О чем Кончаловский умолчал в своём фильме про новочеркасский расстрел

Кино11 комментариев
О чем Кончаловский умолчал в своём фильме про новочеркасский расстрел

И почему власти Ростовской области не хотят переиздания документальной книги о трагедии.

«Блокнот» посмотрел фильм Андрона Кончаловского «Дорогие товарищи!» вместе с автором документальной книги о расстреле демонстрации в Новочеркасске Татьяной Бочаровой.

Татьяна Павловна Бочарова – в  Новочеркасск приехала в 1986 году, устроилась в музей Донского казачества. Дипломированный историк, лишь там она узнала о событиях 1962 года и начала собственное расследование. Себя она называет демократом первой волны. Именно после ее допроса в 1990 году было возбуждено уголовное дело, в Новочеркасск  приехала группа следователей по особо важным делам Генпрокуратуры, и архивные документы МВД и КГБ, чудом сохранившиеся, увидели свет. Некоторые позже были вновь засекречены. Но Татьяне Павловне удалось опросить десятки свидетелей, записать показания непосредственных участников и жертв трагедии – отсидевших, раненых. Вместе с соратниками по фонду «Новочеркасская трагедия» она тайком раскапывала тайные могилы с расстрелянными. А потом издала книгу «Новочеркасск: кровавый полдень», обнародовав десятки уникальных документов, архивных фотографий и интервью очевидцев.

Коротко:  31 мая 1962 года правительство СССР заявило о повышении внутренних цен на основные продукты -  хлеб, молоко, мясо. А руководство Новочеркасского электровозостроительного завода им. Буденного решило с 1 июня увеличить нормы выработки. Попросту людям довели, что за те же деньги им придется работать больше, а продуктов на полученные  деньги, соответственно, купить они смогут меньше.

Эти новости возмутили рабочих, цеха остановились. Руководство завода попыталось утихомирить бунтарей, но нарвалось на ответную агрессию. Когда начальники сбежали с докладами в горком о «бунте», рабочие соорудили баррикады на железнодорожном полотне и остановили проходящий скорый пассажирский поезд. Включили сирену и отправили делегации на другие предприятия с предложением присоединиться к стачке. На следующий день в город были стянуты войска. Дорогу от промзоны до центра города перегородили танками. Но протестующие, вооруженные знаменами, портретами Ленина и цветами, обошли военных; на кадрах секретной съемки было видно, что мужчины просто перелазили через броню.

У здания горкома протестующие  потребовали от руководства города объяснений по поводу сложившейся ситуации, но здание бывшего атаманского дворца к тому времени опустело. Разгромив несколько кабинетов, бунтари продолжили несанкционированный митинг. Который закончился стрельбой. Следователи так и не выяснили, кто стрелял в людей: руководство армейских подразделений настаивало, что привезенные для разгона толпы солдаты боеприпасов при себе не имели. Точное количество убитых и раненых не известно до сих пор. Все, участвовавшие в сокрытии следов преступления, давали подписки о неразглашении под страхом смертной казни. Официально жертвами расстрела числятся 33 человека: 26 удалось найти в тайных могилах, семерых расстреляли по приговору суда. 122 человека были осуждены на различные сроки заключения, все в 1996 году были реабилитированы и признаны жертвами политических репрессий.

Расследование новочеркасской трагедии возобновилось по инициативе первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, который поднял этот вопрос на съезде народных депутатов. Расследование Генпрокуратуры в 1994 году пришло к выводу, что вся ответственность за расстрел должна быть возложена на тогдашнего члена Президиума ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС Фрола Козлова, который выступил за силовое подавление мятежа и привлек для этого армию. К тому времени Козлов уже умер.

Фильм Андрона Кончаловского «Дорогие товарищи!», посвященный новочеркасским событиям, вышел в широкий прокат 12 ноября. Продюсером фильма выступил миллиардер Алишер Усманов, авторы сценария – Андрей Кончаловский и Елена Киселева. Российская гильдия кинорежиссеров выдвинула его на соискание премии «Оскар» в этом году.

Жена режиссера, Юлия Высоцкая играет роль руководителя сектора промышленности новочеркасского горкома партии. Отчаянная фронтовичка, мать-одиночка, выступающая за жестокое подавление протестов, в череде кровавых событий теряет единственную дочь. Искать девочку ей помогает майор КГБ, с которым они вместе приезжают на кладбище, где были тайно, в чужие могилы захоронены убитые на площади люди.

Татьяна Бочарова рассказала о моментах фильма, которые ее насторожили или – наоборот – были настолько очевидно  упущены авторами сценария, что наводят на мысль о попытке переписать трагическую историю.

1. «Нет денег на мясо - ешьте пирожки с ливером»

 На самом деле существует две версии: одни говорят, что директор завода Борис Курочкин сказал рабочим  «ешьте пирожки с капустой», другие – что «с ливером». Так он попытался поставить точку в пререканиях с паровозостроителями, которые потребовали от начальства объяснений.

- Надо еще понимать, что быт у людей был тогда неустроен, многим негде было жить, снимали углы. Продуктов в магазинах не было. Люди возмутились, с ними надо было поговорить, объяснить. Но никто этого делать не стал. Фактически Курочкин своим поведением и спровоцировал первые  эмоциональные выступления рабочих. В фильме нет ничего о причинах и природе заводской стачки, - говорит Татьяна Бочарова.

И действительно: о недовольстве, тлеющем в народе, о росте цен и неустроенности Высоцкая со своим партнером по фильму разговаривают, когда главная героиня одевается утром у его постели. А потом еще немного  - когда получает в подсобке магазина с пустыми полками свой партийный спецпаёк.

Образ бунтовщиков, по мнению Татьяны Бочаровой, искажен намеренно: в одном из эпизодов показано, как рабочие бросают камни в окна пассажирского поезда.

- Я видела архивные документы: никто из протестующих камни в окна проходящего поезда «Саратов – Ростов» не бросал. Поезд остановили, чтобы таким образом привлечь к событиям в Новочеркасске внимание московских властей. На фотографиях, а в толпе было много сотрудников КГБ, видно, что пассажиры выходили и мирно беседовали с забастовщиками. Может быть, даже поддерживали их, - говорит автор документальной книги.

2. «Был тот, который не стрелял»

События в Новочеркасске сыграли трагическую роль в карьере боевого генерала Матвея Кузьмича Шапошникова. Вот как описывается этот момент в «Википедии», и автор документальной книги с ним не спорит:

«Хрущёв повторил вчерашний приказ: подавить «антисоветский бунт силой». Командующий войсками СКВО генерал армии Исса Плиев передал этот приказ с командой атаковать демонстрантов танками, однако генерал Матвей Шапошников, которому предстояло выполнять этот приказ, заявил, что «не видит перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать танками». Более того, опасаясь непосредственного применения оружия, М. К. Шапошников отдал приказ танкистам и мотострелкам разрядить свои автоматы и карабины и сдать все свои боеприпасы полковым и батальонным зампотехам»

В реальности, после случившегося Шапошников пытался привлечь внимание общественности к трагедии: писал письма комсомольцам, в общественные организации,  требованием разобраться. Этой настойчивости ему не простили, и в 1966 году генерал-лейтенант танковых войск был уволен в запас, а спустя год – исключен из рядов КПСС. КГБ попыталось обвинить его в антисоветской пропаганде, в квартире у генерала прошли обыски, были найдены письма с теми самыми призывами – рассказать правду о новочеркасском расстреле. Уголовное дело прекратили в связи с деятельным раскаянием подозреваемого. Шапошников был реабилитирован в 1988 году, все это время он жил на даче, ни с кем не встречался. Умер генерал в 1994 году. Он похоронен в скромной могиле на Северном кладбище Ростова-на-Дону. На его надгробии выбито: «У каждого в жизни есть своя война и свой Новочеркасск, но не каждый может выйти из них так, как Матвей Кузьмич Шапошников".

В фильме Кончаловского о Шапошникове – ни слова. Вместо него в кадре сомневается в применении боевой техники против невооруженных людей тот самый командующий Северо-Кавказским военным округом генерал Плиев. В действительности, после успешного подавления бунта, Плиев был переведен на Кубу, а после вновь вернулся в родной СКФО. С июня 1968 года он – военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов министерства обороны СССР, депутат Верховного Совета со второго по седьмой созывы. Умер Плиев в 1979 году и похоронен на родине, во Владикавказе на Аллее Славы.

- Умышленное не упоминание имени Шапошникова, я думаю, это «художественная» попытка авторов фильма обелить армию. Фильм будто снят по версии следователя Баграева, который в начале 90-ых вел это дело. У меня сохранилась копия его заключения, там тоже роль Шапошникова явно принижена. А ведь когда Шапошникова спросили, что было бы, если  он подчинился приказу, и танки, стоявшие на мосту, атаковали бы демонстрантов, он сказал: «Погибли бы тысячи». Ему не простили этого ослушания при жизни – он  поплатился  своей карьерой. А то, что его слова в фильме фактически произносит человек, который был готов стрелять по демонстрантам, мне кажется, подчеркивает, что не простили до сих пор, - говорит Татьяна Бочарова.

3. «Дети падали с деревьев как груши»

О том, что во время расстрела в Новочеркасске погибли дети,  публично рассказал генерал Александр Лебедь, уроженец Новочеркасска, которому на момент событий было 12 лет. Вместе с другими детьми они залазили на деревья, чтобы поглазеть на происходящее у горкома. По одной из версий, первые залпы солдаты дали поверх голов протестующих, чтобы разогнать толпу. Пули ушли в зеленые кроны…

- Много очевидцев рассказывали, что дети «посыпались с деревьев как груши» - употребляли именно такую метафору, - вспоминает Татьяна Бочарова. – Хотя – опять же: почему, если говорят, что у военных были холостые патроны. Это один из самых трагических эпизодов расстрела, потому что убитых детей найти не удалось. А родителей запугивали и требовали отказаться от поисков. Город был запуган так, что даже спустя почти 60 лет об этом не хотят говорить.

Татьяне Бочаровой и ее единомышленникам удалось установить имена 24 погибших, которые были  захоронены на разных кладбищах Ростовской области. Первую могилу показал бывший участковый в Каменском районе, который в 1990 году увидев на своем пороге следователя генпрокуратуры, вздохнул и сказал: «Я ждал вас 28 лет». Восемь тел, завернутых в брезент, милиционеры закопали у могилы цыганского барона на заброшенном кладбище в Тарасовском районе.

- Когда наткнулись на первые тела, мне показалось, что это был самый счастливый день в моей жизни, - вспоминает журналист.

4. По фильму так и не понятно, кто же в итоге стрелял по людям, говорит Татьяна Бочарова.

- Солдаты были без боеприпасов – это прямо несколько раз проговаривается. Есть эпизод с загадочным человеком, который забирается на здание горкома со снайперской винтовкой, - вспоминает автор книги. – Но было очень много свидетельских показаний, в которых люди рассказывали, что видели солдат более зрелого возраста, чем призывники. С оружием. Не русских. Которые рассредоточились по крышам и стреляли в разных направлениях. Были сотни раненых, и , судя по месту получения ранений, пули летели не только с крыши горкома. Кто эти люди – ответа нет до сих пор.

В фильме люди гибнут под звуки популярной песенки. Свидетели рассказывали следователям и журналистам, что слышали звук пулемета. События происходили спустя 17 лет после Победы, для многих все было слишком очевидно.

Татьяна Бочарова, изучив множество протоколов и записей разговоров, считает, что убийцы не были действующими служащими советской армии. А сам расстрел в итоге пришелся как нельзя на руку Комитету госбезопасности.

- Многие мои респонденты тогда высказывали мысль, что трагедии можно было бы избежать. Поговорить с людьми, объяснить, успокоить. Но кто-то продавил силовое решение. Все сходились во мнении, что таким образом растерявший часть влияния во время хрущевской оттепели КГБ смог вернуть в общество уходящий после XX съезда страх, - рассуждает дипломированный историк. – До расстрела демонстрации в отделе КГБ Новочеркасска работало что-то около шести человек. После трагедии штат увеличили. Влияние организации на внутренние процессы значительно усилилось. В фильме это проскакивает лишь однажды, когда главная пьяная героиня пьяна кричит про «гэбню», которая всех расстреляла.  

5. К исполнительнице главной роли у Татьяны Бочаровой претензий нет. По ее мнению – это лучшая роль Высоцкой, которая не постеснялась показать на экране свой возраст, и всеми силами «гэкает» на южно-русский манер, и в целом очень хорошо передала непростой характер работницы горкома, готовой за своё внезапное прозрение «уехать фельдшером в сальские степи».

Прототипы ее коллег особой симпатии не вызывают: судя по донесениям, которые в  начале 90-ых были рассекречены, городское и областное начальство всеми силами спасали свои шкуры, чем усугубили жестокость ответа государственной машины.

- Микоян хорошо показан. Он единственный вспоминает о «контрреволюционном» Новочеркасске, столице «белого движения» на Дону. Да, связь событий 20-ых годов, геноцида казачества и бунта рабочих 1962 года для меня очевидна. Авторы сценария попытались потянуть за эту ниточку, введя в сюжет отца главной героини – георгиевского кавалера, старого казака. Когда он читает письма родни с рассказами о массовых убийствах казаков, насилии над женщинами. Но всё это мельком. А про «уголовный элемент», неосмотрительную «кадровую политику» руководства завода, которое, дескать, понабрало на работу бывших заключенных – всё это звучит гораздо чаще. И именно об этом докладывали перепуганные новочеркасские и ростовские партийные бонзы наверх, в Москву – что город захвачен уголовниками, что это диверсия, происки врагов. 

Татьяна Бочарова не считает, что фильм надо воспринимать как историческую реконструкцию событий.

- Я думаю, что у фильма могла быть важная гуманистическая миссия. Он мог бы показать недопустимость таких отношений между властью и народом. Необходим диалог. Для меня в той трагедии это – очевидно. Увидят ли это остальные – не знаю, - говорит исследователь.

Она общается к ключевому эпизоду картины: там, где главная героиня, с помощью влюбленного майона КГБ прорывает  оцепление вокруг закрытого города и приезжает на кладбище в поисках трупа единственной дочери.

- Она бросается руками разгребать могилу, чтобы увидеть ту ножку в дырявом носочке. Ожидаешь, что она вот-вот ее выкопает. Но она бросает все на полпути и уезжает с майором КГБ, пьёт водку в машине, поёт патриотичные песни. Любая мать бы в такой ситуации бы раскопала, дошла до конца, ну потому что – как иначе? Куда приходить на могилу? Как после этого жить? В какое лучшее будущее после этого может поверить героиня? Ведь – нечем крыть, всё было, доказано. Надо принять. Помнить и не повторять.

С 2018 года Татьяна Бочарова пытается переиздать свой «Новочеркасск: кровавый полдень». Первое издание увидело свет благодаря усилиям прежнего ростовского губернатора, демократа Владимира Чуба. Он в историческом 1991 году не поддержал ГКЧП, занял правильный лагерь на политическом поле и вплоть до 2010 году бессменно управлял регионом. При Чубе бывшие невинно осужденные участники бунта получили региональные надбавки к пенсии. Сейчас их осталось всего пять человек.

Пришедший на смену Чубу назначенец Дмитрия Медведева Василий Голубев о новочеркасской трагедии вспоминать не любит. Татьяна Павловна с начала нулевых работает на телевидении и больше известна как журналист, чем как автор документальной книги. Но получить помощь на переиздание книги от команды нового губернатора ей пока не удалось. На бывшем паровозостроительном заводе им. Буденного – НЭВЗе о прошлом тоже предпочли забыть.

Последняя надежда у Татьяны Павловны на краундфандинг. Она уверена, что русскоязычные читатели помогут ей собрать требуемую сумму.

-  Книга ходит по рукам и маленький тираж давно закончился.  Не надеюсь на власть предержащих... Им этот урок не впрок, увы. Да и в связи с ностальгией по советскому прошлому многие хотят вычеркнуть из истории все страшные страницы. Но так было!

Беседовала: Елена Романова

Комментировать
Эту новость прокомментировали 11 раз