Сбежавшие из Белоруссии рассказали о «лагерях пыток» в санаториях под Минском

В МИРЕ39 комментариев
Сбежавшие из Белоруссии рассказали о «лагерях пыток» в санаториях под Минском

По словам одного из таких источников, базы отдыха наскоро обтянули колючей проволокой и избивают там задержанных, которым уже не хватает мест в СИЗО и ИВС.

Следственный комитет Белоруссии обещал изучить обстоятельства смерти 25-летнего жителя Гомеля, который был задержан 10 августа на акции протеста против объявленной ЦИКом республики победы Александра Лукашенко на президентских выборах.

«Мужчину направили к месту отбывания наказания, где у того резко ухудшилось самочувствие. Гомельчанина доставили в учреждение здравоохранения, где он скончался», — рассказал глава отдела информации и связи с общественностью центрального аппарата СКБ Сергей Кабакович. По его словам, осмотр тела умершего не выявил «видимых телесных повреждений, которые могли бы стать причиной смерти». Ее установит судебно-медицинская экспертиза.

У матери молодого человека своя версия случившегося. Женщина рассказала, что ей сначала долго не сообщали, где находится ее сын и как себя чувствует, а потом заявили, что он умер, — но на тело не разрешили даже взглянуть. Жительница Гомеля говорит, что у парня были проблемы с сердцем, и если его сильно били во время и после задержания, это и могло стать причиной смерти. Иными словами, несчастная мать предполагает, что ее сына подвергли пыткам.

Предположение это не лишено оснований: в последнее время в социальных сетях все чаще появляются отдельные свидетельства того, что при задержании участников акций протеста намеренно подвергают физическому насилию. Вспомнить хотя бы покаянное видео, на котором молодые люди, отвернувшись от камеры, с заломленными за спину руками, обещают «больше не делать революцию». Это издевательство, к которому задержанных явно принудили угрозами или побоями, гордо показали по Центральному телевидению республики.

Сомнения вызывает и записанное главной соперницей Лукашенко — Светланой Тихановской — «девичье» видеообращение, в котором она, с покрасневшим лицом, сидит на кожаном диване и говорит, что «осталась той же слабой женщиной», какой была до решения пойти в политику, поэтому якобы уезжает в Литву и отказывается от претензий на власть. Пользователи соцсетей быстро разглядели тот же самый кожаный диван на других видео, снятых в кабинете главы ЦИК Белоруссии. После этого остается только догадываться, как записывалось обращение Тихановской и принималось ее решение покинуть страну. Представители политика в открытую заявляли, что ее муж после задержания фактически стал заложником Лукашенко.

Политтехнолог Виталий Шкляров, задержанный еще до начала протестов — 29 июля — по делу Сергея Тихановского, передал через своего адвоката, что его пытали, заставив простоять шесть часов голым в «стакане» площадью метр на метр без еды и питья. В камеру к Шклярову постоянно приходят некие люди, которые «общаются» с ним отдельно от следствия. О содержании этого «общения» политтехнологу запретили рассказывать даже адвокату. «Он вообще говорит о них только шепотом. Он боится, очень сильно боится за свою безопасность и безопасность своей семьи», — заявил защитник задержанного.

Протестующие, которым удалось вернуться домой, выкладывают в интернет фотосвидетельства о нанесенных им травмах. На снимках — характерные следы ударов дубинками, выстрелов резиновыми пулями, обширные гематомы.

Участник акции протеста после задержания

Как избивают задерживаемых прямо на дорогах, разбивая стекла автомобилей дубинками и выволакивая людей наружу, можно увидеть в многочисленных роликах, снятых водителями на белорусских дорогах. Судя по одному из таких видео, силовики набрасываются на все машины и сразу переходят к побоям без разговоров и тем более разбирательств.

Анонимный источник из Минска, сбежавший в Россию, рассказывает, что в белорусских тюрьмах практически не осталось мест, поскольку людей активно задерживали еще до выборов, а потом начали «пачками» свозить протестующих. Поэтому, по его словам, неподалеку от столицы республики два санатория приспособили под «концлагеря для пыток».

«9 августа в начале митингов всех задержанных отправляли в СИЗО. 10 августа грузили в СИЗО также, и мест уже не хватало. Людей начали вывозить просто за город, где их просто избивали и бросали в лесу. Отвозили зачастую люди без опознавательных знаков, без шевронов. Кто они и почему они себя так ведут, не говорили», — утверждает источник.

В соцсетях распространяется видео, снятое одним из задержанных в школьном спортзале, куда их поместили из-за отсутствия мест в СИЗО и ИВС. Молодые мужчины сидят на полу рядами, между ними расхаживает человек в униформе.

Источник также рассказывает, что с 11 августа задержанных на акциях протеста начали свозить в два санатория под Минском, которые экстренно обнесли колючей проволокой и превратили таким образом в «лагеря смерти». Там, по словам источника, задержанных «плотно избивают», отбирают смартфоны и принуждают дать определенные показания.

Мужчина уточнил, что если отнятый у задержанного смартфон удается разблокировать (например, насильственно использовав отпечаток пальца или Face ID), то человеку «шьют уголовное дело» на основании якобы найденных в памяти новостей и сообщений. Если смартфон остается «залоченным», человека отправляют под арест на 10 суток — видимо, как предположил источник, власти предполагают, что за это время акции протеста удастся полностью подавить.

Некоторые после побоев соглашаются признать, что занимались организацией или даже финансированием акций протеста. «Кто-то говорит, что он из России, кто-то говорит, что он с Украины, — лишь бы перестали бить», — описывает ситуацию аноним. По его словам, избиения проводятся «целой толпой» ОМОНа и милиции, которые ведут себя так агрессивно и «искренне радостно», как будто им «выдают спецсредства для энергии и злого поведения».

Участник акции протеста после задержания

Правозащитник Сергей Сыс из центра «Весна» обрисовал не такой «этюд в багровых тонах», но тоже очень страшную картину: задерживаются тысячи людей, их везут куда попало, списки доставленных в СИЗО, ИВС и т.п. не то что не вывешиваются, а даже не составляются, и родственники не могут получить о них никакой информации. Адвокатов внутрь, разумеется, не пропускают.

Поскольку по белорусскому законодательству срок административного ареста до суда не может превышать 72 часа, большинство задержанных проводят в заключении по трое суток, после чего их вышвыривают на улицу без составления протоколов. Они рассказывают, что в изоляторах «скотские, ужасные условия» — еду не дают вообще, в камеру на 6-10 человек заталкивают по 25-30 человек, поэтому спать там негде даже сидя, только по очереди.

«В одну из ночей с полуночи до 8 утра несколько десятков человек ночевали на асфальте во дворе ИВС, так как больше было негде. Днем у нас жарко, люди были в шортах и майках, а ночи холодные… В общем, зверские, бесчеловечные условия», — подытожил Сыс. По его словам, многих задержанных долгими часами держат лежа на полу, так что у людей затекает все тело, и начинаются невыносимые боли.

Задержанный в Минске, а затем освобожденный и вернувшийся на родину корреспондент издания Znak.com Никита Телиженко рассказал, что в здании РУВД, куда его привезли после задержания, «люди лежали прямо на полу живым ковром в лужах крови», другие по ним ходили, потом место на полу закончилось, и кое-где задержанных начали укладывать вторым слоем.

«Парень рядом со мной, устраиваясь поудобнее, случайно повернул голову в сторону и тут же получил пинок в лицо армейским берцем. Вокруг шли жесточайшие избиения: отовсюду были слышны удары, крики, вопли. Мне показалось, что у некоторых задержанных были сломаны — у кого руки, у кого ноги, у кого позвоночник, потому что при малейшем движении они орали от боли», — вспоминает журналист.

По его словам, милиционеры заставляли задержанных читать молитву «Отче наш», а тех, кто отказывался, «избивали всеми подручными средствами».

«Сидя в актовом зале, мы слышали, как избивают людей на этажах под нами и над нами. Ощущение было такое, что людей практически втаптывали в бетон», — рассказал Телиженко.

Массовые акции протеста начались в Белоруссии еще до президентских выборов и продолжились после того, как в минувшее воскресенье, 9 августа, ЦИК республики практически через несколько минут после закрытия избирательных участков провозгласил победу действующего главы государства Александра Лукашенко. Спецтехника была согнана в столицу страны заранее.

В первый же вечер силовики начали жестко разгонять протестующих: в частности, в центре Минска автозак въехал в толпу людей сзади, и один мужчина упал под его колеса. Тех, кто пытался его оттащить, ОМОН забрасывал светошумовыми гранатами. Вскоре пострадавший умер в больнице от последствий черепно-мозговой травмы. На следующий день погиб еще один участник акций протеста.

Среди задержанных в Минске оказались граждане РФ, которых белорусские силовики назвали организаторами протестных выступлений, в том числе двое активистов «Открытой России».

Политолог Михаил Нейжмаков заявил «Блокноту», что «у Александра Лукашенко сохраняются резервы, позволяющие удержать власть» — он подготовился к длительной осаде со стороны оппозиционеров. При этом «длительная и заранее стартовавшая уличная кампания может привести к более раннему наступлению психологической усталости у многих рядовых участников этого протестного движения».

Политолог Дмитрий Михайличенко в интервью «Блокноту» назвал победу Лукашенко на выборах «пирровой», а последовавшие за нею события — «трагичными и чреватыми серьезной турбулентностью». Эксперт отметил, что президент Белоруссии начал «переводить стрелки на Россию» и настраивать общество против нее, рассматривая это как «превентивное оружие против ненужной для него интеграции». Отдав силовикам приказ жестко давить протест, Лукашенко, по мнению политолога, «мультиплицировал свою токсичность», накопившуюся в течение 26-летнего срока пребывания у власти.

Комментировать
Эту новость прокомментировали 39 раз