«Надо опять ею заняться»: СКР проверит откровения «скопинского маньяка» в интервью Собчак

ОБЩЕСТВО2 комментария
«Надо опять ею заняться»: СКР проверит откровения «скопинского маньяка» в интервью Собчак

Поручение изучить высказывания Виктора Мохова на предмет планирования новых преступлений поручил председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин.

Следственный комитет РФ — причем на самом высоком уровне — заинтересовался скандальным интервью, которое Ксения Собчак взяла у «скопинского маньяка» Виктора Мохова. Глава ведомства Александр Бастрыкин поручил рязанскому областному следственному управлению провести проверку по ряду высказываний недавно освобожденного преступника.

«Журналисты и общественники обращают внимание правоохранительных органов на возможное приготовление нового преступления со стороны мужчины. Александр Бастрыкин поручил следователям в рамках проверочных мероприятий изучить все высказывания, озвученные в СМИ, и дать им надлежащую правовую оценку», — сообщила официальный представитель СКР Светлана Петренко.

Виктор Мохов в колонии

На Собчак после выхода программы с Моховым обрушился шквал критики — в первую очередь из-за того, что она дала слово насильнику-педофилу, позволив ему делиться своими мыслями и смачными подробностями преступлений. Сама Ксения утверждает, что лишь исполняла журналистский долг и была беспристрастна.

Она не вырезала из интервью «шутку» Мохова о том, что ему «надо, наверное, опять заняться» одной из своих бывших пленниц — Еленой Самохиной, которая за почти четыре года заточения в бункере родила от него двух детей и на момент освобождения была беременна третьим. «Катя там жила — она не рожала, а Лена рожала, а сейчас наоборот получилось: Катя родила, а Лена нет — от меня родила, а больше не рожает», — глубокомысленно рассуждал в кадре «скопинский маньяк».

Виктор Мохов

Оставила Ксения и рассуждения Мохова о том, что его жертвы сами виноваты, поскольку были молодыми и привлекательными, а вели себя как особы «легкого поведения» и согласились (по его мнению) приехать к нему домой и пили с ним вино.

Она также позволила выйти в эфир хвастливым рассказам насильника о том, как одна из его «наложниц» благодаря ему выучила английский язык (он, видите ли, покупал ей словари и учебники) и теперь — опять же, видимо, благодаря ему, работает учительницей этого самого английского языка.

Она с «беспристрастным» видом выслушивала рассказ Мохова о том, как он впервые изнасиловал двух несовершеннолетних девочек, одну из которых его подельница душила, чтобы сломить сопротивление. «А я в это время трусы с нее сымал. Потом слышу, Лена там хрипит. Я говорю: «Ты чё делаешь, ее надо трахать, а ты ее душишь!»» — слегка улыбаясь, поведал «скопинский маньяк», словно бы гордясь тем, что «спас» Елену Самохину от удушения.

Пленницы Виктора Мохова

Отдельной «вишенкой на торте» стал вопрос, заданный Ксенией другой бывшей пленнице насильника — Екатерине Мартыновой. Собчак поинтересовалась у девушки, знала ли та, что Мохов собирался залить люк в бункер бетоном и таким образом похоронить их с Леной заживо. Остается только догадываться, чего «беспристрастно» выполняющая «журналистский долг» Ксения хотела этим добиться. Но по факту добилась того, что ее отношение к жертве преступника и самому преступнику в кадре предстало одинаковым.

На защиту Собчак встал ее супруг, режиссер Константин Богомолов. «Он не извращен до тошноты. Он до тошноты обыкновенен. Нормален в сорокинском смысле. И эта нормальность его — главное извращение. Он один из нас», — высказался он о «скопинском маньяке».

Забавно, что Ксения до этого, объясняя свое решение выпустить Мохова в «люди», отнюдь не считала своего «героя» обыкновенным и извращенно-нормальным — она его сравнивала ни много ни мало с Адольфом Гитлером. «Плох тот журналист, кто не воспользуется подвергнувшимся шансом взять интервью у Гитлера», — с плохо скрываемым пафосом хвалила себя Собчак.

Виктор Мохов в своем доме

Впрочем, позиция Богомолова тоже оказалась не близка общественности.

«Он ведь, Мохов, вот так и живёт, над этим бункером, где он несколько лет издевался над подростками? Вот он спит вечером и понимает, что бункер пуст, затоплен водой и необитаем, а мог бы… И Собчак дает ему денег на мебель и благоустройство? А главное, Константин Богомолов, после своих выспренных манифестов о ничтожности новой этики, говорит, что это норм? Он искренне не понимает, что только что всё обнулил?» — пишет телеграм-канал «Закулиска».

Ксения Собчак и Константин Богомолов

На канале «Кот ХП» тоже пришли к выводу, что своим заявлением по поводу «скопинского маньяка» Богомолов нивелировал все свои предыдущие «манифесты». По мнению авторов канала, снятое Собчак интервью — «не разоблачение зла, а хайпок на зле».

«Беспощадный пиарщик» высказал предположение, что Богомолов сам и выступил режиссером программы о Мохове (что, кстати, было бы неудивительно после его опыта работы над сериалом «Хороший человек», снятым по мотивам истории «ангарского маньяка» Михаила Попкова), — и высмеял рекламную интеграцию, вставленную в аккурат после кадров оперативной съемки.

Виктор Мохов заглядывает в лаз, где находится вход в бункер

Телеграм-канал Mash в очередной раз напомнил, что, по словам самого Мохова, за интервью с Собчак ему заплатили 50 тысяч рублей и купили мебель для дома на 25 тысяч рублей («копейки», «незвездный гонорар»). Ранее тот же источник сообщал, что Ксения водила своего собеседника в скопинский ресторан «Сахар», — и даже опубликовал кадр установленной в заведении видеокамеры, запечатлевший телеведущую за одним столиком с мужчиной, очень похожим на героя ее программы.

Сам факт публикации интервью с преступником подобного рода — действительно, как верно подметила Ксения, не первый в истории отечественной журналистики. Не зря Собчак под собственным видео опубликовала ссылку на беседу журналистки Саши Сулим с «ангарским маньяком».

Но тон беседы, в ходе которой Мохов с улыбочкой делился сальными подробностями своих издевательств над жертвами, и пафосные моменты типа визита «скопинского маньяка» на могилу матери — это совсем не то, что можно было бы сравнивать с работой Сулим.

«Ксения Собчак добавила в эту историю ведро неразбавленной пошлости. Собственно, это называется авторский почерк, стиль, манера. И, конечно, голубой наряд, подобранный в тон обоям комнаты скопинского маньяка. Я не утверждаю, что вопиющая пошлость хуже насилия, нет. Просто когда они заодно, кажется, что зло вообще непобедимо», — прокомментировал интервью журналист и публицист Митя Самойлов.

"Голубой наряд, подобранный в тон обоям комнаты скопинского маньяка"

Телеграм-канал «Соколов-Митрич-Иногда» причислил Собчак к «хайпожорам из шоу-бизнеса», которые толпой пришли в медиа в 2000-2010-х годах и, несмотря на собственную «медийность», не понимающим «некоторых вещей, которым учат если не на журфаке, то в любой редакции: например, что ни в коем случае нельзя давать слово маньякам, педофилам, террористам».

«Нельзя захватывать заложников. Нельзя держать в подвале двух девушек и три года их насиловать. И нельзя называться журналистом, если ты даешь слово нераскаянному преступнику, совершившему чудовищное преступление и теперь откровенно бравирующему своим поступком», — написал автор канала, пожелав Ксении Собчак здоровья.

Виктор Мохов

Между тем глава Союза журналистов России Владимир Соловьев, ознакомившись с новым плодом творчества телеведущей, предложил властям законодательно запретить преступникам высказываться в СМИ, а журналистам — обнародовать подобные высказывания.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 2 раз