Цепи в подвале, фекалии вместо еды: сыновья и дочери многодетного батюшки обвинили его в насилии

ЧП26 комментариев
Цепи в подвале, фекалии вместо еды: сыновья и дочери многодетного батюшки обвинили его в насилии

Проводится доследственная проверка, а сам отец Сергий (Смоляков) тем временем подал заявление о похищении младших детей старшими.

Бывшего настоятеля Никольской церкви в селе Сорлиней Чамзинского района Мордовии Сергия (Смолякова) обвиняют в многолетних изощренных издевательствах над приемными и собственными детьми. Шестеро из них обратились в правоохранительные органы с требованием привлечь 56-летнего священнослужителя и его супругу, матушку Ольгу, к уголовной ответственности.

Смоляков долгие годы был в регионе примером для подражания. Вместе с матушкой они растили шестерых собственных детей и столько же приемных, всей семьей участвовали в восстановлении Никольской церкви — и даже малыши таскали строительный мусор в ведерках. Власти подарили Смоляковым «Газель» и дали субсидию на жилье в размере 1 млн рублей. У батюшки стало много прихожан, появились спонсоры.

В 2002 году, когда у Смоляковых было уже пятеро детей — две девочки и трое мальчиков, — они решили удочерить трехлетнюю Екатерину. Старшие дети рассказывают, что малышка была пугливая, от всего испытывала стресс, много плакала и кричала:

«За это ее били ремнем или руками. Со временем такие избиения стали систематическими…»

«Мне было лет 13-14, и он мог взять меня за шею, поднять от земли и сильно ударить другой рукой по уху так, что я недели полторы этим ухом не слышал. Я говорил родителям, что у меня ухо болит, но никто в больницу не обращался с этими вопросами, и это все прикрывалось», — вспоминает старший сын Смоляковых Михаил.

В 2003 году Смоляковы взяли на воспитание еще одну девочку, которая до этого воспитывалась в приемной семье по соседству, но те родители решили от нее отказаться. Ребенок был сложный — замкнутый, неконтактный. «Методы воспитания остались прежними — ​побои. Также в качестве наказания девочек морили голодом. Из-за постоянного страха они не могли наесться. Чтобы отучить их от этого, перед Катей могли поставить кастрюли несоленого риса и заставить все съесть. Она давилась, но ела. Знала: если откажется — ​будут бить…» — рассказали журналистам старшие дети Смоляковых.

Тогда же у священника и его матушки родился шестой ребенок, сын. На протяжении последующих семи лет они взяли на воспитание еще четырех приемных детей — трех мальчиков и одну девочку. Батюшка словно не обращал внимание на то, что их небольшой деревенский дом уже не вмещает такое многочисленное семейство. Старшие дети вспоминают, что жили на пожертвования, поэтому «нормальной еды и нормальной одежды не было». Несмотря на такие условия, органы опеки беспрепятственно выдавали Смоляковым разрешения на усыновление новых малышей.

«Мы все были запуганные, замкнутые, не общались со сверстниками и не рассказывали никому об издевательствах. Вы думаете, соседи ничего не знали? Знали, но предпочитали молчать. Не было ни одной проверки со стороны органов опеки! У родителей везде полно знакомых», — объясняют старшие сыновья Смоляковых.

По их словам, влияние батюшки было достаточно сильным, чтобы защитить себя от возможных претензий. Они рассказывают историю о том, как Екатерина — та самая первая приемная дочь — гуляла с компанией друзей, выпила спиртное, перебегала дорогу и попала под машину. Теоретически полиция должна была заинтересоваться родителями несовершеннолетней девочки, которая употребляет алкоголь, но, как утверждают старшие сыновья Смоляковых, «родителям удалось «получить» результаты освидетельствования, по которым Катя оказалась трезвой».

Сергей и Ольга Смоляковы

При этом сам Смоляков-старший, по словам его сыновей, периодически садился за руль пьяным после воскресной службы и вез на машине детей, подвергая их опасности. «Бывало, что машина слетала с дороги, несколько раз мы могли пострадать в аварии», — вспоминают они.

Уклад жизни в семье Смоляковых был суровым. Разумеется, дети с малолетства приобщались к церковной жизни, учили молитвы, прислуживали в алтаре и т.д. За несоблюдение поста и неповиновение старшим их наказывали.

«Непостные новогодние подарки, выданные в школе, родители отнимали. За каждую съеденную конфету нас били ремнем до посинения. За провинность в ход шли шампуры, шланги, палки. Могли душить так, что ребенок падал без сознания», — утверждают старшие сыновья.

«Я дома у них был, видел, какой у них там подвал громадный, цепи на стенах. Для чего это? Зачем? А потом они сами стали рассказывать, вот так и так с нами обращаются, издеваются, бьют. Девочку спрашивал: с тобой-то что? Вот я служил в армии, у меня старшина в спецназе всю жизнь отслужил, так на нем столько шрамов нет, сколько на тебе. А она говорит: а это меня мама била, один раз даже палкой. На них (детях) был весь быт. Те дела, которые должны делать взрослые люди по дому, делали они. Родители никаких дел не делали, только давали указания», — цитирует Readovka некого друга семьи.

Шрамы, о которых он говорит, — на лбу 21-летней Екатерины. Кроме того, девушка страдает хроническим гайморитом, который, как она считает, развился у нее из-за частых наказаний в виде «отсидки» в холодном погребе в одной ночнушке.

Екатерина Смолякова

Катя рассказала, как однажды матушка заставила ее мыть туалеты и разрешила после этого пойти гулять, но потом ее не устроило качество проделанной работы, и она решила наказать приемную дочь. «Она собиралась ударить меня палкой по заднему месту, а я подставила руку, которая потом начала распухать… Но меня отправили мыть полы. Утром ничего не могла делать больной рукой. Меня отвели к знакомому врачу, который велел ехать в больницу», — вспоминает девушка.

Читайте также: в Свердловской области священник возит ребенка в багажнике

Ее старший брат Анатолий говорит, что к тому же врачу Смоляковы привозили детей много раз, и он подшучивал над священником и матушкой — мол, детей надо застраховать и озолотиться, ведь они все время что-то себе ломают. Видимо, ни разу у медика не возникло подозрений по поводу того, что батюшка и его супруга могут жестоко обращаться со своими воспитанниками.

Разумеется, некоторые подробности жизни Смоляковых периодически выплывали на «свет божий», но посторонние люди, становившиеся свидетелями истинного отношения батюшки и матушки к детям, почему-то не предпринимали никаких мер.

Дом Смоляковых

«Болел Кирилл, которого они взяли. Когда этот мальчик лежал в постели — к нему взрослые не подходили, а подходили дети. Этот ребенок в тяжелом состоянии был отправлен в Комсомольскую больницу. Я думаю, этот случай в больнице подтвердят. Ведь на пятиминутке бывший главный врач Александр Лобанов возмущался, почему в такие семьи отдают детей», — рассказала журналистам жительница Чамзинского района. Тем не менее, никто из медиков в органы опеки не обратился — хотя имел полное право. Более того, был обязан.

Читайте также: у липецкого священника отобрали девять детей

Дальше — больше. Несколько лет назад, как рассказали дети Смоляковых, их родители увлеклись идеями жизни по домострою и решили объединить под одной крышей несколько поколений, все представители которых должны будут беспрекословно подчиняться «патриарху». Это означало, что самостоятельную жизнь Смоляковы-младшие построить не смогут.

«Нас запугивали, что, если уедем, назад дороги не будет. Мать выстраивала всех перед входом в дом и говорила младшим, что старшие их бросают и ненавидят. В итоге они начинали рыдать, просили остаться», — вспоминает Анатолий.

По его словам, все дети Смоляковых из-за «особенностей» воспитания были социально не адаптированы, жизнь за пределами отчего дома казалась им чужой и незнакомой, за ее проявления их многократно наказывали, поэтому они боялись уезжать. Родители же со своей стороны принимали все доступные им меры, чтобы удержать всех рядом. Высокий забор, которым окружен построенный на госсубсидию дом, они обтянули неким подобием колючей проволоки — якобы от воров.

Забор дома Смоляковых

Еще совсем недавно те же СМИ, которые сейчас тиражируют жуткие рассказы детей Смоляковых, с пиететом рассказывали об отце Сергии и его деятельности.

«Смоляковых хорошо знают в Чамзинском районе. Творческие и одаренные, они смогли организовать семейную музыкально-театральную группу «Мечта». Несколько раз в год устраивают благотворительные концерты для стариков, учеников воскресных школ и воспитанников детских садов», — источает умиление статья в том же издании «Столица С» от 23 февраля 2020 года. Тогда корреспондентка газеты встречалась со священником, потому что тот из-за тяжелых травм, полученных при падении с велосипеда, не мог служить и просил о материальной помощи через прессу.

Тогда отец Сергий говорил в интервью, что родился в Оренбургской области, потом вместе с родителями уехал в Набережные Челны, где провел детство и юность. С будущей матушкой Ольгой познакомился в школе и женился на ней в 1985 году. «Тогда я работал на заводе КамАЗ и о духовном сане даже не помышлял. В 1997-м, когда в семье уже было три сына, мы решили уехать от суеты большого города и поселились в Жигулевске Самарской области», — рассказал Смоляков.

Сергей Смоляков

Там супруги купили дом, завели огород и скотину, но весной 2000 года поехали погостить к родственникам в Мордовию и случайно попали на богослужение к старцу Феофану в Макаровском монастыре. Тот посмотрел на них и велел: «Переезжайте».

По словам Ольги Смоляковой, перебираться на новое место они вроде бы и не планировали, но когда вернулись в Жигулевск, к ним в дверь якобы постучалась незнакомая женщина и предложила купить их дом «за большие деньги». «Долго не раздумывали. На часть полученных денег купили «Ниву» и прицеп, куда загрузили вещи и коз. Так и поехали в Мордовию. Тогда у нас уже было шестеро детей», — рассказала матушка корреспондентке.

Читайте также: На Урале приемный отец годами насиловал девочек. Узнав об этом, его жена отправила их в психушку

В результате Смоляковы купили дом в Чамзинке, снова обзавелись живностью, а по выходным ходили в местные храмы. В церкви Казанской иконы Божией Матери в селе Маколово на них обратил внимание бывший благочинный Чамзинского района Лазарь (ныне — епископ Нарвский и Причудский в Прибалтике).

«Как Господь апостолов выбирал из толпы, так же и меня батюшка выделил из числа прихожан. В итоге предложил священство, которое я принял», — утверждает отец Сергий.

Ему досталась в «наследство» построенная в 1856 году церковь в Сорлинее. Ее закрыли в 1961 году, когда она находилась в «удручающем состоянии», а в 1991 году спешно отремонтировали — но к тому времени мародеры вытащили оттуда все, что можно, включая дубовые полы, двери и даже часть кровли. Дешевый ремонт на скорую руку оказался неудачным: штукатурка потрескалась, краска осыпалась, установленная для временного отопления печка закоптила все стены.

Сергей Смоляков

«Только в 2010 году наша семья и некоторые бывшие прихожане начали косметический ремонт. Правда, вскоре выяснилось, что придется делать капитальный», — рассказывала Ольга Смолякова, признавая, что в ремонтных работах они с мужем задействовали детей, хотя находиться в церкви было опасно из-за падающих обломков штукатурки. Тогда у корреспондентки это вызывало умиление.

«Трехлетний Кирилл, к примеру, выносил из храма мусор, насыпая его в свое маленькое ведерко», — писала она в своей статье.

Да и упоминания матушки Ольги о детях выглядели благожелательными и не несли в себе ни малейших признаков какого-то конфликта. «Старшие сыновья не могут нам помочь. Один сейчас живет в Казани с семьей и только устроился на новую работу. Еще двое сыновей недавно организовали собственное дело в Чамзинке, но пока работают в убыток», — объясняла Смолякова причину, по которой они с мужем, имея взрослых детей, просят пожертвований у незнакомых людей.

Анатолий, один из старших сыновей Смоляковых

При этом Readovka утверждает, что у Смолякова есть семейное предприятие — автосервис, в котором он якобы заставлял детей работать вместо учебы в школе.

«Дети там работают за еду. Как-то приезжаю на сервис, а они там вдвоем сидят. Голодные, без взрослых. Я их спрашиваю: а чего вы тут сидите? Домой бы пошли, поели бы. Они говорят: нет, нас мама отправила работать, нам нельзя», — рассказал источник издания. По его словам, однажды кто-то из клиентов пожаловался на некачественный ремонт автомобиля, и в салон приходила прокуратура, но работающие там несовершеннолетние ее не заинтересовали.

Разумеется, дети все равно пытались выбраться. «У меня была попытка сбежать в Москву. Родители пригрозили брату Михаилу, что если меня не вернет, то вышвырнут его с женой на улицу. После чего в их комнате открутили ручку у входной двери и отключили электричество. Брату с женой пришлось уйти к другим родственникам», — поведал Анатолий Смоляков о том, как выбрался из-под семейного крова.

Михаил и Анатолий Смоляковы

Начав жить отдельно, старшие братья продолжали поддерживать связь с другими детьми. От них они, к примеру, узнали, что в 2016 году Смоляковы увлеклись сыроедением — но не сами, а для своих отпрысков, пасынков и падчериц. «Родители сами ели нормальную еду, а им запретили ходить в школьную столовую. Они стали просить хлеб и сладости у одноклассников. Иногда ели конфеты, которые подбирали на кладбище», — передает рассказы братьев и сестер Михаил.

Друг семьи передал журналистам рассказ одной из дочерей Смоляковых: они с другими детьми таскали продукты у родителей, чтобы поесть хоть что-то кроме сырой пищи, но мать с отцом тщательно следили за содержимым холодильника вплоть до каждого миллиметра колбасы и бесчеловечно наказывали «невоздержанных».

«Одну из девушек оставили там на два дня. Без еды, воды и банально горшка. Когда о ней всё-таки вспомнили, обнаружили, что девочка справила нужду в углу помещения. Со слов друга семьи, в качестве наказания ребенка заставили съесть собственные испражнения», — описывает случившееся Readovka.

В какой-то момент, по его словам, измученные сыроедением девочки начали воровать еду в магазинах, и их, разумеется, застукали — но вновь вмешался Смоляков-старший. Он утверждает, что для сокрытия царивших в семье порядков — а попрошайничество и воровство рано или поздно привели бы к неминуемому разоблачению «домостроя» с сыроедением — детей перевели на домашнее обучение. При этом, как говорит Михаил, реальным обучением никто не занимался. «Складывалось ощущение, что родители просто боятся, что все дети рано или поздно покинут дом, и тогда они останутся без рабочей силы», — ​предполагает он.

Михаил Смоляков

Сестры, достигнув 18-летия, решили последовать примеру братьев и покинуть дом. Катя забрала свой паспорт, сбежала и скрывалась в заброшенной избе, но через некоторое время ее вычислили, поймали и вернули обратно.

«Меня связали и закрыли в погребе. Я сопротивлялась и кричала, умоляла отпустить, но никто не послушал», — рассказывает она.

Родной дочери Смоляковых Анне тоже есть что предъявить родителям. Как только она начала встречаться с молодым человеком, сразу же впала у отца с матерью в немилость: те запретили влюбленным видеться где-либо, кроме как под их бдительным присмотром, но, разумеется, запрет был нарушен.

«Меня отвезли в село Болгары к местному священнику — ​для вразумления, после чего лишили мобильного телефона и заперли дома», — рассказывает Анна, которую спас из заточения один из старших братьев.

Анна Смолякова

Все тот же «друг семьи» рассказал изданию Readovka, что на материнский капитал взрослой дочери отец Сергий через своих знакомых купил ей «халупу в общаге, красная цена которой, по оценкам экспертов, 250 тысяч», и «по документам заплатил за неё 850 тысяч рублей», а девушку просто поставил перед фактом, привезя к двери комнаты и отдав ключи. «Внутри: окна со щелями размером с кулак, незакрывающаяся дверь, никаких бытовых условий, даже газа», — цитирует издание своего источника.

Приемная дочь Екатерина, уже покинув дом, сама решила вернуться к Смоляковым — но не по доброй воле, а по нужде: она родила ребенка, но отношения с его отцом у нее не заладились, и девушке оказалось попросту некуда скрыться от постоянных скандалов. Вернувшись, она поняла, что там еще хуже, и решила вновь уйти — но не тут-то было.

«Меня связали и бросили в подвал, где я пролежала целый день. На тот момент я кормила ребенка грудью, но мне не давали этого делать. Пришел брат и снял веревки. Но пришлось еще сутки оставаться в подвале — ​якобы для того, чтобы ушло беснование. Я кричала, грозилась обратиться в полицию. Но мать сказала, что, как только выйду за порог, она сообщит в органы опеки и я лишусь малыша», — вспоминает Катя.

Когда «беснование ушло», девушку с ребенком отправили в Зубово-Полянский монастырь к знакомому Сергея Смолякова, отцу Алексею. Тот свел Екатерину с парнем, который тоже жил в монастыре, и обвенчал их. «Мы стали жить в маленьком доме. Вскоре я забеременела, а муж начал распускать руки. Окончательно расстались, когда он стал бить моего ребенка», — рассказала Катя журналистам.

В сентябре 2019 года отец Сергий свалился с велосипеда во время семейной прогулки и так сильно разбился, что попал в реанимацию. Ему удалили селезенку и диагностировали множественные переломы, один — с раздроблением. Во время сращения костей пришлось дважды удалять тромбы хирургическим путем, из-за лекарств в желудке образовались две язвы. Постаравшись забыть все накопившиеся обиды, дети собрались вокруг его койки в больнице и, как могли, поддерживали. Им даже казалось, будто отношения налаживаются, становясь «нормальными». Но как только Смоляков-старший вернулся домой, все пошло как прежде.

«Летом 2020 года, не выдержав побоев, младший брат Константин (имя изменено) ночью прибежал ко мне. Рассказал, что родители собираются отдать его в монастырь. Я успокоил — ​мол, границы закрыты в связи с пандемией, никуда тебя не отправят! Брат вернулся домой», — рассказывает Михаил.

Костю он описывает как «не по годам развитого» одаренного мальчика, отчаянно тянущегося к знаниям — но вместо книг, которые ему так хотелось читать, ему всегда «подсовывали псалтырь» и не пускали в школу, хотя он со своими данными мог бы учиться в лицее или гимназии.

«В сентябре этого года родители все же съездили в Абхазию, где оставили при монастыре двух несовершеннолетних детей. Мол, стали выходить из-под контроля, надо перевоспитать. К сожалению, у нас нет с этими братьями никакой связи», — говорит Михаил.

Он вспомнил множество случаев из жизни с родителями, когда те при проявлении неповиновения со стороны детей объявляли тех «бесноватыми», заставляли всю семью собираться вокруг кровати «одержимого» и читать молитвы, а потом возили ребенка к «московским старцам» на «изгнание бесов».

Дом Смоляковых

После поездки в Абхазию, когда стало ясно, что за неповиновение Смоляковы могут попросту запереть детей в монастыре, из семьи сбежали двое несовершеннолетних детей. На «свободе» они обратились за помощью к Михаилу и Анатолию. Те вместе с подростками отправились домой к родителям, чтобы забрать документы, но отец Сергий наотрез отказался отдавать бумаги, а потом и вовсе начал творить беспредел.

«Пошел в мастерскую и вернулся оттуда с большим гвоздодером. Он попытался напасть на братьев, но они закрылись в комнате. Тогда отец начал ломать дверь. Братьям пришлось прыгать в окно. Мы были возмущены и написали заявление в социальные органы. Но они оказались не нашей стороне. Когда опрашивали одного из братьев, то не зафиксировали в протоколе его слова о том, что отец бегал с гвоздодером», — рассказывает Анатолий.

Этот случай стал последней каплей. Шестеро детей Смоляковых решили добиться справедливости — чтобы отца Сергия и матушку Ольгу привлекли к уголовной ответственности за многолетние измывательства над несовершеннолетними.

«Мы хотим лишить их родительских прав. Оставшихся несовершеннолетних детей хотим забрать к себе. Также мы через СМИ хотим обратиться к общественности с просьбой о любой помощи. Но самое главное — ​сейчас нужен квалифицированный юрист, который доведет наше дело до конца!» — заявили Михаил и Анатолий мордовскому изданию «Столица С».

Они боятся, что отец Сергий воспользуется своими пресловутыми связями, заберет у них младших братьев и сестер, запрет их в доме, запугает и заставит отказаться от заявления, поданного в правоохранительные органы. Следственное управление СКР по Мордовии подтвердило, что по жалобе детей Смоляковых проводится проверка. Сергей Смоляков подал ответную жалобу, обвинив старших детей в похищении младших.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 26 раз