По Китаю идет еще один смертельный вирус. Российские ученые уверяют, что нам он не страшен, но это не точно

Здравоохранение3 комментария
По Китаю идет еще один смертельный вирус. Российские ученые уверяют, что нам он не страшен, но это не точно

Речь идет о SFTS, который распространяется клещами и, как и коронавирус, вызывает геморрагическую лихорадку. От нее за краткий срок умерли семеро китайцев.

Пока одни вирусологи с опасением прогнозируют вторую или даже третью волну коронавируса, другие уже бьют тревогу по поводу новой заразы: появился клещевой вирус SFTS, который после укуса паразита начинает передаваться от человека к человеку, и идет он — кто бы мог подумать?! — из Китая.

Заразились уже по меньшей мере 60 человек, семеро скончались. Причем распространение болезни началось еще в первой половине года, когда она была диагностирована у 37 жителей китайской провинции Цзянсу. Позднее ее выявили еще у 23 человек — уже в провинции Аньхой. Сам же SFTS известен еще с 2009 года, просто ранее не распространялся так массово и локализованно (на востоке страны, у побережья Желтого моря).

Китайские врачи все равно не спешат наводить панику: по их словам, источником SFTS являются только клещи, поэтому соблюдение мер предосторожности и различные обработки инсектицидами позволят эффективно сдержать распространение инфекции, а ее передача от человека к человеку происходит не так легко, как, например, в случае с коронавирусом — только через кровь и гной или при контакте слизистых оболочек.

Жительница Нанкина по имени Ван, переболевшая SFTS, рассказала, что болезнь начала проявляться такими стандартными для обычной «простуды» симптомами, как повышение температуры, лихорадка и кашель, а врачи в больнице обнаружили, что у нее в крови упало содержание лейкоцитов и тромбоцитов. Лечение женщины заняло целый месяц, который она провела в больничной палате, а потом ее выписали на домашнюю реабилитацию. У других, кому повезло меньше, болезнь вызвала сильную рвоту и диарею, а также внутренние кровотечения и полиорганную недостаточность. Кроме того, у больных возможна сыпь по всему телу.

Китайские врачи полагают, что реальная опасность грозит тем пациентам, которые игнорировали симптомы болезни или занимались самолечением — и поэтому обратились за помощью слишком поздно, когда вирус уже оказал на организм разрушительное воздействие.

SFTS расшифровывается как Severe fever with thrombocytopenia syndrome — тяжелая лихорадка с синдромом тромбоцитопении (недостатка тромбоцитов, при котором нарушается свертываемость крови и развивается повышенная кровоточивость слизистых). Он был впервые выделен в Китае почти десять лет назад и относится к трансмиссивным буньявирусам (Bunyavirales), которые поражают членистоногих, грызунов и других млекопитающих — ежей, котов. Некоторые виды распространяются среди растений, а кое-какие угрожают и человеку. Для лечения большинства из буньявирусов используется рибаверин, от некоторых видов даже созданы вакцины, но в силу низкой распространенности болезни коммерческого спроса на них нет.

Правда, по сравнению с до сих пор имевшейся информацией об SFTS, появился новый странный факт: так, специалист из больницы при Чжэцзянском университете Шэн Цзифан утверждает, что буньявирусы вообще-то передаются напрямую от носителей (клещей, комаров, клопов) человеку, но эпидемическая ситуация в Цзянсу и Аньхое свидетельствует о том, что довольно активно идет и распространение инфекции от человека к человеку. Медик напомнил, что по коронавирусу изначально тоже не было твердой уверенности, что он легко передается воздушно-капельным путем, и предупредил: раз SFTS уже мутировал за пределы возможностей буньявирусов, значит, надо тщательно за ним следить, иначе можно «проморгать» и другие серьезные изменения.

Передача SFTS от человека к человеку была описана в китайской научной литературе еще в 2014-2015 году. Тогда же исследователи заявляли о необходимости более детально изучить различные механизмы заражения.

Группа вирусологов исследовала вспышку SFTS в уезде Пэнлай, в китайской провинции Шаньдун. Там заболели девять человек, причем восемь из них предположительно заразились при контакте с трупом первого. Все они приходились друг другу родственниками. Впоследствии скончался и еще один из вторично инфицированных пациентов. Тогда же было установлено, что инкубационный период заболевания варьируется от 7 до 13 дней, а клиническая инкубация (промежуток времени от заражения до появления симптомов) составляет 9-10 дней.

«Нулевым пациентом» являлась 66-летняя женщина, которая 25 августа 2013 года обратилась в сельскую поликлинику с жалобой на высокую температуру (38,5°C), беспричинные тошноту и рвоту, а также боли в животе. Ей прописали курс лечения рибавирином и цефалотином, но пять дней спустя симптомы усугубились, и 30 августа пациентку перевели в городскую больницу с диагнозом «боли в животе неизвестного происхождения». Несмотря на лечение, состояние женщины продолжало ухудшаться.

И лишь 2 сентября, после перевода в специализированную городскую инфекционную больницу, ей диагностировали SFTS. Опрос пациентки показал, что некоторое время назад ее укусил клещ. В тот же вечер больной резко стало хуже, у нее появились одышка и тремор конечностей. Ей сделали интубацию и подключили к аппарату ИВЛ, а также провели плазменную противовирусную терапию. К тому моменту пациентка уже страдала от нарушения функций печени и почек, у нее начала развиваться полиорганная недостаточность с токсическим шоком. Ранним утром 4 сентября пациентка умерла. Это произошло на 10-й день после появления симптомов и через месяц после укуса клеща.

Второй жертвой той же вспышки SFTS стала невестка «нулевой пациентки», которая в течение трех дней выполняла различные обряды над телом свекрови и, в частности, контактировала с ее кровью. При этом женщина не пользовалась никакими средствами защиты. Через несколько дней, 11 сентября, у нее началась лихорадка с повышением температуры до 39,5°C, а 20 сентября она скончалась. Вскоре заболел ее муж, который ухаживал за супругой в больнице, трогал иглы, которыми ей делали внутривенные инъекции, и участвовал в похоронах.

У обеих умерших при вскрытии был выявлен «необычайно высокий уровень вирусной нагрузки» (интенсивное размножение вируса в организме), снижение количества тромбоцитов и существенное повышение уровня ферментов — аланинаминотрансферазы, аспартатаминотрансферазы, лактатдегидрогеназы и креатинкиназы.

Третьим заболевшим стал сын «нулевой пациентки», который ухаживал за матерью в больнице, а после ее смерти вытащил из ее трахеи интубационную трубку, не надев при этом ни перчатки, ни маску. Также заболели двое жителей села, где проживала первая умершая: они участвовали в похоронных обрядах и, как указано в исследовании, «имели незащищенный контакт с зараженной кровью».

Еще двое заразившихся — это брат невестки «нулевой пациентки» (той самой, которая стала второй жертвой инфекции) и его жена. Они контактировали с одеждой, в которой женщина умерла, — снимали ее перед обмыванием тела. И, наконец, заболел сосед «нулевой пациентки», который помогал нести тело умершей. Еще три контактных лица стали носителями вируса, но клинических симптомов у них не появлялось. Никто из медицинских работников, контактировавших с больными, не заразился, поскольку все они использовали средства защиты.

Генетическое секвенирование позволило установить, что все заболевшие заразились от одного источника. В тексте отчета об исследовании говорится, что SFTS в Пэнлае передавался при «контакте с кровью, ранами и слизистыми оболочками носителя вируса без средств индивидуальной защиты». Авторы работы выражали опасение по поводу того, что SFTS в силу ряда своих особенностей может превратиться во внутрибольничную инфекцию. Они также указывали, что возбудитель заболевания способен сохранять активность на протяжении 40 дней при комнатной температуре и слегка повышенной влажности.

Россиянам бояться нечего, уверены отечественные специалисты. По их оценке, SFTS вряд ли выберется за пределы Китая. Врач-вирусолог Евгения Тарасова отметила, что в случае возникновения каких-либо проблем можно будет воспользоваться созданными ранее вакцинами, которые полностью готовы к применению. Она напомнила, что из-за пандемии коронавируса противоэпидемические меры в КНР и других странах поддерживаются на высоком уровне, так что клещевой буньявирус не имеет шансов эмигрировать в другие страны.

«Ничего страшного не будет. <...> Ничего выходящего за рамки КНР нет. Тем более что сегодня Китай закрыт для посещений», — согласился с Тарасовой бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Он отметил, что характерная для SFTS тромбоцитопения развивается и у многих пациентов с COVID-2019. Однако, по словам экс-главы Роспотребнадзора, надо учитывать, что информация о китайском вирусе совсем новая, и ее надо тщательно отслеживать, чтобы понимать, как развивается ситуация.

Доцент кафедры внутренних болезней лечебного факультета Новосибирского государственного медицинского университета Владислав Митрохин тоже подчеркнул, что о новом вирусе пока известно очень мало — разве что о его желудочно-кишечном проявлении, в отличие от коронавируса. «Но думается, что наиболее опасно сочетание коронавируса и вируса гриппа. Если заразиться одновременно и тем, и тем», — добавил ученый.

Митрохин вслед за Тарасовой и Онищенко выразил уверенность в том, что SFTS останется «чем-то местным» и не будет распространяться так широко и активно, как COVID-2019. Но «пока что слишком мало данных, точно неизвестно, какие у вируса пути заражения», констатировал специалист. Он считает, что в течение ближайшей недели из Китая поступит достаточно информации для более предметного анализа ситуации.

Профессор Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи Анатолий Альтштейн назвал распространение SFTS «неэпидемическим». «Это РНК-содержащий вирус. Это вирус животных, и передается он человеку клещами. Недавно было показано, что он способен передаваться от человека к человеку, но это не очень интенсивный путь распространения. Считать, что он представляет большую угрозу для человечества, вроде нашего коронавируса, преждевременно», — успокоил ученый.

При этом Альтштейн допускает, что на территории России клещевой буньявирус все же может присутствовать — в южных районах Сибири (хотя данных об этом пока, разумеется, нет). Однако «вирус не похож на те, которые любят распространяться эпидемически, поэтому особых волнений тут быть не должно», подчеркнул профессор.

Роспотребнадзор накануне заверил, что ни одного случая заражения SFTS на территории России не зафиксировано, но даже если таковые и появятся, то опасаться нечего: «Специалистами научных организаций ведомства накоплен обширный опыт изучения многочисленных представителей семейства буньявирусов и имеется потенциал для противодействия их распространению». По данным российского надзорного ведомства, летальность SFTS колеблется от 6% до 30%.

В Роспотребнадзоре также напомнили, что в разное время вспышки клещевого буньявируса происходили в Южной Корее, Вьетнаме, Японии и Тайване, но всегда носили очаговый характер и не сопровождались «экспортом» в соседние государства. В Японии, к примеру, первый случай SFTS был идентифицирован осенью 2011 года, и с тех пор до 2015 года в стране этим вирусом заразились более 100 человек, но все они проживали на западе.

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 3 раз