«Лишние» операции, неверные диагнозы и уголовные дела: как в больнице Белгородской области людей «не лечат, а калечат»

Обращение в редакцию6 комментариев
«Лишние» операции, неверные диагнозы и уголовные дела: как в больнице Белгородской области людей

Пострадавшие требуют вмешаться в ситуацию генеральную прокуратуру.

Жители города Старый Оскол в Белгородской области пожаловались в редакцию «Блокнота» на проблемы с медициной. В местной больнице с пациентами и раньше часто происходили трагические истории, коронавирус усугубил ситуацию. Родные обращаются с жалобами в правоохранительные органы, возбуждаются уголовные дела, но разбирательства не приводят ни к чему. Родственники пациентов уверены: расследования затягивают намеренно, чтобы виновные ушли от ответственности. Недавно они решили объединиться и отправить коллективные жалобы, чтобы на них наконец обратили внимание.

«Во мне забыли марлевую салфетку»

В Старооскольскую больницу имени Святителя Луки Крымского Юлия попала в январе 2015 года с разрывом кисты. Медики провели операцию и, как в плохом анекдоте, забыли в теле марлевую салфетку. После этого жизнь Юлии превратилась в ад.

— В течение года я не могла прийти в себя: меня мучали боли, постоянно было плохо. Я сдавала все мыслимые анализы, чтобы исключить онкологию, делала УЗИ почек, печени, женских органов, колоноскопию. Онкологию полностью исключили. Но на УЗИ увидели образование в 7-8 сантиметров. Это была та самая салфетка, гинеколог видела ее, там уже было воспаление, спаечный процесс, — рассказала Юлия.

Юлии сделали операцию, но забыли марлевую салфетку.

В мае 2016 года Юлия легла на плановую операцию. Операцию сделали, но салфетку так и не вытащили.

— Про салфетку не говорили, предполагали, что это дермоидная киста (образование, внутри которого содержится слизеобразная масса с различными включениями — кожей, жировой тканью, сальными железами, волосами, костями, зубами, нервной тканью — Прим. ред.). Операция длилась 20 минут. Но в протоколе этого не указано, так же, как и того, что были спайки. В итоге мне удалили образование до 2 см в диаметре. Сказали, киста желтого тела, хотя такого размера кист желтого тела просто не бывает (Как правило, размер кисты яичника с желтым телом составляет от 6 до 8 см — Прим. ред). У меня ощущение, что мне просто удалили часть яичника. Материалы отправили на гистологи, но ее результаты мне не отдавали четыре года, — продолжает Юлия.

Салфетка осталась на месте. У Юлии развились тяжелая степень анемии, двусторонняя пневмония, осложненная гидротораксом (сопровождается тяжестью в груди, одышкой, снижением выносливости — Прим.ред).

— Я все время чувствовала эту салфетку. У меня был вздутый живот, проблемы с кишечником, мне было больно сидеть. Окружающие уже даже начали мне говорить, что я придумываю. Но затем я проходила диспансеризацию, и мне снова сделали УЗИ. Снова увидели образование и сказали ехать в Воронеж, — вспоминает Юлия.

Женщина вместе с другими пострадавшими обратилась в том числе к главе государства.

Только в Воронеже в декабре 2016 года в частной клинике врачи извлекли салфетку и рассекли образовавшиеся спайки.

— После той второй операции, где мне непонятно что отрезали, мне даже не сделали УЗИ. Я думаю, врач понимала, что толком ничего мне не сделала, никак не помогла и не стала меня потом даже смотреть, — считает Юлия.

После операции в Воронеже она пошла в больницу в Старом Осколе, объяснила ситуацию, показала документы и попросила вернуть деньги, которые потратила на лечение. Сначала от Юлии отмахивались: мол, приходите завтра. Потом сказали: сейчас вы возьмете деньги, а потом пойдете еще и в суд. Тогда Юлия написала заявление в полицию.

— Поначалу мне отказали в возбуждении уголовного дела. Сказали: раз вы живы, то все нормально. Вот, допустим, вы забыли вытащить занозу. Что с пальцем будет? Он будет гнить, пока вы ее не вытащите. А мне говорили, будто ходить с марлевой салфеткой внутри почти два года — это ничего. Тогда я обратилась к журналистам, — говорит Юлия.

Уголовное дело завели по статье 238 — «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». Максимальное наказание по ней — лишение свободы на срок до двух лет. Четыре раза уголовное дело закрывали, Юлия писала жалобы и по вновь открывшимся обстоятельствам его открывали вновь.

Сейчас Юлия настаивает на пересмотре экспертизы. Гистология, которую она не могла получить в течение четырех лет, была сделана, но, как считает Юлия, с нарушениями.

— Был описан гистологический препарат, но эксперты в ответе написали, что он испорчен. На каком основании? Кроме того, проводившие исследование эксперты не предоставили до сих пор сертификаты, дипломы. Ощущение, что сейчас все делается для того, чтобы максимально надолго затянуть дело, чтобы его можно было закрыть, и никого из виновных не наказать, чтобы затянули и никого из врачей не затронули.

Пока шли разбирательства, Юлия обнаружила, что пострадала не одна. В соцсетях она нашла немало историй других пациентов. Те из них, которые были намерены идти до конца, чтоб отстоять справедливость, решили объединиться.

«Пока разбирались, яичник пришлось удалить»

Оксана в Старооскольской больнице имени Святителя Луки Крымского едва не потеряла дочь.

Под Рождество, 6 января 2020 года, 15-летней девочке стало плохо. Хирурги в горбольнице № 1 выдали диагноз «перекрут левого яичника» и дали направление в горбольницу № 2. Но там диагноз изменили на острый панкреатит и отправили маму с дочерью обратно. Катя переезжала туда-сюда несколько часов, прежде чем ее госпитализировали в инфекционное отделение и долгое время лечили от болезней ЖКТ.

В конце января, когда состояние ребенка продолжало оставаться удручающим, а боли не прекращались, в семье решили лечиться платно. Сделали УЗИ, МРТ за свой счет, но в горбольнице № 1 наказали продолжать назначенное лечение, которое не помогало.

Девочке пришлось срочно делать операцию в частной клинике.

В итоге Оксана потребовала выдать дочери направление в детскую областную больницу в Белгород. Когда ребенка, наконец, перевезли туда, медики уже были не в силах что-то сделать: из-за перекрута развилось сильное воспаление, яичник пришлось удалить.

Оксана написала жалобы в правоохранительные органы и журналистам. В июле 2020 года было возбуждено уголовное дело по той же, 238-й статье УК — «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья». Но найти виновников следствию не удалось даже за год.

Прокуратура Белгородской области неоднократно вносила представления о нарушении разумного срока производства, уголовно-процессуальных норм, но 4 октября 2021 года дело прекратили — «в связи с отсутствием состава преступления». Оксане вновь пришлось обратиться в прокуратуру и СМИ.

Прокуратура отметила решение прекратить уголовное дело.

— Зампрокурора города Старый Оскол отменил это решение. 18 ноября 2021 года следователь вынес постановление о возобновлении следствия. Но экспертизу разрешил проводить частной компании, которая на это не имеет лицензии. Это недопустимо по закону. Я уверена, все делается умышленно, чтобы вышли все сроки давности привлечения к уголовному делу виновных. Меня выставляют неадекватной, которой кажется, что причинен тяжкий вред. Но моей дочери несколько раз ставили неправильный диагноз. Это привело к неправильному лечению и утрате жизненно важных органов. После этого моя дочь больше года принимает гормоны, перешла на домашнее обучении. Даже убийцам дают последнее слово. Но моя дочь, видимо, еще хуже, раз ее не хотят услышать, — возмущена Оксана.

Она вновь направила жалобы в прокуратуру Старого Оскола, Белгородской области, а также записала видеообращение к председателю Следственного Комитета Александру Бастрыкину, к которому уже больше года не может попасть на прием. Об историях других пациентов, не довольных оказанием медуслуг в больнице Старого Оскола Оксана узнала из соцсетей и решила также примкнуть к коллективной жалобе.

«19 раз давали не те лекарства»

В ковидном госпитале на базе, в который переделали горбольницу № 2 Старого Оскола, еще один житель Белгородской области, Игорь, потерял сына. 33-летний юрист и журналист из Губкина Семен скончался 8 декабря.

Семену было всего 33 года. Фото: Vk.com

Оба, и отец, и сын лежали в ковидном госпитале в Старооскольскую больнице имени Святителя Луки Крымского в одно время. Как рассказывал потом отец Семена, в госпитале творился бардак.

— Я лично лежал в больнице когда убили моего сына, мне 19 раз подключили в капельницах не те лекарства. Я говорю, что знаю и за слова отвечаю. Раньше у меня было другое мнение, и я всегда был на стороне медиков. Но после двух месяцев лечения из-за халатности врачей умер сын, — писал Игорь в соцсетях.

Как утверждает отец, Семен умер не от коронавируса, а от сепсиса. Коронавирус у 33-летнего мужчины будто бы так и не нашли. Игорь негодовал, что за восемь недель медики так и не смогли разобраться с состоянием здоровья его сына.

— Люди мрут, а следственный комитет и прокуратура молчат, а ведь пора бы и обратить внимание. И как юрист скажу, что попали бы в точку. Так как есть на что обратить внимание, — писал он в соцсетях.

Мужчина также обвинял в развале системы здравоохранения заместителя губернатора, курирующую вопросы здравоохранения и соцзащиты Наталью Зубареву. Замгубернатора списала комментарии на тяжелое эмоциональное состояние отца умершего и объяснила, что причины смерти Семена будут устанавливать специалисты.

— Это и для нас большое горе, это не обсуждается. Коммуникация с семьёй имеет место. Нужно в этой истории дальше разбираться. Его смерть произошла только 8 декабря. Результат по истинной причине смерти — это не итог одного часа или двух часов. Как только врачебная комиссия примет решение окончательное о причине смерти — если семья согласится, чтобы это стало общедоступным, тогда можно будет что-то озвучить, — цитировало Зубареву местное издание «Фонарь».

В больнице мужчину также уверяли, что в ситуации обязательно разберутся. А в следственном комитете по Белгородской области возбудили уголовное дело по признакам преступления по части второй статьи 109 УК РФ — «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». С момента возбуждения уголовного дела также прошло уже больше 10 месяцев.

Пострадавшие решили объединиться и написать коллективные жалобы.

О проблемах в Старооскольской больнице говорят давно. Родственники пациентов и те, кто лечился и вышел из этой больницы пишут гневные комментарии в соцсетях, но не все хотят бороться за справедливость: некоторые считают, что ничего не поменяется, некоторые боятся называть свое имя.

Брат и сестра обращались в "Блокнот" после смерти их отца.

Около года назад в редакцию «Блокнота» обращались брат и сестра, отец которых также погиб в ковидном госпитале в Старом Осколе. Тогда, по версии родных, были перебои с кислородом и несколько человек могли попросту задохнуться. Часть из них, как утверждается, были связаны медиками и не могли сорвать маски, когда закончился кислород. Работники больницы отрицают проблемы с оборудованием, однако родственники провели собственное расследование и получили доказательства с признаками преступной халатности.

Александр Бастрыкин.

После публикаций «Блокнота» и экстренного выпуска программы «Партия праведного гнева» на Youtube председатель СК Александр Бастрыкин взял на личный контроль дело о массовой гибели пациентов в больнице Старого Оскола. Прошел год, расследование до сих пор ни к чему не привело. Как и прочие пострадавшие, родные уверены: дело затягивают, чтобы не найти и не наказать виновных. Люди продолжают искать других пострадавших, что проблему с медициной в Старом Осколе наконец обратили внимание.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 6 раз

Высших офицеров Росгвардии заподозрили в хищении 200 миллионов рублей

ЧП

На эти деньги должны были внедрить информационную систему, но средства, похоже, просто разворовали

Депутат сдал мандат после скандального протаскивания ставропольским губернатором поправок к закону о природе

ПОЛИТИКА

Александр Хуторской был единственным парламентарием, проголосовавшим против продавленного командой Владимирова закона о разрушении заказника.

В Вене обсуждают восстановление иранской ядерной сделки. В чем ее суть и чего ждать от переговоров

В МИРЕ

Иран отказывается идти на уступки и требует отменить все введенные против Тегерана санкции

«Напоминает о блокадных временах»: жители алтайских сел замерзают из-за нехватки угля, который отправляют в Китай

ОБЩЕСТВО

Поставщикам сейчас выгодно отправлять топливо заграницу, поэтому россиянам его не хватает.

Сотрудничай или сядешь: Кремль начал тайные переговоры о возвращении Моргенштерна в Россию

ПОЛИТИКА

Администрация президента хочет, чтобы рэпер начал сотрудничать с властями.

А ВОЗ и ныне там: почему Всемирная организация здравоохранения до сих пор не признала «Спутник V»

медицина

Процесс затянулся на год, эксперты связывают это с политикой, административными проблемами и конкуренцией.