В Москве потомственный психиатр сделал на бывшую жену негативную экспертизу и силой отнял у нее детей

Обращение в редакциюПрокомментируйте новость
В Москве потомственный психиатр сделал на бывшую жену негативную экспертизу и силой отнял у нее детей

В ситуацию вмешалась юрист Екатерина Гордон.

После развода бывший супруг, прикрываясь медицинскими документами, решил отобрать у своей экс-жены двоих дочерей. Будучи потомственным психиатром, он заявил, что женщина психически не здорова и подал на нее в суд. Забрал старшую дочь, а затем силой выволок от матери и младшую. Девочка умоляла ее отпустить, но ни отец, ни приехавшие на место приставы не обращали на ее рыдания внимания.

Анна Чаадаева и ее бывший супруг Дмитрий Цыганков из Москвы прожили вместе десять лет. Через четыре года после начала отношений молодые люди зарегистрировались официально. В браке родилась сначала одна девочка, затем другая.

Отношения у пары не сложились, они разошлись. Девочки остались с матерью. Но это не давало Дмитрию покоя. Он подал в суд, чтобы забрать дочерей себе. А затем без предупреждения приехал в школу и просто забрал старшую дочь к себе. Накануне очередного судебного заседания, Дмитрий явился к младшей дочери и выволок ее силой на улицу. Девочка упиралась, умоляла ее отпустить и кричала, что с отцом жить не хочет. Но мужчина не обращал на нее внимания и стал потащил в машину.

По словам Анны, отношения с супругом у нее начали портиться еще тогда, когда она первый раз узнала, что находится в положении.

— Во время первой беременности начались придирки ко мне. Он всем был не доволен. Это продолжалось всю беременность и затем в течение двух лет с «переменным успехом». Потом родилась вторая дочь. Но отношения ухудшались. Перед разводом он и вовсе уже разговаривал со мной в основном матом. Детей в младенчестве называл «овощами», даже на руки не брал. Все это время я еще надеялась на то, что можно сохранить брак, но он начал замахиваться на меня, и я стала бояться, что все может закончиться плохо. Я поняла, что что-либо сохранять уже не имеет смысла. Все закончилось, когда он все-таки поднял на меня руку… Я получила сотрясение мозга, собралась с детьми и уехала из его квартиры, — вспоминает Анна.

Анна заработала черепно-мозговую травму.

Семь лет назад, 2015-м, супруги официально развелись. Обе дочери остались жить с мамой. Анна переехала в другой район, где у нее было жилье. Дети ни в чем не нуждались — об этом свидетельствуют соответствующие заключения экспертов, которые потребовались женщине позже. Все это время ни у кого не возникало вопросов на этот счет. Анна заботилась о девочках, занималась их воспитанием, а позже и обучением, Дмитрий платил алименты.

Супруги официально развелись в 2015 году.

— Он выплачивал 20 тысяч рублей на двоих детей. Все время угрожал уменьшить эту сумму. Он покупал им одежду, но они носили ее только, когда находились у него. Он так им и говорил: пока живете в Отрадном — то есть у меня — вас, мол, должна обеспечивать мать, — рассказывает Анна.

Девочки проявляли способности к спорту. Анна отправила их на теннис. Дмитрий, по ее словам, некоторое время был не против и оплачивал поездки на турниры, перетяжки ракеток, покупку новой формы, но потом перестал. Сами занятия, говорит Анна, оплачивала все время она сама.

Дмитрий отправлял супруге неприятные письма.

— После развода отношения у нас сложились не самые лучшие. Он вел себя агрессивно, ругался, желал мне смерти. Постоянно угрожал, что отнимет детей, и они будут жить с ним. Я всегда пыталась договориться, но это оказалось невозможным, — говорит Анна.

В конце концов, Дмитрий начал действовать радикальными методами. Он подал иск, и в суде выдвинул версию о том, что его 38-летняя экс-супруга будто бы психически не здорова.

— По инициативе бывшего супруга в суде была проведена психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Анны. Сама она была против — и вот почему. Отец бывшего супруга — Борис Цыганков — профессор, член-корреспондент РАН и вице-президент Российского общества психиатров. Сам Дмитрий — потомственный психиатр. Бывший супруг настойчиво просил назначить экспертизу в Психиатрической клиническая больница № 13. Судья ходатайство удовлетворил. В состав комиссии при этом входил специалист, Татьяна Евдокимова, которая под руководством отца экс-супруга, то есть дедушки детей, Цыганкова-старшего защитила диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук. Как может быть такая экспертиза объективной? — отмечает защитница Анны, юрист фирмы «Гордон и сыновья» Юлия Юдина.

Юридическая фирма известной правозащитницы Екатерины Гордон «Гордон и сыновья» вступила в дело после проведения экспертизы на стадии вынесения решения суда первой инстанции. Как пояснили юристы, в 2015 году Анна проходила экспертизу в Национальном медицинском исследовательском центре психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского. У нее выявили неполадки с щитовидной железой. Никаких проблем, которые влияют на воспитание детей, у нее не нашлось.

Жилищные условия Анны также позволяют воспитывать детей.

— Основываясь на тех же заключениях медиков, которые были сделаны еще в 2015 году, на этот раз эксперты почему-то сделали вывод, что мама «может нанести психический и физический вред детям», воспитывать их не может, и у нее их необходимо отнять, — говорит Юдина.

Защитники молодой мамы заявили отвод эксперту. Но судья в отводе отказала, не увидев в этом факте никакой заинтересованности одной из сторон.

— Экспертиза соответственно была не в пользу нашей доверительницы. На рецензию судья предоставила только три дня. Но мы столкнулись с тем, что большинство московских психиатров отказались с нами сотрудничать, поскольку не хотели входить в конфликт с авторитетным ученым Борисом Цыганковым. В ходе заседания судья Замоскворецкого районного суда Наталья Хайретдинова отказала нам в удовлетворении более десяти ходатайств, хотя мы просили провести повторную экспертизу, вызвать в суд эксперта, приобщить общие фото матери с детьми, поскольку они с самого рождения находились с ней, и она их воспитывала. Но во всем этом нам было отказано. Но фото отца с детьми судья приобщила, — рассказывает Юлия Юдина.

Не приняла во внимание судья и угрозы и оскорбления Дмитрия в адрес Анны. Юристы нотариально заверили переписку, но в суде посчитали, что она не имеет отношения к делу.

— В этой ситуации ключевым является мнение детей. До достижения десяти лет — а с десяти лет начинают опрашивать в суде — оставалось меньше месяца. Мы просили судью отложиться заседание, дать отпраздновать десятилетие и вызвать девочку, ведь это самое главное, на что должен ориентироваться суд. Но суд нашу просьбу проигнорировал, — объясняют юристы.

Из-за этого и той самой негативной экспертизы Анна проиграла в суде. Но когда ее младшей дочери исполнилось десять лет, Анна решила вновь искать справедливости. Пользуясь прошлым решением суда и понимая, что теперь девочка сама сможет сказать, с кем хочет остаться, отец вознамерился решить вопрос силой.

Екатерина Гордон.

— Даже если есть судебное решение, даже если пришли приставы, но десятилетний ребенок отказывается идти, никто не может насильно его тащить. Это гигантская трагедия и для ребенка, и для мамы. Хотелось бы обратиться ко всему психиатрическому сообществу. Это ваши коллеги! Психиатрия не должна работать против людей. Это подлость и свинство, когда психиатрия становится оружием в семейных разборках и калечит судьбы детей. Научное сообщество используют как способ манипулирования судами. А отец, представитель этого психиатрического сообщества, тащит дочь силком на глазах у мамы и совершенно не думает, как это отразится на ее психическом здоровье. Мы теперь у всех женщин, у которых есть заболевания щитовидной железы, будем отбирать детей? — высказалась правозащитница Екатерина Гордон.

Екатерина Гордон лично и юристы ее компании «Гордон и сыновья» обращались и в Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, и в Психиатрическую клиническую больницу № 13 с просьбой провести независимую экспертизу. И только в Санкт-Петербурге удалось найти психиатра, готового оспорить экспертизу и провести независимое исследование. Анна и ее юристы надеются, что найдется судья, который вынесет решение не в угоду мести, а с учетом, прежде всего, желаний и интересов ребенка.

Не отстают от российских мужчин и испанцы. Так, «Блокнот» писал о россиянке Ирине Платовой, у которой отобрал ребенка муж-испанец. Когда мальчику исполнилось 11 месяцев, между супругами произошла крупная ссора, и он выгнал жену из дома.

Если вас обидели, если вас не слышат чиновники, если управляющая компания творит беспредел — пишите в нашу рубрику «Обращение в редакцию». Присылайте ваши письма на электронный адрес bloknotmoskva@gmail.com или пишите в WhatsApp по номеру 89508687378.

Полиция сорвала групповую секс-вечеринку в подвале дома в центре Москвы

Оказалась не нужна: 9-летняя Самира из Волгоградской области ищет приемных родителей

«В кандалах и клетке»: в Москве за убийство байкера семье мигрантов из Азербайджана грозит пожизненное

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

«Такую страну невозможно победить»: появилось видео, на котором Илон Маск заявил о поддержке России и Путина

В МИРЕ

Предположительно, это часть интервью, которое известный предприниматель дал на скандальном шоу Дона Лемона.

«Возникло ощущение, что мы работаем»: в парламенте Крыма забыли выключить микрофон

Власть

Крымские депутаты забыли выключить микрофон во время заседания

Глава Крыма призвал ужесточить миграционное законодательство для защиты прав россиян

ОБЩЕСТВО

Об этом глава республики Сергей Аксенов сказал в интервью телеканалу «Россия 24».

«Для Украины наступит ад»: когда ждать большого наступления армии России

В МИРЕ

Украинские военные уже лихорадочно роют окопы, так как у них мало времени.

"Солдаты неудачи": семья погибших на Украине колумбийских наемников рассекретила тайну Киева

В МИРЕ

Украинские вербовщики тщательно скрывают, что на самом деле вербуют смертников, причем практически бесплатно.

Началось: Киев неожиданно отказал в консульских услугах миллионам украинских беженцев, поймав их в ловушку

В МИРЕ

Глава МИД Украины Кулеба заявил, что государство не обязано оказывать услуги тем гражданам, которые отказываются заниматься обеспечением его безопасности.