«Скопинский маньяк» Виктор Мохов, выйдя из колонии, сразу же нарушил правила освобождения

ЧП16 комментариев
«Скопинский маньяк» Виктор Мохов, выйдя из колонии, сразу же нарушил правила освобождения

Насильник, которому присудили 17 лет колонии и шесть лет надзора, вместо родного Скопина отправился в Москву: его пригласили участвовать в ток-шоу на ТВ.

Из исправительной колонии №4 в Пугачёве Саратовской области вышел 70-летний Виктор Мохов, он же «скопинский маньяк» (по названию населенного пункта Скопин в Рязанской области, где владел частным домом и годами держал в подземной темнице двух несовершеннолетних пленниц). Он отсидел 17 лет и, как утверждают его надзиратели, «не встал на путь исправления».

Журналисты пытались застичь Мохова у ворот колонии, но освобождение было организовано таким образом, что мужчину никто не увидел: как отмечает телеграм-канал Mash, руководство ИК «ушло в глухую оборону» и, похоже, вывезло «скопинского маньяка» тайком.

С освобождением мужчины связывали много сенсаций. Так, сегодня, было объявлено, что до конца 2021 года на рассмотрение в Государственную думу будет внесен законопроект о химической кастрации педофилов. В преддверии выхода Мохова на волю СМИ встречались с одной из его бывших пленниц и спрашивали жителей Скопина о том, как они планируют встречать сексуального маньяка.

Но главную сенсацию преподнес публике сам пенсионер. По условиям освобождения он еще шесть лет проведет под административным надзором, в рамках которого ему, в частности, запрещено покидать Скопинский район и посещать массовые мероприятия любого рода.

Эти условия Мохов нарушил в первый же день: раньше он говорил, что сразу из колонии поедет на малую родину, но наврал — отправился в Москву. Там «скопинский маньяк» вроде бы примет участие в съемках некого ток-шоу (остается только догадываться, о какой передаче идет речь).

Виктор Мохов в ходе следствия

Адвокат Игорь Ким, комментируя маршрут передвижений Мохова после освобождения, подтвердил, что мужчина нарушил условия административного надзора, поскольку на выходе из колонии ему вручили предписание, обязывающее его прибыть к своему месту жительства и в трехдневный срок встать на учет в органах внутренних дел.

«Он его (предписание) нарушил, проскочил, проехал и оказался в столице нашей родины, в самой гуще событий, на ток-шоу», — констатировал юрист.

Виктор Мохов. Фото из документов

Участие в ток-шоу, по мнению Кима, нарушает правило о запрете на посещение массовых мероприятий, мест общего пользования, скопления людей. «В данном случае есть зрители на передачах, сейчас ограничения они сняли, залы непустые. То есть он нарушает, и такое уклонение тоже грозит ему наказанием», — добавил адвокат.

Впрочем, российское законодательство на редкость снисходительно к Мохову и ему подобным: за первое нарушение правил административного надзора «скопинского маньяка» ждет всего лишь штраф. Лишь повторный проступок повлечет за собой обязательные/исправительные работы или реальный срок — но не больше года.

Кстати, суд не запретил Мохову посещать бары, рестораны и кафе, где подают алкоголь. По мнению судьи, спиртное не сыграло никакой роли в преступных деяниях манька, а сам он никогда не проявлял склонности к злоупотреблению горячительными напитками.

Виктор Мохов во время заключения

Жители Скопина по поводу перспектив близкого соседства с маньяком высказываются по-разному. Некоторые считают, что в 70-летнем возрасте, проведя 17 лет в колонии, Мохов уже не вернется на преступную стезю — он, мол, староват уже.

Другие уверены, что человек такого маниакального склада, долго лелеявший план похищения «наложниц», осуществивший его и державший девочек в плену 3 года и 7 месяцев, легко повторит былые «достижения». Третьи рассчитывают на то, что возвращаться за решетку пенсионер не захочет, но все же собираются пристально приглядывать за детьми.

Екатерина Мартынова — одна из пленниц «скопинского маньяка» — в преддверии его освобождения дала интервью, в котором призналась, что не верит в исправление своего мучителя и будет «стараться ходить по улицам с мужем». Она уверена, что Мохов жаждет славы и собирается смаковать свои извращения на публику с экранов ТВ.

Для Екатерины освобождение «скопинского маньяка» имеет особое значение: они вместе со второй девушкой, Еленой, которая тоже просидела в бункере у Мохова три с половиной года, давали против него показания. Насильник обвинил их во лжи — например, заявил, что не угрожал им и не собирался убивать, а наоборот, намеревался отпустить. Сидя в колонии, пенсионер обещал, что на воле попытается призвать бывших пленниц к ответу и добиться «справедливости».

Елену Самохину, родившую от него трех детей, включая одного мертвого ребенка уже после освобождения из бункера, Мохов вряд ли сможет достать: по словам Екатерины, она давно уехала в Австралию и преподает там английский язык. Мартынова призналась, что ей хотелось бы встретиться с Леной и поговорить о пережитом, но она понимает и уважает ее желание отгородиться от болезненных воспоминаний.

Елена Мартынова. Фото: YooTube

История Мохова и его бункера заслуживает права стать отдельной главой в книге о самых извращенных советских и российских сексуальных маньяках.

Виктор родился летом 1950 года, отучился в техникуме на горного мастера и устроился слесарем-заточником на завод, где считался одним из лучших работников, получал грамоты за упорный труд и готовился вступить в КПСС. В 1970 году, когда ему было 20 лет, Мохов женился. Брак оказался неудачным и продержался всего три месяца. После развода молодой мужчина вернулся к матери и поселился с ней.

Виктор Мохов в юности

Трудно сказать, в каком возрасте у него сформировались патологические представления о противоположном поле и его представительницах. Из рассказов самого Мохова, которыми он щедро делился после поимки, известно, что отношения с девушками у него катастрофически не ладились: объекты его влечения им не интересовались, а те, кто проявлял интерес, не нравились ему самому.

В конечном счете из этих несовпадений вырос гнилой цветок тайных мечтаний «скопинского маньяка» — он считал себя достойным иметь нескольких «наложниц», чтобы вступать с ними в половую связь по первому своему желанию, и непременно юных. После 25 лет девушка «уже старушка», делился Мохов своими представлениями о прекрасном.

Следователь по особо важным делам Дмитрий Плоткин, который работал в прокуратуре во время разоблачения «скопинского маньяка», говорил потом, что Мохов страдал ярко выраженным комплексом неполноценности, сформировавшимся под давлением властной матери, хотя с виду производил впечатление нормального молодого мужчины — высокого, крепкого и даже симпатичного. Но, по мнению Плоткина, Виктор был катастрофически не уверен в себе и поэтому вместо «стандартных» отношений искал способ найти юную девушку-подростка и полностью ее контролировать.

Следователь Дмитрий Плоткин

Воплощать свои мечты Мохов принялся в преддверии сорокалетнего рубежа, в конце 1990-х, уже не будучи «высоким, крепким и даже симпатичным». Плоткин считает, что на маньяка повлиял документальный фильм «Кооператив «Узник»» из цикла телепередач «Криминальная Россия» — он как раз тогда вышел на экраны. В нем рассказывалось о мужчине, который вырыл под землей бункер, обустроил там швейный цех, похищал взрослых женщин и заставлял работать на своей «фирме», а за неповиновение вытатуировал на лице слово «РАБ». Одну пленницу, умудрившуюся сбежать, хозяин кооператива догнал и убил.

У Мохова был опыт на этот счет. Проходя практику во время учебы, он спускался в Скопинскую шахту, слушал рассказы о работе шахтоуправления и, главное, получил необходимые знания для создания глубокого бункера с учетом плотности местных почв, их устойчивости, и т.д. и т.п. Ему и впрямь удалось вырыть под гаражом на материнском дачном участке двухэтажное подземелье с вентиляцией и электричеством.

Нижний этаж предназначался для пленниц. Там Мохов поставил двухъярусную кровать — он не оставлял надежду заполучить двух жертв разом. В той же комнате маньяк разместил обеденный стол со стульями и электроплитку, ведро вместо туалета и тазик вместо умывальника.

Гараж на материнской даче Мохова и помещения бункера

Массивная металлическая крышка верхнего люка скрывала под собой тяжелую бетонную сейфовую дверь, запиравшуюся на огромный замок. Познания и навыки горного мастера пригодились в полной мере: подземелье оказалось надежным тайником. Даже точно зная, что вход в бункер находится в гараже, сотрудники МВД потом не смогут сами его отыскать — хотя будут стоять прямо над люком.

Обустроив клетку для своих будущих «наложниц», Мохов начал подыскивать жертв. Первое похищение он совершил в 1999 году, воспользовавшись случаем: к нему в гости вместе со своим более-менее взрослым парнем пришла 13-летняя девочка. Виктор напоил обоих и, дождавшись, пока бойфренд отключится, начал приставать к школьнице. Та отбилась и вышла из дома, но хозяин догнал ее, нанес удар по голове и уволок в свой бункер.

Девочка оставалась в плену две недели, на протяжении которых Мохов периодически спускался и насиловал ее. Потом ей предоставился шанс сбежать, которым она воспользовалась. Звучит чудовищно, но маньяку невероятно повезло: выбравшись из бункера, школьница не только не пошла в МВД, но даже никому ничего не рассказала. Если бы первая жертва насильника разоблачила его, на этом, вероятно, все и закончилось бы.

Но, так или иначе, благодаря ее странному решению Мохов получил шанс на вторую попытку — и не упустил его. Он завел дружбу с ранее судимой Еленой Бадукиной, которая носила мужскую одежду, вела себя как мужчина и выглядела так же. Бадукина прониклась идеями своего приятеля-извращенца и была готова помогать ему «снимать девочек».

Елена Бадукина

В последний день сентября 2000 года эта странная парочка, изображая двух развеселых друзей, отправилась на охоту. Мохов взял свою машину, позвал с собой напарницу-трансвестита и поехал колесить по Рязани. Вечером они заметили у автобусной остановки двух юных девушек. Они оказались не в том месте и не в то время по стечению обстоятельств.

Раньше в тот же день 17-летняя Лена Самохина зашла в гости к знакомой, которую собиралась уговорить вместе отправиться на дискотеку в ночной клуб. Но той не оказалось дома — были другие дела. Дверь открыла ее младшая сестра, 14-летняя Екатерина Мартынова. Обидевшись на подругу и не желая отказываться от своих планов, Самохина пригласила девочку «погулять». Катя с радостью согласилась.

Когда Самохина и Мартынова собирались возвращаться на автобусе из ночного клуба, они попались на глаза Мохову. Маньяк понял, что девушки соответствуют его ожиданиям — и при этом кажутся доступными. В игру вступила Бадукина. Изображая более молодого парня, нежели водитель, она окликнула Лену и Катю с предложением подвезти. На свою беду подруги согласились.

Лена Самохина и Катя Мартынова

В салоне машины Бадукина угостила девочек водкой, взяв «на слабо». Чтобы запить спиртное, она протянула им бутылку с водой, куда заранее было подмешано снотворное. Когда жертвы впали в беспомощное состояние, Мохов увез их к себе домой. Там они с подельницей раздели обеих, и маньяк изнасиловал Екатерину.

Надругавшись над юной девушкой, он утащил ее в бункер и вернулся, предвкушая насилие над Катей. Но даже помощь Бадукиной, которая испытывала извращенное удовольствие от происходящего, не помогла Мохову реализовать свое патологическое влечение. Потерпев поражение в тот раз, он отволок Екатерину на нижний этаж бункера, где уже лежала Лена.

С того дня для обеих девушек начался кошмар. Потом, уже сидя в колонии, «скопинский маньяк» будет с полуулыбкой заявлять, что испытывал к Кате истинную любовь — хотя ее и приходилось принуждать к сексуальным сношениям.

За три с половиной года заточения Лена трижды забеременела от их тюремщика. На дне бункера она поочередно родила двух малышей. Роды пришлось принимать юной Кате, которая в этом ничего не понимала. Мохов не пожелал им помочь — даже не спустился вниз, только швырнул в люк медицинский справочник. Каким-то чудом его пленницы справились: Елена уцелела, оба младенца родились живыми и здоровыми. Мужчина, приходившийся им отцом, забрал обоих и унес.

Виктор Мохов

Своих новорожденных детей Мохов подбросил в подъезды жилых домов в Рязани. Потом он с гордостью показывал своим узницам новости: вот какой он добрый, младенцев подобрали, они спасены. В пеленки второго ребенка девочки спрятали записку с просьбой о помощи, но их мучитель нашел ее и выбросил.

По словам Кати, Лена очень тяжело переносила происходившее, просила не отнимать детей. Вскоре она забеременела в третий раз и с ужасом ждала повторения прежнего сценария.

Шанс на спасение «наложницам» подарил сам Мохов — и его разраставшиеся больные фантазии. Связаны они были с многочисленными студентками Скопинского медицинского училища, которые за неимением мест в общежитиях снимали все свободные комнаты в округе.

Весной 2004 года у маньяка поселилась «квартирантка» — юная будущая медсестра. У хозяина возникла идея соблазнить девушку и заполучить третью «наложницу». На помощь он решил привлечь Катю, которая должна была сыграть при жиличке роль его племянницы и показать той, что в доме царят развратные нравы. Своими планами он поделился с «племянницей» заранее, чтобы подготовиться. Поэтому Катя знала, что Мохов приведет ее из бункера к себе в дом.

Центр Скопина

Они с Леной написали еще одну записку, на сей раз адресованную конкретной девушке. В ней говорилось, что Виктор — никакой не «дядя», а сексуальный маньяк, который держит в подземелье двух пленниц, хочет запереть там же студентку и способен всех их убить, поэтому надо срочно идти в МВД. Клочок бумаги Катя спрятала в волосах, соорудив прическу в виде пучка, а в комнате у «новенькой» улучила момент, когда Мохов увлекся новой мишенью, и сунула в футляр от видеокассеты.

Студентка вскоре обнаружила послание и, надо отдать ей должное, сразу обратилась в правоохранительные органы. Девушке поверили. В дом к маньяку отправился участковый с коллегами. Из записки они знали, что хозяин держит пленниц в подвале под гаражом, и тщательно обыскали эту постройку, но так и не нашли люк: их неопытность в подобных делах заведомо проигрывала против хитрости и знаний Мохова.

Коллаж: фото Виктора Мохова, освобождение его пленницы, обстановка в бункере

Правоохранители, не найдя бункер, решили взять подозреваемого измором и начали проводить один допрос за другим. В какой-то момент «скопинский маньяк» сдался и объяснил, как найти вход в бункер. Милиционеры открыли люк, увидели внизу пленниц и велели им ждать, пока не прибудут все действующие лица — понятые, криминалисты и т.д. Эти семь-восемь часов тянулись для девушек едва ли не тягостнее, чем годы. И вот, наконец, их освободили.

В ходе следствия обе дали показания. Лена на момент вызволения из подземелья носила ребенка Мохова и вскоре родила, но он оказался мертвым. Катя без малейшего сомнения заявила следователям и на суде, что «дядя Витя» не собирался их отпускать, хотя на вопросы о том, сколько им еще сидеть под землей, неизменно говорил: «Скоро». Девушки были уверены, что насильник, уже совершив тяжкое преступление, убьет их и найдет новых «наложниц».

В 2017 году, когда Мохов уже отбывал срок, Первый канал посвятил его истории выпуск ток-шоу «На самом деле», пригласив в студию Катю Мартынову и бывшую подельницу «скопинского маньяка» Елену Бадукину, которую пленницы бункера знали как «Лешу». Бадукина заявила, что Виктор ее оклеветал, и выразила готовность пройти проверку на полиграфе в прямом эфире.

Катя тогда рассказывала, что обустроенная для них с Леной в бункере комната была «даже уютной и светлой». По словам Мартыновой, Мохов наведывался к своим «наложницам» каждый день. Жертва маньяка, ставшая уже взрослой женщиной, считает, что «дядя Витя» вообще не видел в них живых людей и личностей, поскольку кроме секса его ничего не интересовало, и он даже с ними толком не разговаривал. Выполнив свою «программу», Мохов покидал подземелье и возвращался, только когда вновь собирался насиловать своих пленниц.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 16 раз