Без вины виноватая: дело об убийстве расчлененного вдовой рэпера разваливается на глазах

ОБЩЕСТВО8 комментариев
Без вины виноватая: дело об убийстве расчлененного вдовой рэпера разваливается на глазах

Следствие предъявило Марине Кохал обвинение и будет добиваться ареста, но у него нет ни мотива, ни орудия убийства, ни доказательств ссоры между супругами.

Дело о гибели рэпера Энди Картрайта, он же уроженец Украины Александр Юшко, обещает стать едва ли не более громким, чем истории доцента (теперь уже бывшего) СПбГУ Олега Соколова, застрелившего и расчленившего молодую сожительницу-аспирантку, и петербуржца Николая Тихонова, который в пылу ссоры из-за развода зарубил топором и разрезал на части свою жену Любовь.

Обвинение в убийстве музыканта предъявлено его жене, поскольку ее рассказ о смерти мужа от передозировки опровергли первые же данные экспертиз, — а именно на нем и базировалась дичайшая история расчленения трупа мужчины с целью спасти его репутацию от наркоманского клейма и сделать вид, будто бы он «просто исчез». Вдобавок чуть ли не все друзья Юшко заявили, что он никогда не баловался наркотиками, предпочитая употреблять спиртное.

Следственное управление СКР по Санкт-Петербургу выдвинуло рабочую версию: 36-летняя Марина Кохал вступила со своим 30-летним мужем в «конфликт, внезапно возникший на почве неприязненных личных отношений», и «неустановленным образом причинила ему смерть», а потом ради «сокрытия следов преступления» расчленила тело «на отдельные части с целью последующего уничтожения».

Проблема, как пишет петербургское издание «Фонтанка» со ссылкой на осведомленные о ходе расследования источники, заключается в том, что Марина Кохал продолжает настаивать на своей невиновности.

«Вину в убийстве не признала, настаивает на обнаружении его уже мертвым, расчленение подтвердила», — рассказывает о результатах работы СКР с обвиняемой близкий к следствию источник.

У сотрудников следственного ведомства нет доказательств того, что между супругами действительно произошла ссора, гипотетически закончившаяся убийством. Не найдено и каких-либо, пусть даже косвенных, подтверждений тому, что отношения между Мариной и Александром были напряженными. Мотива, соответственно, нет — да и способ убийства тоже не установлен.

«Фабула обвинения занимает меньше листа А4», — пишет «Фонтанка» со ссылкой на своего собеседника. По его словам, следователи надеются к заседанию суда по избранию меры пресечения для обвиняемой (они запрашивают арест) найти какого-нибудь свидетеля, который сможет подтвердить, что супруги ссорились. Пока же единственным «регулярным» очевидцем семейной жизни Энди Картрайта и его второй половины можно считать только тещу — ту самую, что помогала дочери расчленять тело рэпера. Разумеется, ее показания никоим образом не подкрепили версию следствия.

Одна из соседок рассказала, что в день смерти Юшко слышала громкий детский крик, предположительно раздавшийся в квартире рэпера.

После официального предъявления обвинения Марину вновь допросили, свозили в квартиру на Невском, где она жила с мужем, сверили ее показания и зафиксировали их на видео. Но никаких подвижек в деле, видимо, не произошло.

СМИ не исключают, что дело о расчленении тела рэпера может закончиться так же, как прогремевшая зимой петербургская история о найденной на бетонном заводе бочке с трупом женщины. Следствие задержало сына умершей, Алексея Толчина, обвинив его в ее убийстве, и затем добилось ареста. Мужчина умудрился сбежать по дороге в суд, две недели прятался от следствия на чердаке, и в СКР уверились, что он виновен. Однако Толчин изначально утверждал, что его мать скончалась от естественных причин, а выбранный им способ ее захоронения — в бочке — не является уголовно наказуемым. В результате экспертиза подтвердила слова мужчины, и дело против него было прекращено.

Сейчас история может повториться в деле об убийстве Александра Юшко. У следствия не получается даже составить целостный портрет обвиняемой по отзывам знающих ее людей. Характеристики поступают противоречивые. Так, некий знакомый Энди Картрайта в разговоре с журналистами назвал Марину Кохал «человеком со странностями»: по его словам, она всерьез увлекается эзотерикой и с самого начала отношений заразила этим увлечением своего мужа Александра.

«Однажды я услышал знакомые термины от Саши, он слишком много стал говорить об этом. Поинтересовался, откуда у него взялись такие интересы. Он ответил, что от новой подруги Марины. Тогда я забеспокоился», — вспомнил знакомый музыканта. Разговоры Кохал о своих интересах казались ему «пугающими», как и сами эти интересы. Мужчина даже не исключает, что смерть Энди Картрайта стала частью «какого-то ритуального обряда».

Другой знакомый музыканта — рэпер Obe 1 Kanobe — рассказал, что Марина показалась ему очень приятной и открытой, а их брак вполне счастливым. По его словам, для него крайне неожиданны звучащие сейчас рассказы о Кохал как неадекватной поклоннице эзотерических учений, которая якобы принимала некие препараты и увлекалась темными силами.

Вне зависимости от радикально различающихся отзывов о Марине, вызывает подозрения один факт: хотя они с Александром были женаты много лет и вместе воспитывали маленькую дочь, музыкант явно не афишировал спутницу своей жизни. В его аккаунтах в соцсетях есть всего лишь одно их совместное фото, за 2016 год, да и на том лица Кохал не видно.

Вопросом о вменяемости Марины пользователи соцсетей начали задаваться сразу же после того, как стало известно о деталях ее «работы» над телом покойного супруга. Скорее всего, в ближайшее время следствие назначит психолого-психиатрическую экспертизу, которая определит, насколько Кохал отдавала себе отчет в своих действиях и способна ли отвечать за них перед законом.

Психиатр-нарколог Игорь Лазарев предположил, что Марина могла впасть в состояние психоза от стресса из-за смерти мужа. «В психиатрии есть такое понятие как психогенные расстройства, когда у людей на какую-то стрессовую ситуацию развиваются кратковременные психозы. В этой ситуации человек не отдает отчет своим действиям. Поэтому у меня первое предположение возникло, что это у нее развилось какое-то психическое расстройство на фоне стресса», — сказал эксперт.

Следов наркотических веществ в крови Когал экспертиза не обнаружила — только фенобарбитал, который входит в состав широко распространенных безрецептурных лекарственных средств типа корвалола и валокордина. Правда, анализы у нее взяли на пятый день после смерти рэпера.

То, что сделала Марина Кохал с телом мужа, шокирует не меньше — если не больше, — чем содеянное петербургским историком Соколовым, который разделывал труп убитой любовницы, принимая в соседней комнате гостей, а потом разложил останки по сумкам и начал выбрасывать их в Мойку прямо с набережной в центре города. Если бы он не поскользнулся на мокром граните и не упал в воду, о страшной участи его жертвы Анастасии Ещенко стало бы известно как минимум гораздо позже. У Марины Кохал тоже были все шансы скрыть смерть мужа. И, похоже, она так и собиралась поступить.

По версии самой женщины, 24 июля она ушла из дома на трехчасовую прогулку, а вернувшись, обнаружила своего супруга Александра Юшко мертвым в его рабочем кабинете, куда он запрещал им с дочкой заходить без его разрешения. Марина утверждает, что мужчина лежал в неестественной позе, лицо его посинела, изо рта выступила пена, пульс и дыхание отсутствовали, а рядом валялся шприц с некой жидкостью.

Кохал настаивает на том, что — по крайней мере, ей так казалось — в последнее время из-за отсутствия заработков и падения доходов на коронавирусном карантине Энди Картрайт впал в депрессию и начал употреблять наркотики. Женщина рассказала, что в их подъезд якобы постоянно наведывались «закладчики».

Далее начинается самое невероятное. Найдя мужа мертвым и сочтя причиной его смерти передозировку наркотиков, Марина пугается, что клеймо наркомана очернит репутацию и испортит всю историю творческого пути ее супруга, поэтому придумывает дикий план. В результате его реализации Энди Картрайт должен был «просто исчезнуть».

Друзья музыканта подтвердили, что он частенько пропадал на несколько недель, не давая о себе знать, поэтому они легко поверили бы в историю очередной отлучки (из которой рэпер так и не вернулся бы).

Кохал никому не сказала, что Александр мертв. Маленькую дочку она попросту не пускала в кабинет, где лежало тело ее отца. Вскоре Марина срезала кожу с пальцев мужа и отнесла на помойку, рассчитывая, что там ее «съедят крысы». Затем начала разделывать труп супруга ножовкой и другими подручными орудиями домашнего труда. Отделенные части она раскладывала по полиэтиленовым пакетам и убирала в холодильник.

Шприц с неведомой жидкостью, который Марина якобы обнаружила рядом с телом мужа, пропал. Куда он делся, доподлинно неизвестно. СМИ со ссылкой на разные источники пишут, что Кохал то ли специально от него избавилась, то ли куда-то задевала в панике и потом не смогла найти, чтобы предъявить полицейским.

Через двое суток после смерти Юшко его жена позвонила своей матери и рассказала о случившемся. Та пришла в ужас и начала уговаривать дочь обратиться в полицию. Марина осталась непреклонна, и в результате теща Энди Картрайта приехала и помогла расчленять его тело.

Женщины вынули внутренности умершего и прокрутили их в стиральной машине, чтобы «избавиться от смрада». С той же целью они обваливали отделяемые части тела в соли. Попутно в квартире использовались всяческие ароматизаторы. К приезду полиции она была так тщательно вычищена, что если бы не пакеты с останками в коридоре и холодильнике, ничто не свидетельствовало бы о кровавой драме, которая разыгрывалась там на протяжении нескольких дней.

Параллельно с расчленением тела мужа Марина пользовалась его аккаунтами в социальных сетях, чтобы создать видимость, будто он еще жив. Она публиковала сообщения, отвечала поклонникам и просто заходила на страницы.

В Instagram женщина выложила фото татуировки с изображением катафалка и надписью «Будет маловат». Когда станет известно о смерти Картрайта и расчленении его тела, многие сочтут этот пост зловеще-пророческим — и лишь через некоторое время поймут, что на момент публикации катафалк был уже не просто символикой.

На пятый день после смерти Александра Юшко его жена, как она сама теперь утверждает, внезапно осознала, что не знает, как дальше поступить с его останками, поэтому позвонила знакомой женщине-адвокату. Та от имени Кохал позвонила в полицию.

Теперь, когда экспертиза однозначно опровергла рассказ Марины о том, что Юшко употреблял наркотики и мог скончаться от передозировки, Кохал начала строить предположения о сердечном приступе. Чтобы подтвердить искренность своего заблуждения о пристрастии мужа к наркотикам, женщина изъявила готовность пройти проверку на полиграфе.

Сейчас Марина Кохал находится в статусе обвиняемой, ее мать — под подпиской о невыезде. Сегодня ее доставили в суд, где на закрытом заседании решался вопрос о мере пресечения (следствие ходатайствовало об аресте). Однако судья постановил продлить женщине срок задержания.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 8 раз