Почему палестинский конфликт быстро не закончится

ПОЛИТИКА1 комментарий
Почему палестинский конфликт быстро не закончится

Палестинский конфликт, наверное, самый длительный из ныне длящихся. Даже кашмирский имеет «всего» 75 лет, тогда как арабо-еврейское противостояние продолжается не менее ста лет.

Ушли в прошлое германо-французский из-за Эльзаса, проиграли сербы на Балканах по всем направлениям и утихли, Карабахский конфликт, смеем надеяться, закончился восстановлением статус-кво и крахом мечтаний о Великой Армении. Приднестровский, юго-осетинский  и абхазский давно перешли в стадию словесных вялых перепалок, да и исторически они совсем молоды.

Недавняя вспышка  вокруг Газы не может рассматриваться в отрыве от всей предыдущей истории, иначе наблюдатель будет просто блуждать в потемках, не видя корней эскалации. Обсуждать противостояние в Палестине в рамках «здесь и сейчас» все равно, что обсуждать конфликт на Донбассе, не задумываясь  о первопричинах, которые могут не лежать на виду, но оказывать постоянное и решающее воздействие.

Разрушения в секторе Газа и Израиле в мае 2021 года

До начала XX века Палестина была одним из самых мирных уголков Османской империи. Резня могла вспыхивать по соседству – в Ливане, где друзы резали христиан-маронитов, но не в Иерусалиме и его окрестностях. Там шло активное соперничество между европейскими державами за контроль над храмами (приведшее к Крымской войне), но сама жизнь была спокойной.

Все изменилось на рубеже XIX-XX веков - после начала еврейской иммиграции. Сионистская колонизация Палестины стала последним колонизационным проектом Запада. К концу 19 столетия в Палестине имелась еврейская община численностью примерно в 65 тысяч человек при общем населении провинции в 650 тысяч. При этом они  в большинстве своем были недавними выходцами из Европы. Сразу скажем – еврейское присутствие в Палестине практически никогда не прекращалось после  изгнания при императоре Адриане во II веке н.э., но иудеи вместе с караимами и самаритянами никогда не составляли не просто большинства, но даже заметной части населения. 

После завоевания Палестины в VII веке арабами, они стали господствующим населением региона, будучи в основном мусульманами-суннитами, но также имелось немало арабов-православных и других конфессий. Еще отметим, что до начала XX века никто не рассуждал о провинциях Османской империи в категориях этничности. Палестина была просто Палестиной, ни арабской, ни еврейской, ни турецкой. 

Карта Палестины 1759 года, показывающая расселение евреев

И только на рубеже веков, с бурным ростом национального самосознания, начались изменения, приведшие к трагическим последствиям. Стремительный рост национальных чувств в Европе затронул и евреев. Поскольку для тех из них, кто не хотел ассимилироваться, будущего в Европе не было, возникла идея колонизации Палестины. 

В этом проекте переселения не было ничего по тем временам неприемлемого. Точно также миллионы европейцев переселялись в обе Америки, в Австралию, Новую Зеландию, Южную Африку. Желаниями и настроениями аборигенов никто не интересовался.  В случае с Палестиной  было принято в качестве идеологического обоснование представление о некой земле предков, навсегда данной богоизбранному народу. Так что  сионизм был не более «научен» или «справедлив» чем коммунизм, социализм или иное популярное идеологическое течение того времени. Сионистское переселение было таким же мессианским проектом как, скажем, крестовые походы средневековья во имя освобождения Гроба господня.

Опираясь на слабость властей Османской империи, благоприятную политическую конъюнктуру,  разрозненность и отсталость местных арабов, финансовую помощь богатых единоверцев (банкир Ротшильд финансировал Palestine Jewish Colonization Association ), передовые технологии, сионистский проект победил. 


Члены Палестинского еврейского колонизационного общества на болоте Кабра. Справа налево: Иегуда Цви Розенхек, генеральный управляющий; Шмуэль Гольдман, инженер; Генри Франк, директор; Моше Гинсбург, главный казначей и Амрам Хазнов, агроном

Однако с его победами росла и сила противодействия. Год за годом арабы все негативнее относились к перспективе оказаться в зависимом положении на земле, которую они считали более тысячи лет своей. Столкновения с палестинцами, начавшиеся как межобщинные столкновения, переросли уже в межгосударственные, после образования  Израиля в 1947 году по решению ООН.  

Бессмысленно сегодня обсуждать – имели ли право великие державы в Нью-Йорке решать судьбу Палестины. Дело было сделано и результатом его стал исход палестинцев со своих земель, отошедших Израилю по решению ООН, либо им завоеванных по итогам войны 1948-49 гг.

Дальнейшее хорошо известно – несколько полномасштабных арабо-израильских войн, а между ними практически непрекращающиеся стычки, теракты и т.д. То есть решение по формуле «два государства» не стало панацеей, сотни тысяч жизней за почти 75 лет были погублены, миллионы стали беженцами, миллиарды и миллиарды ушли на гонку вооружений на Ближнем Востоке, и конца-краю этому не предвидится. 

При этом второго государства так и не возникло. Те два кусочка территории, на которых по соглашениям в Осло в начале 90-х Израиль согласился предоставить палестинским арабам какую-то государственность – Западный берег и сектор Газа, были изначально нежизнеспособны. Это не Гонконг с Макао, а страшно перенаселенные анклавы с нищим населением, без развитой инфраструктуры и экономики. 

Поэтому создать  на Ближнем Востоке, а, конкретно, в Палестине оазис благоденствия по другую сторону забора рядом со страшной бедностью и отсталостью, невозможно. Как невозможно заставить людей забыть историю, причем недавнюю. Если евреи помнили две тысячи лет изгнания, где их родная земля, то почему о том же самом должны забыть арабы спустя  75 лет?

Наверное, глядя с позиций сегодняшнего дня, идея создать в Палестине  еврейский очаг  была не слишком удачной идеей, она принесла много крови и слез, а от Холокоста  никак, или почти никак, не защитила. Но что сделано, то сделано. Обратно Израиль не родишь, и миллионы его обитателей проживают на палестинской земле уже 2-3-е, а то и 4-5-е поколение. Это тоже уже их родина. Поэтому надо смотреть в будущее, не утопически – как смотрели сионисты, или как смотрели арабы, думая вооруженным путем победить Израиль, а реалистически.

Сегодня даже не то, что обе стороны не готовы к уступкам, а нет просто почвы для компромисса, настолько глубока пропасть между двумя мирами. Однако очередная война с «Хамасом» показала, что ситуация и в мире и в регионе меняется, пусть медленно и не очень заметно. 

Во-первых, наметились самые отдаленные, но признаки эрозии поддержки Израиля Америкой, главного фундамента побед еврейского государства. Все президенты США клянутся на верность Тель-Авиву, и оказывают ему огромную помощь – дипломатическую, экономическую, военную, начиная с того же «Железного купола», защищающего Израиль от ракет. Поддержка Израиля имеет что-то общее с религиозным заветом, что происходит от общности истории обеих стран, которые являются переселенческими мессианскими колониями. Однако в связи с демографическими и культурными изменениями в США, где проживает все больше мусульман, которые приходят в политику, становятся даже депутатами Конгресса, начинают звучать и иные голоса, нежели в пользу односторонней поддержки Израиля.

"Железный купол" отбивает атаку ракет из сектора Газа

Во-вторых, глобализация СМИ приводят к менее западноцентричному взгляду на мир. Та же  «Аль-Джазира» c ее всемирным охватом с самого начала вспышки заняла ясно выраженную пропалестинскую позицию, и сделала обстрелы Газы главной темой на протяжении двух недель.     

В-третьих, демографический фактор, население Газы уже достигло двух миллионов жителей, на Западном берегу живут  еще более 2,2 миллионов. В сумме это дает половину населения Израиля, при том, что в нем самом проживает до двух миллионов арабов.                              

Конечно, арабский мир расколот, идеей освобождения Палестины уже давно никто не живет, для нефтяных монархий Залива с их шальными деньгами собственное благополучие куда важнее. Буквально за полгода до событий в Газе дипотношения с Израилем установили Эмираты, Бахрейн, Марокко и Судан. И никто из них не порвал их после бомбежек. Так что палестинцы могут рассчитывать только на свои силы в основном. Однако и Израиль  виду вышеприведенных фактов тоже не может расслабляться. Нынешняя вспышка боевых действий показала ограниченность его возможностей. Полной или даже вообще победы он не добился. Все закончилось только перемирием. 

Так что ожидать прекращения в обозримом будущем противостояния в Палестине не приходится. Можно смело утверждать, что в ближайшие десятилетия ситуация останется взрывоопасной, и время от времени будет открываться огонь и литься кровь. Единственным приемлемым вариантом урегулирования в долгосрочной перспективе мог бы стать компромисс – либо слияние двух государств в одно, либо сохранение между ними минимальных границ и по сути общей экономики и инфраструктуры. Арабы должны признать, что евреи тоже теперь коренные обитатели Палестины, а евреи, что эта земля такая же арабская, как и еврейская, и что размежевание на столь небольшом участке невозможно. Но сегодня о таком решении невозможно даже и думать. Обе стороны полагаются на силу. 

Текст: Максим Артемьев

Комментировать
Эту новость прокомментировали 1 раз