Обвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказанияОбвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказания Обвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказанияОбвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказания Обвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказанияОбвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказания

Обвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказания

РЕГИОНЫПрокомментируйте новость
Обвиняемая по делу о смерти пациентов в ковидном госпитале Ростова может уйти от наказания

Дело дошло до суда спустя два года.

Еще в начале августа «Блокнот» писал, что по делу о смерти 13 пациентов в ковидном госпитале городской больницы №20 в октябре 2020 года, нашли подозреваемого. Им стала экс-заместитель главного врача по технике и хозяйственной части Анна Коленова.

Источник издания сообщал, что Коленова проходит по статье, связанной с нарушением требований безопасности опасных производственных объектов. Однако в итоге женщину будут судить за халатность, которая повлекла причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В материалах дела указано, что Анна Коленова обязана была наладить бесперебойное обеспечение ковидного госпиталя кислородом. Но что-то, видимо, пошло не так и она «не проконтролировала правильность составления подчиненными сотрудниками отдела эксплуатации и ремонта газового и вентиляционного оборудования и своевременность предоставления поставщикам заявок заказчика на поставку медицинского кислорода» в нужном объеме.

Как итог, 11 октября 2020 года после 21:00 давление газа начало снижаться, а с 22:10 до 22:50 подача кислорода и вовсе полностью прекратилась. Все аппараты ИВЛ перешли на режим вентиляции легких атмосферным воздухом. Однако концентрация кислорода в нем слишком мала для пациентов, болеющих тяжелой пневмонией.

Примечательно, что о смерти людей в заключении не говорится, хотя изначально уголовное дело было возбуждено по данному факту.

Экс-заместителю главврача по статье за халатность грозит крупный штраф или арест на срок до трех месяцев. Однако, как отмечает «Блокнот Ростов», все может выйти и так, что женщина обойдется без наказания. Все дело в том, что следствие по данному делу шло два года. А срок давности за халатность тоже составляет два года. Истекают они, напомним, 11 октября. Суд вряд ли успеет вынести вердикт до этого времени.

Горбольница №20

Напомним, что трагедия в ковидном госпитале произошла 11 октября 2020 года. О ней стало известно спустя несколько дней. Первые сообщения появились в телеграм-каналах, а затем о трагедии на заседании городской думы Ростова рассказал депутат Петр Пятибратов. Он попросил прокомментировать ситуацию сити-менеджера Ростова Алексею Логвиненко. Тогда мэр признался, что «есть проблемы с кислородом, с концентраторами». Однако после того, как информация появилась в СМИ, то позиция властей резко поменялась. Они начали говорить, что все это фейки и то, что полиция даже ищет их распространителей.

Позже, делом заинтересовалась известная правозащитница Екатерина Гордон, которая даже приехала в Ростов.

Екатерина Гордон

Она же опубликовала и показания дежурившего в ту ночь в госпитале врача-реаниматолога Артура Топорова. Доктор подробно описал все, что произошло в ту роковую ночь в крупнейшем ковидном госпитале города.

– «Мы вышли в смену с 21:00 до 3:00, в отделении находилось 25-27 человек, на двух докторов. На пересменке другая бригада отметила, что начал снижаться кислород в системе, у нас для этого установлен своего рода визуальный и звуковой индикатор, но после звонка в кислородную ситуация вроде поправилась, но стандартного давления достичь им не удалось, при этом, аппараты все ещё могли поддерживать постоянную 100% подачу кислорода. Затем, в течение интервала времени с 21:00 до 21:40, несколько раз кислород снижался, аппаратура начала реагировать снижением подачи кислорода к пациентам, но после нескольких звонков в кислородную, ситуация нормализовалась, аппараты продолжили подавать должную концентрацию, но кислород в системе был на отметке 2-2.5, я не знаю точных единиц измерения, обычно от 4 до 6, при снижении около 1.5 начинается звуковой сигнал и аппараты снижают подаваемую концентрацию. Точное количество кислородных провалов я не укажу за тот интервал, но раз 5-7 точно. В 21:40 ситуация усугубилась, больше 1.5 в системе кислород не поднимался, соответственно и аппараты не могли подавать достаточную концентрацию, максимум около 70%, и стоял постоянный гул. В кислородной на звонки реагировали, говорили, что ситуацию сейчас поправят, но поднять выше 1.5 они не могли. В связи с чем было принято решение связаться с нашим коллегой из чистой зоны и поставить вопрос о подключении личного кислородного резерва для отделения. Этот момент был оперативно решён.

Артур Топоров Фото: соцсети

Также, мой коллега связался с начальником госпиталя Титовым Анатолием Петровичем и поставил его в известность. И все же мы постоянно старались звонить в кислородную, в надежде на положительный ответ и результат. Под «мы» я подразумеваю как врачей, так и медсестёр, по той причине, что клинически все пациенты начали реагировать ухудшением на снижение кислорода в большей или меньшей степени, и рук на это не хватало. Но с 22:10 гул прекратился, изначально, мы думали, что кислород подняли и ситуация исправилась, но нет, кислородная стрелка упала на 0, наш резерв закончился, так как на такие объёмы рассчитан не был, аппараты подавали максимум 21% кислорода, состояние всех пациентов резко ухудшилось, данный факт отражен во всех историях больных, которые лежали в нашем отделении в тот момент. Титов А. П. был снова проинформировал о происходящем. Период полного отсутствия кислорода длился около 40 минут, до 22:50. Все было сумбурно очень в этот момент, поэтому детали звонков, передвижение по палатам и порядок реанимационных мероприятий у каждого отдельного пациента я не смогу рассказать точно, приходилось разрываться везде. Пациенты начали прогрессивно ухудшаться с 21:10, как только участились перепады, в зависимости от того, на сколько тяжёлым было их состояние. И в 21:10 была фиксирована первая клиническая смерть, с последующим проведением реанимационных мероприятий до 21:40, и пятая клиническая смерть была фиксирована около 22:30, с проведением реанимационных мероприятий до 23:00». – говорилось в показаниях медика.

Информацию врача подтвердил и Борис Розин, который на тот момент возглавлял отделение, но находился в отпуске. Опытный врач посоветовал молодым коллегам внести все данные в историю болезни пациентов. Позже стало известно, что информация осталась только в электронных версиях, где ее поменять невозможно. В бумажных же это попытались скрыть.

Несмотря на все попытки властей 30 октября 2020 года СК возбудил уголовное дело на неустановленных лиц. Причем речь шла о пяти смертях, хотя по данным СМИ жертв было не менее 13.

Незадолго до того, как стало известно о возбуждении уголовного дела неожиданно ушли в отставку министр здравоохранения региона Татьяна Быковская и ее протеже — глава управления здравоохранения Ростова Надежда Левицкая.

Экс-глава Минздрава Ростовской области Татьяна Быковская

Затем не менее странная история произошла и с компанией, которая была основным поставщиком кислорода в больницу. ООО «Оксиген», которое работал много лет, неожиданно свернуло свою деятельность и вывезла оборудование по производству кислорода с территории ГБСМП. Причины такого так и остались неизвестны.

Автор текста: Роман Неведров

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Кто-то бьет, прежде всего, по Германии»: кому выгодна диверсия на «Северном потоке»

ЧП

В районе утечки из газопровода зафиксировали два мощных подводных взрыва.

Как власть исправляет ошибки при мобилизации: перегибы военкоматов могут стать триггером социальных протестов

ОБЩЕСТВО

Уволен первый региональный военный комиссар, а губернаторы стараются взять ситуацию под личный контроль