Неопубликованное интервью Барабанщикова: чего боится Смольный?

ПОЛИТИКАПрокомментируйте новость
Неопубликованное интервью Барабанщикова: чего боится Смольный?

Настоящая причина преследования Алексея Барабанщикова может заключаться в его нежелании замалчивать правду о катастрофичном положении рынка социального питания Петербурга

Утром 10 ноября в главный офис Управления социального питания Правительства Санкт-Петербурга с обыском пришли более полусотни сотрудников правоохранительных органов и ФСБ. Причиной стало уголовное дело в отношении главы управления Алексея Барабанщикова. Его подозревают в причинении ущерба городу при проведении тендера на соцпитание для образовательных учреждений Пушкинского района Петербурга.

Однако настоящая причина преследования Алексея Барабанщикова может заключаться в его нежелании замалчивать правду о катастрофичном положении рынка социального питания Петербурга. За месяц до задержания глава УСП дал резонансное интервью «Деловому Петербургу» о состоянии соцпита, он также обвинил Смольный в нежелании и неспособности навести порядок на рынке. Как сообщали СМИ, после этого интервью Барабанщикову предложили уволиться по собственному желанию. После отказа в отношении него была начата служебная проверка.

После этих событий Алексей Барабанщиков дал ещё одно интервью, в этот раз он был ещё более откровенен и открыто рассказал о проблемах городского соцпита, а главное причинах этих проблем. На момент задержания чиновника публикация интервью находилась на стадии согласования с крупными городскими изданиями, которые могли бы его разместить на своих ресурсах, но везде был получен отказ. Учитывая происходящее на рынке социального питания в последние месяцы, публикация заявлений Барабанщикова представляет опасность для многих интересантов.

Есть основания полагать, что целью его задержания было именно помешать выходу статьи. Но мы всё же приняли решение опубликовать выдержки из большого интервью главы УСП о тёмной стороне системы соцпитания Петербурга, которому не суждено было выйти.

Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов

Контроль за системой социального питания Санкт-Петербурга ведётся сразу несколькими надзорными органами и государственными структурами, такими как Роспотребнадзор, Федеральная антимонопольная служба, районные отделы образования и закупок, и другие. Их координацию осуществляет Управление социального питания. Однако само ведомство ограничено в своих возможностях и может давать лишь рекомендации. И в итоге только чиновники на местах решают, как им организовывать соцпитание в своих районах.

Управление социального питания по своей сути не является надзорным органом, оно может лишь давать рекомендации комбинатам и правительству города по повышению качества социального питания. В своём прошлом интервью Вы рассказали про рекомендации, которые даёте районным администрациям, которые и занимаются решением проблем на местах. Чиновники районных администраций предпочитают исполнять или игнорируют эти рекомендации?

Ситуация меняется от района к району. С одной стороны, в некоторых районах мы видим улучшение ситуации, например, в Василеостровском районе, но, к сожалению, большая часть районных администраций не заинтересована в том, чтобы повышать качество питания. Нужно понимать, что в городе десятилетиями выстраивалась система, в которой районные администрации постоянно работают с одними и теми же компаниями. У некоторых уже чуть ли не родственные связи образовались. Конечно, это не может не сказываться на том, как администрация района воспринимает работу поставщиков в школах и детских садах района. В то же время, в том же Петроградском районе имеет место ситуация, когда организаторы питания в школах и сами школы систематически нарушают нормы и правила организации питания, но тут сложно винить администрацию района, потому что там нужно выделять большие деньги на модернизацию и ремонт самих зданий школ. Это уже не уровень администрации района, это уровень городской администрации.

Ситуация должна была измениться после перевода торгов из-под контроля районных чиновников в ведение Комитета по госзакупкам. Это бы лишило администрации районов главного инструмента – возможности влиять на результаты торгов, а значит и определять победителей. Именно этим занялся Алексей Барабанщиков первым делом после того, как возглавил УСП. Эта инициатива вызвала вал критики со стороны комбинатов, которые через подконтрольные СМИ пугали петербуржцев уничтожением рынка соцпита. Но вышло ровно наоборот, и сегодня те же самые комбинаты участвуют в торгах по новым правилам и даже побеждают.

Вы возглавили УСП в 2020 году, и практически сразу система распределения госконтрактов начала меняться. Частично проведение тендеров перешло под прямой контроль петербургского Комитета по госзакупкам. Не все участники рынка были довольны реформой и переменами на рынке питания. Звучали заявления о монополизации рынка и выдавливании малого бизнеса. Сейчас, спустя год, видно, что основные игроки остались прежние, а число участников рынка наоборот увеличилось, начали звучать новые названия компаний. Означает ли это, что некоторым компаниям попросту не хочется разрушать сложившиеся связи и терять позиции на рынке, которые они получили благодаря договоренностям с администрациями районов?

Когда Управление ФАС раскрыло очередной картель в Колпино, то в деле было четкое указание на факт сотрудничества сотрудников администрации района с поставщиками. Естественно, что рядом с большими деньгами, особенно бюджетными, всегда есть люди, которые хотят заработать любым возможным способом, в том числе и незаконным. Опять же, поставщики работают годами в одних и тех же районах. Тут уместнее задать вопрос правоохранительным органам: есть ли такой лоббизм? Если есть, то приводит ли он к общественно опасным последствиям, теряет ли городской бюджет деньги?

И очень показательно то, как отреагировали некоторые игроки рынка социального питания на изменение системы закупок, централизацию через Комитет по государственному заказу. Казалось бы, они радоваться должны, ведь теперь требования для всех районов, для всех школ и детских садов разработаны по единому стандарту, больше нет так называемых «заточек», когда документация разрабатывается под конкретное предприятие, у которого есть связи с администрацией района, но почему-то мы получили шквал критики. Я думаю, уместно предположить, что некоторым предприятиям новая система невыгодна, потому что она разрушает сложившиеся связи и договоренности.

В целом на рынке со временем развился комплекс проблем: картелизация, когда контракты с минимальным снижением цены уходили по договоренности нужным компаниям, откровенный лоббизм со стороны некоторых компаний, которые забирали себе целые районы, потому что имели нужные связи в администрациях районов, сейчас начался демпинг, потому что некоторые комбинаты не могут победить в тендерах никаким иным способом, кроме как снизив цену почти в два раза. Все эти проблемы постепенно разрешаются, вопрос только в том, как быстро удастся это сделать.

Несмотря на эффективность новой системы, часть тендеров по-прежнему остаётся в руках нескольких районных администраций. Это позволяет сравнить, как влияют два подхода на распределение контрактов. Например, почти все тендеры Калининского района проводились местными чиновниками, и там не произошло никаких изменений – поставщик остался прежний, а конкурентная борьба отсутствовала в принципе. В то же время тендеры для Приморского района проводились КГЗ, и там взамен одного поставщика появилось сразу три, а торги проходили в условиях конкуренции, что позволило снизить цену контрактов в разумных пределах.

Если новая система более справедлива и открыта, почему часть тендеров проводится через Комитет по государственному заказу, а часть – по старинке через администрации районов?

Согласно законодательству, закупки на сумму до 3 млн рублей организует само учреждение, от 3 до 40 млн рублей – администрация района, от 40 млн рублей – Комитет по государственному заказу. Была предложена новая схема закупок, согласно которой все контракты в школах одного района должны были разыгрываться на конкурсах, организуемых Комитетом по государственному заказу, в каких-то районах это один лот, в каких-то три или четыре, зависит от количества школ и учеников, и, соответственно, количества бюджетных средств, выделенных на питание детей. Но с самого начала эта инициатива встретила мощное сопротивление со стороны участников рынка и не получила должной поддержки от Смольного.

Перевести все районы на новую и эффективную систему возможно, для этого достаточно распоряжения из Смольного. Но городские чиновники не проявляют какой-либо заинтересованности в этом, а у самого УСП банально не хватает полномочий.

Заинтересованность частных предприятий в сохранении старой системы понятна, но почему руководство города оказалось против?

Я не знаю, с чем это связано, к сожалению. С одной стороны, Комитет по государственному заказу активно включился в работу, организует закупки, и методы работы Комитета по госзаказу признаны Федеральной антимонопольной службой России как одни из наиболее проконкурентных в России. То есть на федеральном уровне им сказали, что они все делают правильно, что они повышают конкуренцию на рынке. С другой стороны, мы видим сопротивление администраций районов, которые не хотят выпускать из рук бюджетные деньги, мешает полностью перейти на новую систему. Мы знаем примеры того, как компании побеждали в конкурсах, организованных Комитетом по государственному заказу, потом договаривались с заказчиками и расторгали договоры по соглашению сторон, чтобы затем переиграть конкурс уже через администрацию района и получить контракты по более выгодным для себя ценам. Почему Смольный не обращает на это внимания? Видимо, есть другие приоритеты.

Результатом бездействия Смольного является сохранение связей между комбинатами и чиновниками. Например, в 2020 году УФАС раскрыло «Колпинский картель», один из крупнейших в городе. Чиновники Колпинского района составляли конкурсную документацию таким образом, чтобы выиграть мог только комбинат «Артис-Детское питание», а мнимую конкуренцию ему составляли семь малых предприятий. Но в 2021 году тендеры в Колпинском районе вновь выиграл «Артис-Детское питание». По сути ничего не изменилось, комбинат лишь заплатил небольшой штраф, по сути, из тех же денег, которые получает за контракты.

Получается, что старая система выгодна поставщикам, давно присутствующим на рынке, а есть те, кто заинтересован в новой системе, в реформах?

Если мы говорим о практике «один район – один лот», то она выгодна всем: предприятиям, которые могут одержать победу в честной конкурентной борьбе, городскому бюджету, потому что повысилась экономия бюджетных средств, наконец, самим школьникам и их родителям, потому что их будут кормить качественнее. При этом она крайне невыгодна и даже сильно вредит тем, кто привык забирать контракты по договоренности с администрациями районов, коррумпированным сотрудникам этих администраций, разнообразным должностным лицам, причастным к работе в конкурсных комиссиях. Рынок социального питания очень большой, и, если у вас есть стабильные действующие договоренности с коррупционерами, вы можете годами осваивать сотни миллионов рублей из бюджета, не опасаясь ни конкуренции, ни каких-либо жалоб со стороны учеников, потому что вас будут очень активно прикрывать.

Назывались даже конкретные вероятные связки комбинатов и чиновников. Экс-глава УСП Наталья Петрова и «Фирма Флоридан», глава Фрунзенского района Константин Серов и «ТЗБ «Петроградская», экс-чиновники из КЭРППиТ Владимир Дардыкин и «База «Мария», и другие. Но каких-либо проверок в отношении них не проводилось, хотя они могли быть инициированы Смольным.

Экс-глава УСП Наталья Петрова

Петербургские журналисты также обращали внимание горожан на то, что некоторые комбинаты питания связаны с чиновниками из Смольного и с некоторыми главами районов. Например, вашу предшественницу Наталья Петрову связывали с компанией АО «Фирма Флоридан». Чувствуете ли вы сейчас давление или даже противодействие со стороны Смольного или администраций районов?

Я ничего не могу сказать про госпожу Петрову, но я могу однозначно сказать, что мы регулярно сталкиваемся с откровенным противодействием из Смольного. Это неудивительно, потому что у некоторых предприятий есть влияние на самых высокопоставленных чиновников, в том числе на тех, которые сейчас продолжают работать в органах государственной власти. Сложившаяся система деловых и дружеских связей запросто может лишить возможности осуществлять полноценную работу целому государственному учреждению. Управление социального питания в такой ситуации становится в положение рекомендационно-методического органа. Мы можем просто выявить проблему, указать на нее, дать рекомендации. Все остальное мы можем делать, только преодолевая чудовищное сопротивление.

Равнодушие чиновников к проблеме сферы соцпита для Петербурга уже стало нормой. Но больше удивляет их безразличие к собственной судьбе. После того, как по распоряжению президента Владимира Путина школьное питание стало бесплатным для всех учеников младших классов России, он установил чёткий срок – к 1 сентября 2023 года все регионы обязаны поднять качество соцпита до современных требований. Но пока что мы можем наблюдать лишь деградацию городской системы. И крайне маловероятно, что к заявленному сроку в Петербурге произойдут позитивные изменения. Непременно будет задан вопрос, кто ответственен за провал президентского поручения? Вероятно, виновный будет просто назначен.

Наверное, самый главный вопрос, который может вывести проблематику петербургского соцпита на федеральный уровень: Смольный сможет выполнить поручение Президента по созданию современной инфраструктуры соцпитания в обозначенный срок?

С текущими темпами работы? Нет, это невозможно. Предстоит сделать очень много работы. Нужно модернизировать оборудование в школах, нужно полностью менять подход к закупкам, причем не только в части централизации закупок, но и в изменении оценок участников конкурсов с упором на неценовые критерии оценки, нужно создавать единые требования ко всем участникам рынка. В принципе, как минимум часть предприятий, в том числе частных комбинатов, готовы меняться и выстраивать работу на иных принципах: с упором на качество, развитие отрасли. Но сопротивление недобросовестных компаний слишком сильное. Если в Смольном придут к выводу, что нужно решать эту проблему, то, как мне кажется, все получится. Главное, чтобы не начали решать, когда срок исполнения поручения Президента уже выйдет, а то получится как с уборкой снега в 2018 году.

Это интервью было дано Алексеем Барабанщиковым ещё до его задержания. В нём он открыто заявил о заинтересованности высокопоставленных чиновников Петербурга в сохранении городского рынка соцпита закрытым, картелизированным и максимально прибыльным для заинтересованных лиц. В ответ, словно в насмешку, против главы УСП было заведено уголовное дело по части 2 статьи 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием группой лиц по предварительному сговору». Ведь именно эта статья должна быть предьявлена тем, кто годами наживается на петербуржских детях, в буквальном смысле вытаскивая хлеб из их тарелок.

Мы уверены, что опубликованное нами интервью может привести к усилению давления на тех, кто не желает молча смотреть на происходящий в сфере соцпитания хаос. Но только правда и стойкость помогут Петербургу в итоге избавиться от чиновников и предпринимателей, которые готовы рисковать здоровьем сотен тысяч детей из-за собственной жадности.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 0 раз

Хронология убийства: СМИ поминутно разобрали действия стрелка из московского МФЦ

Криминал

В ближайшее время Сергея Глазова отправят на психиатрическую экспертизу.

В Новосибирске учительницу онлайн-гимназии вынудили уволиться из-за эротического танца в Instagram

ОБЩЕСТВО

На Викторию Каширину пожаловалась одна из родительниц, дочка которой "облайкала" ролик в соцсетях.

Аресты российских чиновников поставили на поток: в Санкт-Петербурге задержан экс-глава одного из районов

ОБЩЕСТВО

Его подозревают в хищении более 165 млн рублей. Вспоминаем и другие громкие дела госслужащих-взяточников.

Да их и не звали: Китай развенчал американский пафос с «бойкотом» Олимпиады

Власть

Представитель посольства КНР в США назвал решение Белого дома не посылать чиновников на Игры в Пекин неуместным позерством и политической манипуляцией.