Кузнечик-десталинизатор: о чем на самом деле написан «Незнайка» Николая Носова

КУЛЬТУРА9 комментариев
Кузнечик-десталинизатор: о чем на самом деле написан «Незнайка» Николая Носова

Песня на слова Николая Носова и музыку Владимира Шаинского про кузнечика появилась почти пятьдесят лет назад и сразу же стала классикой. Даже совсем неспособные к музыке могут наиграть ее мелодию на одной гитарной струне, стоит им только показать – как.

С ролью композитора все понятно – он  был одним из величайших советских мелодистов и внес решающий вклад в то, что советская детская музыка стала уникальным культурным феноменом, тем, что пережило породившую ее цивилизацию, и подобного чему не имелось на Западе. Если хотите, песни БДХ – это наш ответ «Битлз» по части оригинальности и  неповторимости.

Но Носов  - автор слов  - почему кузнечик? Зачем его съела лягушка? О чем, вообще, песенка? Занявшись этим вопросом, я, думается,  обнаружил не только ответ на него, но и попутно вскрылся и самый смысл написания первой книги про Незнайку.

Николай Носов

Николай Носов был серьезный и настоящий писатель. Я давно уже пришел к выводу, что те, кого советская власть превозносила как классиков детской литературы, ими и являлись. А когда Мандельштам или Бродский пробовали писать для малых сих, выходило ужасно. Одновременно, Носов превосходил Осеевых и Бруштейн, затянутых и нудноватых, хотя и крепких ремесленников. Если брать поэтические параллели, то ими для него будут Михалков, Барто и  Маршак. То есть в детской прозе Носов – безусловный номер один.

Но он писал не только превосходные рассказы для детей, но и являлся чудесным литературным критиком и фельетонистом одновременно. Его сборник «На литературные темы» (1957), позже названный «Иронические юморески»,  - шедевр остроумия и наблюдательности, своего рода могильный камень на советской литературе периода «культа личности». 

Напомним, «Приключения Незнайки и его друзей» печатались в 1953-54 гг., то есть обе книги создавались примерно в одно время. Основной посыл юморесок Носова о литературе – высмеивание принципов соцреализма, всевозможных эпигонов и графоманов, как одолевавших редакции,  так и благополучно пристроившихся  в них. 

Писатель дает ироничные советы по написанию стихов, например -  «существует способ, по которому поэт берет первую строчку какого-нибудь известного стихотворения, например «Выхожу один я на дорогу», и начинает потихонечку бормотать… Остальное получается само собой:

Выхожу спокойно за ворота

И, придя с товарищами в цех,

Начинаю по гудку работу

Без каких-нибудь особенных помех.

Или  «пользуясь, например, одними существительными с небольшой добавкой предлогов, очень нетрудно создать вполне приличное стихотворение:

Стог. Овин. Осокорь. Тишина.

Блеск реки под горой. Холодище!

Купыри у оврага. На небе луна.

Тень плетня на родном пепелище».

А теперь вспоминаем Незнайку  - «Знайка шел гулять на речку, Перепрыгнул через овечку; Торопыжка был голодный, Проглотил утюг холодный; У Авоськи под  подушкой Лежит сладкая  ватрушка». 

Или вот такой опус: 

Я поймала комара. Нет, поймаю я себе

Та-ра, та-ра, та-ра-ра! Лучше муравьишку.

Комаришку я люблю, Муравьишка тоже грустен,

Тру-лю-люшки, тру-лю-лю! Тоже любит погулять...

Но комарик загрустил. Хватит с ними мне возиться -     Жалко комаришку. Надо книжку почитать.

 - Браво, браво! - воскликнул Тюбик и даже в ладоши захлопал.

     -  Очень хорошие стихи, - одобрил Гусля. - В них говорится не только  о комаре, но и о том, что надо книжку читать. Это полезные стихи.

     - А вот еще послушайте, -  сказала поэтесса  и прочитала стихи, в которых  говорилось уже не о комаре, а о стрекозе и которые кончались уже не словами о том, что «надо книжку почитать», а о  том, что «надо платье зашивать». Потом последовали стихи о мушке, которые кончались словами о том, что «надо руки умывать». Наконец были прочитаны стихи о том, что «надо полик подметать». 

И таких графоманских, но идеологически выверенных  стихов в повести немало - 

Огромный шар, надутый паром,

     Поднялся в воздух он недаром.

     Наш коротышка хоть не птица,

     Летать он все-таки годится.

     И все доступно уж, эхма!

     Теперь для нашего ума!

   Отважных путников встречаем с жаром!

     Отправились они с большим воздушным шаром,

     А возвратилися - ура! -

     Они без всякого шара.

Выходите по порядку,

     Становитесь на зарядку.

     Начинай с зарядки день,

     Разгоняй движеньем лень.

Шел я лесом, шел я лугом

     Со своим хорошим другом.

     Мы взбиралися на кочки,

     Любовались на цветочки.

     Вдруг с лягушкой повстречались

     И скорей домой помчались.

     Прибежали мы домой

     И сказали «ой!».

Из последнего стихотворения, кстати, ясно почему «страшнее лягушки зверя нет». Для крохотных малышей лягушка – ужасный хищник. Поэтому в песенке и не волк, пожирающий ягненка, и не тигр, а сопоставимая по размерам лягушка.

В «детской» повести долго и подробно разбираются вопросы  - 

  • литературы (Цветик и Смекайло) – «писателем быть очень трудно. Прежде чем стать писателем,  мне,  как  видите,  пришлось кое-чем  обзавестись, а это не так просто»; 
  • музыки (Гусля) – «с тех пор Незнайка перестал играть на трубе. 

     - Моей музыки не понимают, - говорил он. - Еще не  доросли  до  моей музыки»; 

  • живописи (Тюбик) – «когда он увидел на  стене  свой  портрет,  то  страшно  рассердился  и сказал,  что это не портрет, а бездарная, антихудожественная мазня». 

 Происходит травестирование «разборок» в творческих союзах СССР, их пародирование.

«Приключения Незнайки» стали для Носова способом воплощения его размышлений о литературной халтуре. Книжку можно трактовать  как дополнение и иллюстрацию к фельетонам писателя о графоманах и халтурщиках. Она словно написана одним из них. Носов отмечал в одной из юморесок – «Один наш личный знакомый, журнальный редактор, уверял, что редакция, в которой он работает, ежедневно получает от разных авторов по четыре мешка стихов». Кажется, что стихи в «Незнайке» из такого мешка.

Так что песенка про кузнечика выглядит вполне органичной среди прочих образчиков халтуры. Все ее содержание – пародия на те же штампы, которые Носов высмеивает в фельетонах. А подлинный ее автор – тот поэт, что шлет свои неуклюжие вирши в  редакции столичных газет. Носов не случайно глумится: «И такая печальная была эта песенка, что под конец даже  сами  певцы  не выдержали  и  горько заплакали. Всем было жалко бедного кузнечика, которого съела прожорливая лягушка. Слезы текли из их глаз в три ручья». Эту иронию дети не поймут, издевательство над приторным навязчивым морализмом – для взрослых. 

Помимо иронизирования над канонами советской литературы, в повесть вставлены и другие актуальные проблемы. «Что это у вас тут одни малышки живут - ни одного малыша нет?  -  с удивлением спросил Незнайка.

     -  Да,  в нашем городе остались только малышки, потому что все малыши поселились на пляже. Там у них свой город, называется Змеевка». Это отклик на решение 1954 года о возвращении к совместному обучению девочек и мальчиков в школах - «теперь никто не прогонял малышек, когда они хотели поиграть с малышами, - наоборот, их всегда принимали в игру».

В 1953 году случилось иное важное событие – бериевская/ворошиловская амнистия, в результате которой города Советского Союза захлестнула волна уличной преступности. Это время – пик криминальной субкультуры общества, более двух миллионов членов которого сидели за решеткой. Носов откликается и на эту проблему, педалируя проблему асоциального поведения отдельных малышей – «малыши  только  и  делали,  что дразнились…Ночью удрал из дому и начал творить разные безобразия. В одном доме  подпер  дверь  снаружи  поленом, так что наутро ее нельзя было открыть изнутри, а в другом доме подвесил над дверью чурбан, чтобы он ударял по голове каждого,  кто выходит,  в  третьем  доме  протянул  перед  дверью веревку,  чтобы все спотыкались и падали, в четвертом доме разобрал на крыше трубу, в пятом разбил стекла...   среди  малышей часто попадались такие, которые  не  могли  спокойно пройти мимо малышки, а обязательно скажут ей что-нибудь обидное, даже  толкнут  или,  еще того хуже, за косу  дернут».

Есть отклик и на навязчивые дискуссии о мичуринцах, Лысенко и вейсманизме-морганизме –  «Однажды осенью Соломка снарядила экспедицию в лес,  и ей удалось найти заросли диких арбузов на лесной полянке. Экспедиция вернулась с семенами диких арбузов,  и  весной  Соломка  посадила  семена  в землю.  Арбузы  выросли  большие,  но  оказались кислые. Соломка работала не покладая рук и пробовала сок от всех арбузов. Ей удалось  выбрать  арбуз,  в котором  был не очень кислый сок. На другой год она посадила семена от этого арбуза. На этот раз уродились арбузы не такие кислые, между ними  попадались даже  чуть  сладкие.  Соломка выбрала самый сладкий арбуз и на следующий год посадила семена от него. Так она делала несколько лет подряд и добилась, что арбузы стали сладкие как мед».

Ну а главный сюжет книжки – полет на воздушном шаре и его падение, это подведение итогов героического советского катастрофизма, от гибели стратонавтов и спасения челюскинцев до Чкалова, Гризодубовой и Леваневского.

Есть множество упоминаний о реалиях того времени – повальном увлечении футболом – «когда на улицах  города  начиналась  футбольная  игра,  которой  тоже  очень увлекались  жители,  ставни  в  домах закрывались… прекрасно  защищали  стекла  от  футбольного  мяча»,  появлении первых магнитофонов – «я могу поставить бормотограф в любой квартире, и он запишет все, о чем говорят».

Соцреализм требовал перевоспитания героя и счастливого конца. Этого у Носова предовольно – «выписанные малыши не дерутся на улицах, а, наоборот, ведут себя примерно и даже помогают малышкам убирать яблоки… Я раньше не хотел водиться с малышками и считал, что малыши лучше, а теперь я вижу, что малыши вовсе  не  лучше… Теперь всегда буду с малышками дружить».

Типичный ход соцреализма – дружба между хулиганистым пареньком и начитанной девушкой, облагораживающе на него действующей. «Я очень рада, что вы не такой, - ответила Синеглазка. - Мы будем с вами дружить.  У меня есть интересное предложение. Давайте писать друг другу письма. Сначала вы напишете мне письмо, а потом я вам.      «Вот те раз!» - подумал Незнайка, который умел писать только печатными буквами и очень стеснялся показать свою необразованность.

     - Зачем же письмо? - растерянно пробормотал он. - Мы  ведь  недалеко живем. Можно и так поговорить.

     -  Ах,  какой  вы  скучный,  Незнайка!  Вы  ничего  не хотите для меня сделать. Ведь это так интересно - письмо получить!»

Десталинизация в литературе началась с «Незнайки». До того Носов писал идеологически безупречные вещи – «Веселая семейка», «Дневник Толи Клюквина», «Витя Малеев в школе и дома», за что и получил Сталинскую премию – в самый последний год, когда их давали. А теперь он решил издеваться над советской литературой, но сделать это так, чтобы никто ничего не понял – мол, детская книжка, и хорошенько на этом подзаработать. 

Метки

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники и вы хотите привлечь к вашей проблеме внимание общественности – пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию».

Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в директ bloknot_russia. А так же whatsapp +79508687378

Подписывайтесь на наш канал в "Яндекс Дзен", на наш инстаграм @bloknot_russia, @bloknot_politika, @bloknot_trash и социальные сети Вконтакте, Одноклассники и Фейсбук.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 9 раз