Реакция военкоров на приговор Треповой*: «Такие должны садиться пожизненно»

Актуальный вопросПрокомментируйте новость
Реакция военкоров на приговор Треповой*: «Такие должны садиться пожизненно»

Журналисты посчитали, что 27 лет для террористки — мало.

Дарье Треповой* вынесли самый строгий женский приговор в истории России: она получила 27 лет колонии общего режима. О решении суда в отношении убийцы Владлена Татарского высказались военные корреспонденты. Каждый из них посчитал приговор ещё достаточно мягким, а саму Трепову — предателем Родины. 

Так, военкор Юрий Котенок думает, что террористка должна была получить высшую меру наказания — пожизненное заключение. 

«Смертная казнь у нас сейчас заменена, поэтому такие должны садиться пожизненно. Приговор должен быть маркером на подобные деяния. Вся эта сволочь, которая нам противостоит, расписывала переживания, действия Треповой — как ушла, что говорила. Уже идёт романтизация и оправдывание. Так что пожизненный приговор и забвение — только таким образом», — высказался военкор.  

Юрий Котенок

Кроме того, Юрий уверен, что западные спецслужбы будут пытаться обменять террористку, чтобы показать, что можно избежать наказания за теракт. 

«Запад будет пытаться её обменять. Не потому, что она им нужна, а чтобы показать, что можно устроить теракт и оказаться на свободе. А после обмена и пользования её можно будет убрать, списав это на русских», — заявил журналист. 

Александр Коц согласен, что Треповой «дали мало». По его мнению, сколько лет не дай убийцам и террористам — будет мало в любом случае: и 27, и 30, и 35. 

«Она сейчас пока смеётся, потому что не понимает, в какую новую реальность она скоро попадёт. Общий режим женских зон, это прямо скажем, не самая вегетарианская среда. 27 лет там — это не курорт. Даже год, два, три. Я без злорадства. Констатация. <...> Cегодня многие, кто хотел бы поработать на противника, выполняя всякие задания, полученные через Telegram, задумаются, стоит ли оно того», — считает военкор. 

Александр Коц

Военкор Сергей Колясников также подчеркнул, что пример Треповой заставит задуматься людей, планирующих работать с западными спецслужбами. У них только одна дорога — за решётку. 

«Треповой 26 лет. Она красиво играла в разведчицу. Втиралась в доверие, следила, меняла имена и причёску, вела соцсети, готовила пути отхода. Когда она выйдет из тюрьмы — ей будет больше 50 лет. Всю жизнь она будет видеть алюминиевую миску, баланду и небо в решётку. Про неё не вспомнит её куратор. И даже мы про неё забудем уже завтра», — подчеркнул журналист. 

Сергей Колясников

Евгений Поддубный назвал действия Треповой не просто изменой Родине. По его мнению, это «предательство в чистом виде». 

Евгений Поддубный

Сама Дарья Трепова свою вину по-прежнему не признаёт. Защита девушки заявила, что будет обжаловать приговор, так как поводов для такой строгой меры пресечения нет. В своём последнем слове террористка заявила, что доказательств недостаточно. Трепова якобы не знала о том, кто такой Владлен Татарский, и о взрывном устройстве внутри статуэтки, которую принесла на встречу с военкором. По словам террористки, она «честна перед Богом».  

* — признана террористом и экстремистом

«Слишком жёстко»: полуслепой мобилизованный получил 5,5 лет тюрьмы за дезертирство

Москва 2.0: ВСУ готовятся ударить по Москве ракетами, потопившими одноименный флагман Черноморского флота

Житель Ставрополя получил 8,5 лет за дискредитацию российской армии в социальных сетях

Комментировать
Эту новость прокомментировали раз

История с мигрантом, зарезавшим москвича на глазах невесты, получила неожиданное продолжение

ОБЩЕСТВО

Московские следователи переквалифицировали дело на более тяжкую статью - убийство, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений.

В Волгограде банда подростков снова избила пассажиров автобуса

РЕГИОНЫ

Хулиганов задержали, ближайшие 2 месяца они проведут за решеткой

"Ну и кто тут все-таки главный?": на Украине посмеялись над "влиятельным человеком планеты"

В МИРЕ

Журнал Time включил в топ-100 не президента Незалежной Владимира Зеленского, а его "продюсера" Андрея Ермака.