Абхазия может вернуться в состав Грузии: на вероятность этого указывает ряд важнейших экономических и политических решений, принятых в Тбилиси и Москве

В МИРЕПрокомментируйте новость
Абхазия может вернуться в состав Грузии: на вероятность этого указывает ряд важнейших экономических и политических решений, принятых в Тбилиси и Москве

Безусловно, при подобном варианте Москве, Тбилиси и Сухуми предстоит сложнейшая работа по выработке компромисса, устраивающего все стороны.

Когда на днях премьер-министр Грузии Ираклий Кобахидзе заявил о планах вернуть Абхазию и Южную Осетию в состав страны к 2030 году, многие эксперты в России отреагировали на это весьма воинственно. В духе, мол, «готова ли грузинская армия убегать так же быстро, как в 2008-м?» Вот только ситуация выглядит далеко не так просто: судя по всему, Москва и Тбилиси не слишком публично, но весьма успешно, выводят свои отношения на новый уровень. Пока главное препятствие на пути сближения - две непризнанные республики. Вопрос Южной Осетии – отельная тема. А вот Абхазия – основной вопрос дипломатии. И, судя по всему, при соблюдении ряда условий, Россия может согласиться на возращение республики в состав Грузии. Из чего такой вывод?

Буквально только что Грузия сделала беспрецедентный шаг навстречу России: именно так можно оценить вступление в силу скандального закона об иноагентах - «О прозрачности иностранного влияния». Спикер парламента Шалва Папуашвили подписал документ после того как это отказалась сделать президент страны Саломе Зурабишвили. Даже несмотря на мощнейшие протесты, поддерживаемые и разжигаемые Западом против этого закона. По сути, в Тбилиси, пусть и не прямо, но продемонстрировали, что выбирают курс на интеграцию с Россией. Не в противовес стремлению вступить в ЕС, а – параллельно. Потому что при любом варианте Евросоюз далеко, а РФ – рядом. А Вашингтону, который инициировал и спонсировал протесты против закона, в Тбилиси заявили: «политика шантажа не соответствует духу партнерства с США».

Премьер-министр Грузии Ираклий Кобахидзе.

Оставим в стороне тот факт, что у самих американцев подобный закон действует десятки лет. Как и во многих европейских странах. Просто им можно, а остальные не имеют право замечать, как США и НАТО через общественные организации активно влияют на политику других стран. Важно другое: в Тбилиси вряд ли бы решились пойти на конфликт с «мировым гегемоном», если бы за плечами у Грузии не было гарантий поддержки в лице России. А она, как и масштабные экономические связи, возможны только в том случае, если вопрос непризнанных республик будет закрыт. И, прежде всего, Абхазии, которая на сегодня является экономической «пробкой» на пути торговых и туристических маршрутов между Грузией и Россией.

Абхазия, перекрыв границу с Грузией, не пропускает ни автомобильное движение, ни железнодорожное. Сухопутное сообщение между нашими странами осуществляется через Осетию. Путь длинный, неудобный, ограниченный в объемах. И сугубо автомобильный. Ни о каком реальном расширении потока товаров, об обмене значительными туристическими потоками в этой ситуации говорить не приходится.

Новоафонский монастырь. Абхазия.

При этом в Абхазии принято законодательство, которое, по сути, блокирует даже привлечение инвестиций в собственную экономику. До сих пор иностранцы (а это и россияне тоже) не имеют право купить здесь даже квартиру.

В Абхазии есть политики, которые понимают, что столь масштабные ограничения ослабляют экономику страны, но большинство их не слышит. В 2015 году в парламент республики были внесены законопроекты, которые предполагали возможность приобретения в законном порядке жилья иностранными гражданами. Они вызвали серьезную дискуссию в абхазском обществе, но весной 2016 года было принято решение, что никакие законопроекты, касающиеся отмены запрета покупать жилье в Абхазии, рассматриваться не будут. С тех пор работы по реформе жилищного законодательства не ведутся. Любые инвестиции в недвижимость осуществляются по весьма сложным схемам, имеющим «серый» оттенок. А это для прихода серьезного и крупного современного бизнеса – неприемлемо.

Поставки фруктов на российский рынок и прием отдыхающих в туристическом секторе, серьезно отстающем от современного уровня модернизации и комфорта – это, упрощенно говоря, база экономики страны. Вполне логично, что в прошлом году бюджет Абхазии составил 9,6 миллиарда рублей, из них - 3,7 миллиарда российская финансовая помощь. Это меньше, чем доходы одного города Иваново, которые превышают 10 млрд. руб. И при действующих законодательных ограничениях экономика Абхазии вряд ли сумеет совершить качественный рывок.

Технически, данные проблемы было бы можно решить, включив Абхазию в состав РФ. Но ни жители республики, ни ее руководство этого не хотят! Когда подобные инициативы появлялись в общественном поле, например, от Дмитрия Медведева летом 2023 года, в Абхазии их жестко отвергали. Значит, инвестиции не придут?

Но вот на фоне сложившейся ситуации появляется все больше новостей о том, что Россия и ее крупный бизнес планируют осуществить беспрецедентные по масштабам экономические вливания в транспортный коридор до Сочи. Во-первых, появится высокоскоростная магистраль «Юг», которая свяжет Адлер и Москву. В рамках Петербургского международного экономического форума представили ее проект. Во-вторых, стало известно, что вскоре начнется самая сложная транспортная стройка в стране: трасса Джубга — Сочи с 12-ю туннелями и стоимостью, как минимум, в 1,4 трлн рублей. Ее планируют завершить к концу 2029 года в рамках проекта «Южного кластера». При чем финансирование будет идти как из бюджетных, так и внебюджетных источников.

А теперь принципиально важный вопрос: неужели столь масштабные вложения делаются только ради увеличения потока отдыхающих в Сочи? То есть, Россия прорубает двойной транспортный коридор в тупик?

Абхазия и Грузия - это потенциальный транспортный коридор для России к Турции, Ирану и странам Ближнего Востока.

Но восприятие этих инвестиций кардинально меняется, если представить, что мы строим маршрут, который свяжет нас напрямую с Грузией, а через нее – с Арменией и Турцией. А это уже выход транспортных коридоров к Ирану, Сирии, всему Ближнему Востоку. По сути, мы можем получить скоростные автомобильную и железнодорожную ветки с выходом в стратегически важный для нас регион, с котором до сих пор взаимодействуем исключительно дорогостоящим авиационным транспортом или медлительным - морским. Но, получается, что на пути железнодорожных и автомобильных маршрутов стоит только Абхазия.

В состав России она принципиально не хочет (хотя и от помощи бюджета РФ не отказывается). Законодательно многие формы инвестиций блокирует. Открывать границу с Грузией не планирует. Пока Тбилиси был агрессивно настроен по отношению к Москве, Абхазия служила своего рода, форпостом между нами. Но в случае партнерских и добрососедских отношений между Россией и Грузией, позиция Абхазии становится тормозом. Даже не столько политическим, сколько - экономическим.

Поэтому, нельзя исключать того, что принятие скандального закона об иноагентах в Грузии стало, скажем так, первой частью неофициальной сделки между Москвой и Тбилиси по выстраиванию взаимовыгодных отношений. Нам показали, что настроены серьезно. И ждут готовности к компромиссу от России – в т.ч. по вопросу Абхазии.

О конкретике говорить рано: она, безусловно, должна отражать интересы трех сторон, и, в первую очередь, самой Абхазии. Скорее всего, речь пойдет о максимально возможной форме автономии. Ни о каких силовых или принудительных вариантах речь идти не может. Если Абхазию и вернут в Грузию, то только при условии того, что большинство жителей республики если и заметят в своей повседневной жизни изменения, то – исключительно к лучшему.

Да, есть еще и геополитическая сторона вопроса: Россия практически достроила военный порт в Очамчире (Абхазия). Но это не та проблема, которую нельзя решить при соответствующем настрое властей Грузии. Наши корабли и при нынешнем положении вещей все равно будут базироваться на территории другой страны. Значит, конечное решение возможно и с Тбилиси: например, долгосрочное соглашение о праве базирования флота на данной территории. Да, с антироссийски настроенной властью заключить подобный договор было бы невозможно. Но сегодня мы видим, что Тбилиси посылает Москве явные сигналы о готовности сотрудничества.

Военный порт в Очамчире.

Не случайно, скажем, политолог Сергей Марков заявлял, что «Абхазия и Южная Осетия могут вернуться в состав Грузии». Он предполагал два основных варианта подобного развития событий:

«Первый — если Россия потеряет свое влияние. Второй вариант, если произойдет примирение России и Запада, Грузии и России, Абхазия и Южная Осетия решат мирно наладить отношения с Грузией, они могут примириться при взаимном прощении».

Но не исключено, что Москва и Тбилиси решили выкинуть из этого уравнения интересы Запада? И договариваться напрямую: Грузия, Абхазия и Россия.

Последние новости России и Мира читайте здесь, на БлокнотРУ

#Новости России и мира
#Новости России
#Новости мира

Свое мнение о происходящем в Мире и в Европе публикуйте с комментариях ниже

Новости СВО: вывод российских войск, ВСУ бросили в бой заключённых и наступление в Нью-Йорке

«Пять минут — и всё»: в Германии осознали, как быстро гиперзвуковая ракета долетит до Берлина

«Ничего живого не осталось»: ВС РФ разбомбили базу ВСУ под Харьковом

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

Мигрант так сильно избивал свою беременную сожительницу из Краснодара, что та его бросила, но это не остановило насилие

РЕГИОНЫ

Женщина систематически получала удары в область головы и тела, установило следствие. В последний раз, когда изувер ворвался в квартиру, её госпитализировали

Экспорт оружия и обход санкций: что пишет западная пресса о визите Путина во Вьетнам

ПОЛИТИКА

Запад боится новых соглашений, особенно в военной и технологической сферах.