Рейтинг московского образования как подкоп под образование

ОБЩЕСТВОПрокомментируйте новость
Рейтинг московского образования как подкоп под образование

Давно известно, что в России многие заимствованные вещи, обращаются в свою противоположность. Еще с петровских времен новейшие достижения европейской цивилизации могут использоваться у нас вовсе не для улучшения блага людей. И обезьянничанье часто имеет под собой основанием не просто бездумное подражание, но рациональную составляющую, ведомую только тем, кто предлагает нововведение.

Максим Артемьев

Например, столь же давно известно,  что любая реорганизация – удобный способ избавляться от неугодных. Когда объявляется о новшествах  с целью «повышения эффективности», можно быть уверенными, что в ходе нее будут решаться вопросы не только увеличения объема продаж или числа просмотров.

Помнится в редакции одного журнала, где я тогда работал, появился новый главред сайта. И вот одна из первых моих статей, которую я ему показал, и которую он задержал, касалась модного KPI, которое я высмеивал применительно ко внутренней российской политике – тогда как раз в АП объявили, что разработаны некие KPI для губернаторов. Я никак  не мог понять  - почему главред против критики очевидной чиновничьей глупости? При том, что издание позиционировало себя как независимое и весьма критическое. 

Оказалось, что он сам  как раз и пришел в редакцию, принеся с собой инновации в виде этих самых KPI, но уже для журналистов. Помимо абсурдности самого принципа использования KPI для характеристики пишущих  статьи (всех сотрудников заставили переписывать трудовой договор, включая в него слова: «обязуюсь, что в сентябре 20.. года мои статьи будет просматривать не менее такого-то количества читателей, в октябре такого-то и т.д».  - с конечным выходом к декабрю на немыслимое число), это было очень удобно для расправы с неугодными – каждый отныне в коллективе знал, что с ним легко распрощаются как с не справившимся с заданием повышением числа просмотров, на себя принятым. А не принять было нельзя. Так что кто-то ушел сразу, а кто-то дожидался, пока уволят. Для главреда это, одновременно, открывало возможность набрать лично ему преданных, заменив неприятных «старичков». 

И последнее из личных воспоминаниях о KPI. Над главредом сайта возвышался главред  всего издания. И когда я к нему обратился за разъяснениями касательно инноваций, он, прежде всегда внимательный, страшно побледнел и отрубил: «я не буду вмешиваться!  У нового главреда есть свой  KPI, и он имеет право делать все, чтобы его выполнить».  Через год инновационного главреда со скандалом выгнали, про KPI более никто не вспоминает, но коллектив он успел разогнать. Возможно, для этого его и приглашали.

Но и на уровне государства с иностранными инновациями у нас происходит немало интересного. Например, московский департамент образования при бывшем своем начальнике Иосифе Калине увлекся составлением рейтингов школ. Это было модно и прогрессивно. Мол, любой может зайти на сайт и посмотреть 300 лучших московских школ в порядке убывания. Все гласно и открыто. Менее гласно, уже внутри департамента, местом в рейтинге определялся, как говорят, индекс зарплаты, в первую очередь, директора школы. От места же зависели и иные бонусы и санкции.

Ученики наилучшей, согласно рейтингу, школы Москвы: лицея №1535. Фото: официальный сайт школы

Вроде бы по-западному, но при ближайшем рассмотрении виден огромный контраст. Зайдем на сайт департамента образования Нью-Йорка или школьного округа Чикаго. Ничего подобного московскому опыту мы там не найдем. Тут следует сделать важную оговорку, также характеризующую наше время. Один знакомый политтехнолог, съездив в Америку, ныне активно поставляет на рынок политических услуг всевозможные «ранкинги». Услышав в Штатах такое слово, он точно сообразил, что клиентов можно заманивать непонятным, но звучащим для них волшебно словом – по соображениям престижа. У других  - «рейтинги»,  а у него – новое слово  в политтехнологиях, «ранкинги».

На самом деле, разница между rating и ranking значительна. Рейтинг дает оценку предмету или явлению вне связи с другими фактами, а «ранкинг» их выстраивает по ранжиру, то есть по местам. То, что делает московский департамент образования – именно ranking. При рейтинге же школе просто выставляют оценку, допустим, «A, B, C, D, E», и школы не сводят их вместе. 

Скажем, в Чикаго имеется The School Quality Rating Policy (SQRP) и в рамках «Ежегодного районного анализа»  (The Annual Regional Analysis (ARA)) каждый родитель может посмотреть на сайте, какая оценка у школы, которое посещает их чадо.  Причем это даже не столько «оценка», сколько характеристика. Но ни о каком «ранкинге» не может быть  и речи, ни о каких топ-100, 200, 300. Аналогично и в  Нью-Йорке, там тоже проводится свой SQRP, результаты которого всем доступны. Основное внимание уделяется разнообразию, транспортной доступности, демографии, насыщенности школами, проще говоря, ARA показывает проблемы конкретного района большого города, чтобы родители могли делать свой выборы, а школьные советы знали над чем работать. 

Сама же попытка построить и выставить в Интернет от лица департамента список «ста лучших», немедленно вызвала бы скандал и отставку руководства городским образованием. Ведь это означало бы, что за средства бюджета одни дети получают лучшее образование, другие  - худшее, в  одних школах дают больше, в других меньше. Это все равно как если бы торговая сеть объявляла какой магазин у нее на первом месте, какой на последнем. И кто бы тогда пошел в последний? Такая практика противоречила бы всем установкам на равенство возможностей и стартовых позиций, особенно для  такой деликатной категории как дети. Да и руководство оказывается в глупом положении – оно не может наладить  в вверенной ей сфере нормальную работу, кто-то работает хуже, а кто-то лучше. Да, «ранкингов» нью-йоркских или чикагских школ в Интернете сколько угодно. Но все они составлены вне соответствующих органов образования, независимыми организациями. 

Почему в московском департаменте этого не поняли, можно только догадываться. Возможно, память о «блатных» школах советского времени – языковых спецшколах, куда стремились пристроить своих отпрысков столичная элита. Мол, раньше эти заведения были «элитными» негласно, а теперь наоборот.  Возможно, в рейтинге департаментское руководство видит удобную дубинку, которая в любой момент может  опуститься на голову директоров. Вероятен и момент пускания пыли в глаза, всех этих красивостей в виде рейтингов, графиков, эффектных картинок и отчетностей.

Как бы там ни было, но чиновники от столичного образования явно на этот раз перемудрили. Рейтинг рейтингом, но устраивать социалистическое соревнование на новый лад среди школ – не очень хорошая идея. 

Метки
Комментировать
Эту новость прокомментировали 0 раз