сам никогда не общался, это другое поколение. Просто знал, что есть такие. Посчитав, что имена эти помянуты не зазря, общаясь с Горячевым, был уверен, что он действует от их лица. Но доказательств того я, конечно, не спрашивал.

– Вариант, что твои собеседники переправят плоды бесед в правоохранительные органы, не рассматривал? 

– Рассматривал в первую очередь... Мне тогда же вспомнился случай, когда депутат Госдумы Виктор Алкснис написал открытое письмо с требованием правоохранителей провести расследование одной из массовых драк (речь идет о нападение двухсот антифашистов во главе с Алексеем Олесиновым на несколько десятков националистов на станции метро «Бауманская» в ноябре 2006 года). Я, по своей совести, посчитал то дурным тоном, да и могли засветиться личности из антифа среды, которые были моими информаторами.

Я «в лоб» задал Горячеву этот вопрос: не пойдет ли информация милиции? Но меня он заверил, апеллируя опять же к вышеупомянутым людям, что все с точностью до наоборот - свои люди в милиции помогут уточнить недостающие данные, наладки есть, а информация останется исключительно в распоряжении своих, и им ни к чему любая огласка.

Роман Железнов

Роман Железнов

– И как пошли у вас дела?

– С Горячевым я лично всего два или три раза встречался, намного чаще общался с Евгением Валеевым. Он сам ходил по отделениям милиции, фотографировал паспорта задержанных после митингов и концертов антифа. Там все – место жительства, учебы. Имелся у него даже некоторый бюджет для таких дел, чтоб быстро вопросы на месте решать (по некоторым данным до 5000 рублей на разовый поход в ОВД).

Мне подобным заниматься было ни к чему – я уже тогда был «засвечен», так что Валеев-младший с корочкой помощника депутата Государственной думы и связями был много более эффективен на этом поприще. Дальше мы сортировали полученные им сведения и комментировали, какой персонаж «интересный», а какой нет, почему. Некоторая часть информации шла в открытый доступ на тематические ресурсы, а актуальный эксклюзив нигде не публиковался. К кому в итоге все-то уходило, я не интересовался. Последний раз я с ними общался в начале 2008-го.

– Ты сам что-то «подкидывал» Евгению Валееву? 

– Каждый по возможности вносил свою лепту, не было обязанностей, нормативов, четкого распределения функций. Довольно легко я сам смог найти, например, данные Ильи «Кривой Башки» Джапаридзе (член банды «Moscow Trojan Skins», известной своими преступлениями против националистов) - он, как и я, учился в Высшей Школе Экономики, но на другом факультете. В деканате про него все «пробил» абсолютно без проблем (Железнов был арестован в марте 2009-го, а Джапаридзе убит летом того же года).

– Какие известные антифа попали в ваше поле зрения?

– К началу 2008 года мы имели исчерпывающие данные практически всех их боевиков и «основы» антифа, всего около 150 человек. Среди которых: Федор «Федяй» Филатов и Иван «Костолом» Хуторской (все убиты), Дмитрий (Коба) «Авал» Авалишвили, Владимир «Укроп» Скопинцев из «Автономного действия», Петр Силаев, он же «Петя Косово» или «Пит», Алексей «Сократ» Сутуга (на каждого из них в период с 2008 по 2011 были совершены покушения). На Алексея «Шкобаря» Олесинова все возможная информация была, но, кстати, замечу, его, при всей одиозности, не пытались никогда убить, хотя не единожды могли это сделать. Просто никто не воспринимал всерьез.

– Процесс заключался в сборе информации, или было еще что-то?

– В формате взаимодействия с Евгением и Горяевым – только это. Конечно, в те годы я сам, будучи бритоголовым, никогда не упускал удобного случая перемахнуться с антифа или инородцами. Периодически, без конкретной цели, а скорее в целях эксперимента с информационным полем, через дружественные сайты делались «троллинговые» вбросы разной степени правдоподобности. Один из самых известных - якобы сестру Павла Скачевского (известный националист, осужденный на 10 лет за серию убийств мигрантов) били Дмитрий Авалишвили и Илья Джапаридзе. Факт-то избиения ее некими кавказцами вроде действительно был, а тут его дополнили «эксклюзивом».

– Горячев задавал наводящие вопросы относительно перспектив антифа-движения, если его обезглавить?  

– Да, он как-то поинтересовался моим мнением, что будет, если упомянутой «основы» антифа не станет. Я ответил, что, хотя это не организация, без ключевых персонажей у них, скорее всего, все развалится. Это, как показало время, оказалось действительно так. После ликвидации наиболее одиозных фигур градус насилия с их стороны резко спал.

– Ты не ощущаешь себя пособником убийства Хуторского, Филатова и Джапаридзе и соучастником дела БОРН? 

– Ни об одном из убитых, конечно, не скорблю, более того, считаю, что их смерть была, скорее всего, неизбежна. Уверен, что все стороны знали, чем рискуют. Пособником не считаю хотя бы потому, что я не знал, что все выйдет именно так, но удовлетворен тем, что тот скромный труд по деанонимизации русофобов и леворадикалов был не напрасен.

Никиту Тихонова и Евгению Хасис этапировали в Москву

Никита Тихонов и Евгения Хасис

- Был ли ты знаком с Никитой Тихоновым и обвиняемыми по делу БОРН?

- Ни с кем из них я не имел чести быть знакомым (в материалах дела присутствует как минимум одна совместная фотография Железнова с Ильей Тихомировым, осужденным за убийство Джапаридзе на 10 лет лишения свободы и оправданным по делу БОРН).

– Какую роль играл депутат Курьянович, работавший с множеством националистических формаций тогда, да и сейчас?

– Я с ним ни на какие темы, кроме как помощи в моем деле, не общался. Скорее всего он ни о чем не знал или даже, если был в курсе, то не проявлял участия.

– Можно ли сказать, что Горячев и Евгений Валеев выполняли политический заказ?

– Конкретными фактами в пользу заказа «сверху» не располагаю, конспирологию разводить не хочу. В. некоторые вопросы задавал, сверяясь с ежедневником. Он не заморачивался темой. Кто эти вопросы через него транслировал, и за всем процессом глобально стоял выше Горячева, если таковые люди вообще были – повторю, сказать не могу. Тут можно бесконечно долго гадать и домысливать.

Да, сугубо теоретически, кто-то из курирующих молодежную политику мог посчитать, что антифа стало слишком много, что они бесконтрольные. Но одно дело – попросить правоохранителей «не заметить» драку, совсем иное – отдать прямой приказ на убийство. Никто из реальных политических функционеров не стал бы так рисковать и вообще мараться такими аферами, где нет никаких внятных дивидендов. Вероятнее, что лично Горячев, без всякой протекции «сверху», решил использовать бывшую тогда на слуху тему «войны» националистов и антифашистов. Он имел амбиции стать авторитетным националистом легального поля, чье слово имеет влияние на радикалов.

– Однако, остатки «Русского образа», до недавних времен, имели влияния на националистов через «Правоконсервативный альянс», ряд правых СМИ.

– Это же все карликовые виртуальные тусовки, а не организации. Они иногда пафосно пытаются высмеивать молодежные субкультуры, но, по сути, являются сами являются маргиналами. У них ноль ресурсов и авторитета. Пустые слова глашатаев «интеллектуального национализма», не подкрепленные никакими делами, способны привлечь лишь женственных по своей природе дегенератов.

– Какова дальнейшая судьба консервативного политика Ильи Горячева?

– Никакой политики ему конечно же не светит. Он никогда и не был толком политиком… Журналист с политическими амбициями, вот. Получил срок. То, что закроют надолго, очевидно, было с самого начала всем, кроме него самого. Его ставка прогорела. Второго Евно Азефа (террорист эсер и одновременно агент царской охранки) из него не вышло. Он явил свою бесполезность для всех тех структур, которые когда-то делали инвестиции в «Русский Образ». Илья попытался обмануть и соратников, и ментов, но запутался в собственных интригах. Неудивительно, что ему обе стороны демонстративно отомстили.

– Тебя обвинили в клевете после выхода твоих комментариев о деле БОРН для «New Times».

– Не имею никакого мотива для оговора. Горячев меня более всего удивляет своей непоследовательностью - сначала постоянно меня упоминал в своих письмах, теперь адвокат его отнекивается, дескать мы с ним вообще не были знакомы... Забавно. Мне кажется, Илья в определенный момент запаниковал и решил превентивно меня дискредитировать. А его адвокат Марк Фейгин, я так понимаю, своим комментарием хотел донести до меня, что если подтвержу сказанное тогда вновь, то буду проходить по следствию как подельник его клиента.

– Зачем все это рассказал нашему изданию? Месть?

– Отнюдь. Разве что брезгливость. Пусть пишет обо мне любые пасквили, мне на все то плевать… Горячев, Валеев и им подобные псевдонационалисты - до предела циничные, беспринципные люди. Они на крови хотели себе сделать политический капитал. И та, и другая сторона для них были не более, чем инструментами. Когда поняли, что им не удается навязать власти свою повестку, а затеянное приведет скорее в казенный дом, чем во власть, то, конечно, поспешили откреститься от своих «трудов». Что ж, у одного не вышло.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 4 раз
-->